ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

 СВЕТЛЫЙ АНГЕЛ

Однажды Ангел Света, малыш еще, летя над полем битвы двух армий, задумался, остановился и присел на краешек малюсенького облачка. “Дай посмотрю, что делают воители сих храбрых армий,”- шепнул тихонько Ангел самому себе и посмотрел направо.

Внизу все вставши на колени молились перед образами бога, святых - у кого что было. Их губы шептали молитву тихую, и голосом, чуть слышным, все они просили одного: победы над врагом. И каждый также просил сберечь его для своих близких. Молитвы тихие, но страстные, исполненные веры и надежды шли от сердца. “О! Как прекрасны воины в своем порыве чести, благородства, храбрости, отваги, нежности к своим родным, и как сильна их вера в победу над врагом, - шепнул умильно Ангел. - Взглянем же на врагов налево от ничейной полосы, страшилища, наверно.”

Внизу налево проклятые враги тех первых, все вставши на колени молились перед образами бога и святых - у кого что было. Их губы шептали молитву тихую… И голосом, чуть слышным, все они просили одного: победы над врагом. И каждый также просил сберечь его для своих близких. Молитвы тихие, но страстные, исполненные веры и надежды, шли от сердца. “О, как прекрасны воины…- начал было Ангел, но спохватился. - Минуточку. Так где же правда? Кто враг? Никто не хочет погибать. У всех родные. И обе стороны хотят победы. Но, если я не ошибаюсь, так не бывает. Победа лишь одна. Нет, ничего не понимаю.” Тут бедный Ангел так глубоко вздохнул, что с облака чуть не свалился. “Однако, - сказал он, - посмотрим это представленье до конца, говорят же: театр военных действий. Ничего себе - театр. А пока… пока все спят, последую примеру их и подремлю до утра. Но, боже упаси, ни с кем из них. Кто знает… Нет. Только на нейтральной полосе. Даже на облаке покоя нет - ведь скоро оно исчезнет. Ох, ох, тяжки наши грехи, как люди говорят, не ангелы, конечно.”

Сказавши это, опустился тихо Ангел на полосу нейтральную, нашел охапку сена и прикорнул. Прошли минуты… годы… вечность… - кто ж знает. Но вдруг срашнейший грохот вспорол покой и тишь. Бедняжка Ангел вскочил, едва успев на облако вспорхнуть. Но только сел, как дым пахнул в лицо испуганному Ангелу. “Мой бог! Куда бросаться? От кого бежать? Кто побеждает? Какой кромешный ад! Что делать?” - Светлый Ангел заметался.

“Бог с нами!” - кричали обе стороны. Оторопевший Ангел взлетел повыше, остановился, замер, ужасаясь, но продолжал смотреть. Внизу летали ядра, пули, железные обломки, валились люди, земля фонтаном разлеталась в вихре взрывов. Так длилась эта вакханалия, кроваво-черная, до вечера. Спасительная мгла утишила безумие… Но Светлый Ангел так и не понял, кто победил? Он осторожно слетел пониже и замер в ужасе: земля, изрытая воронками, разбитые дома и всюду куски тел и трупы. Как говорят обычно: поле брани. Над ужасом царила тишина.

“Ах, боже мой, - взмолился Светлый Ангел, - как обычно, как просто стало убивать. Бог мой, услышь меня! Ответа я прошу на этот тихий ужас. Я в этой тихой, страшной, мертвой тишине хочу ответ услышать.”

Вдруг Ангел понял, что не один. Он оглянулся и увидел толпы душ, покинувших убитые тела на поле битвы. Они шептали что-то друг другу и, договорившись, все вместе направлялись к замку - прекрасному воздушному строенью, и скрывались под сводами его. Ангел Света последовал за ними: “Послушаем, о чем они теперь заговорят.”

Он подлетел поближе к двери замка, подождал, пока все души заходили и кланялись Архангелу, стоявшему у двери. Так было тихо, мирно и спокойно…

Светлый Ангел хотел войти последним, но Архангел очень вежливо его остановил: “Нет, милый мой, не заходи, не надо, нам нечего там делать, мы ж не люди. Все эти души обрели теперь покой и мир, а также ясность мысли и души. Сейчас они должны все вместе разобраться и каждый по отдельности: что ж произошло, зачем и почему? Но только сами. Наконец, они должны понять - и, может быть, поймут на этот раз - законы вечные духовной жизни: пусть знают, что добрая энергия и злая возвращается всегда к источнику, ее пославшему, что зла нельзя желать хоть даже и врагу, ибо это зло вернется к породившему его. К источнику Как бумеранг. Желание - энергия, она не пропадает, она достигнет цели и возвратится, усиленная много раз. Пусть будет она светлой, созидательной… Я против принципа: ударят по одной щеке, подставь другую. Нет. Но: не дай себя ударить. Сейчас же эти души должны понять, что тело - только оболочка души, которая безсмертна, что, кроме жизни на Земле, есть жизнь другая - после смерти тела. Душа - носительница зла или добра продолжит жизнь, чтобы добиться очищенья от грязи, злобы, суеты земного мира и получить возможность открыться доступу чистейшей, живительнейшей и благодатнейшей космической энергии, что чудеса творит, по выражению людей. Но чудеса - обычное явленье для духовно чистых. Путь очищенья долог, но нет пути другого, хотят ли люди или нет. Мир поменялся, сейчас иное время: оно дарует людям пространство жизни, где все желания мгновенно исполнимы, если они прекрасны. А посему не заходи сюда, я тоже человеком был и знаю, все эти люди, вернее, души их, самостоятельно должны ответить за свою жизнь и за свои дела, а не просить кого-то сделать это за них или просить прощенья. Ибо не прощенье нужно, а пониманье. Мысль нужна. Пусть учатся и чувствовать и думать самостоятельно. Без разрешения на то, без благословленья. И отвечать самим не только за свои поступки, но и мысли. За мысли тоже надо отвечать. И если вдруг они поймут хотя бы, что всему начало - движение души: ко Мраку или Свету, они не зря здесь оказались.. Пошли отсюда, это место не для нас. Уже…”

Наталия Гаттас
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.