ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

• Этапы развития социализма в России
 (К 100-летию Октябрьского переворота)

В обиходе мы, не задумываясь, весь исторический период с ноября 1917 года (Октябрьского переворота) до декабря 1991 года (Беловежского сговора) называем советским: «При советской власти…», «После советской власти…» и т.д.

Но, во-первых, власти советов у нас никогда не было, если не считать короткий период двоевластия летом 1917 г., когда эсеро-меньшевистский Петроградский совет пользовался не меньшим влиянием, чем Временное правительство. Все последующие годы реальная власть принадлежала Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) – КПСС и его аппарату, который диктовал свою волю советам депутатов трудящихся, во главе советов назначал своих проверенных людей, ставил перед ними конкретные хозяйственные и социальные задачи. Сами же советы представляли собой декорацию, изображавшую выборность органов власти.

Во-вторых, социалистический строй, именуемый Советской властью, о котором люди хорошо помнят по 1970-1980-м годам (а некоторые и по 1950-1960-м), в действительности прошёл несколько этапов за время своего существования.

Перед захватом власти большевики во главе с Лениным бросили в народ привлекательные лозунги: «Земля – крестьянам, фабрики – рабочим, мир – народам, власть – советам!». Это был заведомый обман, о чём Ленин и его «гвардия» хорошо знали. Крестьян сразу же начали «раскулачивать», сгонять в коммуны и обкладывать продразвёрсткой (выметая подчистую даже семенное зерно и обрекая людей на голодную смерть), фабрики и даже самые мелкие мастерские сделали государственной собственностью, а вместо мира превратили, как и планировал Ленин,«войну империалистическую в войну гражданскую» с большим на порядок числом жертв. Это был Первый Русский холокост. О фиктивности власти советов сказано выше.

Зачем это было нужно Ленину? А затем, что это и есть путь к настоящему, рафинированному социализму, к царству равенства, в разных вариантах изложенному в учёных трудах древнего грека Платона, затем англичанина Т.Мора, затем итальянца Т. Кампанеллы, затем социалистов-утопистов, затем Маркса-Энгельса и много-много ещё кого. Суть его – в нескольких незатейливых постулатах. Первое – никакой частной собственности, всё должно быть общим, ибо частная собственность есть источник несправедливости и всех людских пороков. Во многих «учениях»,включая марксизм, обобществлялись даже жёны и дети (наиболее видным проповедником этого обобществления была большевичка Коллонтай). Второе – население превращается в армию (часть в военную, большинство в трудовую), живущую в казармах под присмотром «доверенных». Подразделения труд армии по решению «избранных» могут перебрасываться на разные участки трудового фронта – от полевых работ до строек. Третье – никто не должен выделяться ни своими талантами, ни своим умением. Все равны и все, независимо от ума и способностей, получают равную пищу и одинаковые вещи для личного пользования, кроме, конечно, «доверенных» и «избранных». Четвертое – вместо денег, которые есть зло по определению, в силу вступает натуральный товарообмен. Пятое – со временем, когда все люди станут одинаково хорошими, государство с его полицейскими функциями само отомрёт. Во всех поздних «учениях» был и шестой постулат: уничтожение религии и христианской церкви, ибо христианство поощряет развитие личности, что противоречит третьему постулату.

Подобный социализм с разными оттенками имел в истории и практическое воплощение. Он был в Древнем Египте и Древней Месопотамии, где труд армии выращивали хлеб, строили ирригационные системы, дворцы и пирамиды, а «трудармейцы», не имея ничего своего, получали продукты и вещевое довольствие из казённых складов (своего рода фондов общественного потребления). Был он в Древнем Китае, где труд армии возводили Великую Китайскую стену и выращивали рис. Был он и в более поздней Империи инков в Южной Америке.

Однако при построении такого социализма Ленин и его соратники потерпели поражение от народа. В стране заполыхали восстания, и не только крестьянские. Восстал даже пролетариат – «передовой отряд революции» (Петроград, Тула, Воткинск, Ижевск, Сормово, Астрахань, Тверь, Брянск и т.д. и т.д.). Кульминацией стали Тамбовское и Кронштадтское восстания (1921), после чего Ленин своим гибким умом первым понял, что надо отступать, иначе не сносить головы, и ввёл НЭП – «всерьёз и надолго, но не навсегда» (а только до новой революционной ситуации в Европе, которая, к счастью, так и не воз-никла). К тому же, невежественная в государственном управлении «ленинская гвардия» довела экономику до полного краха (свалив потом всю вину на гражданскую войну и интервенцию).

Второе наступление на народ большевики предприняли в 1929 году, начав коллективизацию, приведшую к голодомору 1932 – 33 годов, и новую волну репрессий против всех, кто не вписывался в социализм, – ещё оставшейся старой интеллигенции, офицерства и духовенства. Это был Второй Русский холокост. Жертв было поменьше, но счёт всё равно шёл на миллионы. Однако на сей раз наступавшие ставили перед собой намного более скромные задачи (потому и жертв было меньше) – лишь убрать с дороги носителей традиционной русской культуры и духовности да обобрать крестьян для столь необходимой стране индустриализации (хотя многие исследователи считают, что коллективизация этой задачи не решила).

От прочих догматов социализма дальновидный Сталин во второй половине 1930-х годов отказался, даже оставил частную собственность в виде крестьянских подворий, потребительских и небольших производственных кооперативов, а к началу войны (Третьему Русскому холокосту) стал проявлять и терпимость к Православию. Правда, труд армию в форме Гулага он всё же сохранил, направляя её на стратегически наиболее важные объекты экономики, но эта армия составляла лишь несколько процентов (максимально 2,2% в 1940 г.) трудоспособного населения, да и подавляющая её часть состояла из людей, наказанных за уголовные преступления. Оставил в полукрепостной зависимости и крестьян, хотя колхозы это всё же далеко не коммуны (с их общим личным имуществом, общими столовыми, а в перспективе и с общими спальнями).

Достижениями того социализма были высокая общественная нравственность, межнациональный мир, ничтожная степень социального расслоения (владения и привилегии представителей власти не были наследственными), всеобщее обязательное образование, отсутствие безработицы и т.д. и т.п. И абсолютно не важно, что не было западной демократии (дословно «власти народа», которой в истории никогда не существовало), важно, что власть работала в интересах народа.

В таком виде, да ещёс высокоразвитой наукой и экономикой, с самой сильной в мире армией, с огромными фондами общественного потребления социализм и дожил до 1986 года, меняясь лишь в деталях, в зависимости от объективных условий и субъективных прихотей Хрущева и Брежнева, пока к власти не пришёл могильщик социализма Горбачев. Этот социализм и остался в народной памяти, и с именем Ленина он никак не связан. Ленин был разрушителем, строителем стал Сталин.

Между тем имя Ленина в массовом сознании ассоциируется именно с этим, а нес созданным им тираническим казарменным социализмом («военным коммунизмом»). Его имя оказалось на удивление удобным. Под знаменем Ленина Троцкий воевал против Сталина и под этим же знаменем Сталин разгромил троцкистов, под знаменем Ленина трусливый Хрущев расправлялся с мёртвым Сталиным, под знаменем Ленина Брежнев убрал «волюнтариста» Хрущёва. (Теперь под знаменем Ленина стенает о почившем социализме КПРФ – видимо, так жить комфортнее. Если встать под знамя Сталина, то в обстановке царящей в государстве сталинофобии можно и хлебных депутатских мест лишиться.)

Всё это не случайно, как не случайно и то, что Бога большевики «отменили». Нужен был новый бог – коммунистический, которому должно молиться всё население, и для новой божнички лучше всего подошёл Ленин, а роль пророков последовательно играли Сталин, Хрущёв и Брежнев. Правда, двое последних оказались бездарными актёрами.

Были ли у сталинского социализма недостатки? Были! Были и очевидные пороки. Перечислять их и анализировать не будем – это большая отдельная тема. Они стали отчётливо проявляться через несколько лет после войны, т.е. в самом конце жизни Сталина, когда разрушенная войной страна была уже восстановлена и нужда в мобилизации всего народа отпала. Но холерический Хрущёв, пытаясь исправить одни недостатки, многие другие недостатки усугубил, а любитель личного спокойствия флегматичный Брежнев исправлять ничего не стал и ещё добавил свои. В итоге, недостатков накопилось так много, а между властью и народом образовалась такая громадная пропасть, что подрывной работы пятой колонны социализм уже не выдержал.

И всё же, если человечество не погибнет от рук глобалистов, к социализму как к са-мому справедливому общественному строю оно обязательно вернётся. Вернётся, используя бесценный опыт многострадальной России.

Валерий Габрусенко.
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.