ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Иван Великий

555 лет назад, в марте 1462 года, на великокняжеский московский престол взошёл 22-летний Иван III Васильевич, правивший 43 года, – один из самых выдающихся государственных деятелей в истории России, прозванный за свои дела Великим.

Из них наиболее известно «Стояние на Угре» в 1480 году. Тогда ордынский хан Ахмат, желая наказать Москву за неуплату дани и независимую политику, собрал большое войско и дошёл до реки Угры, но на противоположном берегу его встретило столь же сильное русское войско. Обещанная помощь Литвы не пришла, в одиночку хан воевать не рискнул и, простояв у реки 1,5 месяца, бежал, а вслед за ним бежало его войско. Так окончилось 240-летнее татаро-монгольское иго.

Это событие – самое яркое в глазах нашего современника, однако в нём отразилась вся государственная программа Ивана. Скажем честно, у некоторых последующих правителей России программ государственного строительства не было вообще. Не было её у Петра I, который действовал больше импульсивно – по настроению и обстоятельствам, чем по определённому плану (разгромив шведов под Полтавой, он не добил их, а затянул войну ещё на 12 лет). Тем более не было её у Ленина, который рассматривал Россию не как независимое государство, а как плацдарм для революционного захвата всемирной власти («Главное – ввязаться в драку, а там посмотрим»). Нет её и у «страшно далёких от народа» нынешних властителей.

У Ивана Васильевича такая программа была, и суть её – в создании мощного, независимого, самодостаточного Русского государства. Ну, а поскольку эта программа соответствовала национальным чаяниям, то есть выражала общерусскую национальную идею, то и выполнялась она успешно.

Процесс собирания Русских земель вокруг Москвы начался задолго до Ивана III. Делалось это где по доброй воле, где с помощью денег, где хитростью, а где и коварством (наговорами некоторых московских князей в Орде на других удельных князей). Иван действовал по-иному – не как вассал Орды, не с помощью Орды, а как Государь Всея Руси (такой титул он стал носить с 1482 года), с опорой только на собственные силы, в том числе и военные.

Доставшееся ему Московское княжество имело весьма причудливо очерченную территорию, с коридорчиками и тупичками: Кострома и Углич были «своими», а ближе расположенные Ярославль и Ростов «чужими». К концу жизни великого князя территория увеличилась почти втрое, простиралась она от Финского залива и Кольского полуострова до Чернигова и Северского Донца, коридорчики и тупички исчезли.

Главными врагами в реализации государственной программы были Господин Великий Новгород и Литва (тогда ещё не поглощённая Польшей). С «республиканским» Новгородом было чуть проще – в нём существовали две партии: промосковская, представлявшая основную часть населения, народные низы, тяготевшие к единоверческой Москве, и пролитовская, представлявшая новгородскую знать, которая была больше озабочена состоянием собственных капиталов, чем национально-религиозными интересами. Когда пролитовская партия во главе с Марфой Посадницей запросилась под власть Литвы, Иван двинул большое войско и у реки Шелони разгромил новгородцев, а затем отправил в Москву и вечевой колокол.

Отношения с Литвой были иными. Подвластные Литве русские князья сами переходили с землями и подданными на московскую службу, что породило две войны – в 1492 – 1494 и 1501-1503 годах. В Москву приехал посредник между сторонами – посланец римского папы. Он упрекал Москву, что та захватывает земли, на которые не имеет никакого права. Москва решительно поставила его на место: «Папе, надеемся, хорошо известно, что короли Владислав и Александр вотчичи [владельцы] Польского королевства да Литовской земли от своих предков, а Русская земля – от наших предков, из старины наша вотчина», перечислив при этом не только то, что уже вернулось в состав Руси, но и ещё оставшиеся за Литвой области, включая Киев. Сам Иван в 1492 году сказал, что у Москвы с Литвою прочного мира быть не может, «пока московский князь не воротит всей Русской земли». И действительно, из последующих 90 лет 40 ушло на войну с Литвой-Польшей.

Если раньше Москва на границах имела русские же княжества, теперь она впервые осталась один на один с иноземными государствами, отсюда принципиально изменилась и внешняя политика. Князь завёл сложные дипломатические отношения с Литвой, Польшей, Тевтонским и Ливонским орденами, Казанским и Крымским ханствами, тонко используя противоречия между своими соседями. Не везде были победы. Безуспешными оказались войны со Швецией и Ливонией, но они дали бесценный боевой опыт Русской армии на западном направлении и продемонстрировали Европе, что на востоке появилось мощное государство.

Не одними внешними приобретениями был занят князь Иван. Учитывая, что каждое новоприобретённое княжество раньше жило по свои законам и традициям, в 1497 году был введён «Судебник» – единый свод законов для всего государства, налаживалась и единая система государственного управления. В стране велось интенсивное крепостное и церковное строительство (достаточно упомянуть стены и башни современного Московского кремля и Успенский собор в Москве), летописание достигло своего расцвета, у государства появился герб – двуглавый орёл.

Разумеется, бывали ошибки. Например, едва не роковым стало долгое попустительство «ереси жидовствующих» – антиправославной, а значит и антигосударственной идеологии, внедрённой в церковные круги иноземцами. Лишь активная позиция игумена Иосифа Волоцкого позволила уничтожить ересь и сохранить единство церкви. И личные качества Ивана не всегда вызывали симпатии, особенно после женитьбы на византийской царевне Софье Палеолог. Тогда, по свидетельствам современников, у князя появились спесь и царственное высокомерие. Случался и неправедный княжеский суд. Что ж, ангелы на троне в мировой истории явление весьма и весьма редкое. Судят же венценосцев по конкретным делам.

Россия благодарна Ивану III. Благодарна за то, что он успешно завершил мучительный процесс создания централизованного и независимого Русского государства, ставшего с тех пор крупнейшим в Европе. Последующим самодержцам ещё предстояло много работы: очистить от этнических разбойников Поволжье и Крым, освободить от польско-литовской оккупации западную и юго-западную Русь, пробить выходы к Чёрному и Балтийскому морям, выйти к Тихому океану. Однако главное сделал он.

Валерий Габрусенко
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.