ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Февральская катастрофа

100 лет назад, в феврале 1917 года в Петрограде начались массовые забастовки рабочих, вызванные нехваткой продовольствия. 27 февраля (12 марта) произошло вооружённое восстание с участием войск гарнизона, которые заняли важнейшие пункты города и правительственные учреждения. 2 (15) марта императора Николая II вынудили отречься от престола, власть захватило Временное правительство.

Смена власти привела к потере государственного управления, к развалу воюющей армии, к цепной реакции распада государства, к астрономическому росту преступности, к обострению голода в столице и… к новой катастрофе – Октябрьскому перевороту с последующими ужасами военного коммунизма, красного террора и Гражданской войны.

Причины Февральской революции коммунистические пропагандисты объясняли (их повторяют и современные либералы) невыносимым социально-экономического положением рабочих и крестьян, разрухой экономики, отсутствием политической свобод, преступным участием и поражениями в Первой мировой войне и падением доверия к высшей власти, в первую очередь – к самому императору. На поверку, всё это оказалось ложью, кроме самого последнего.

Начнём с первого. Социально-экономическое положение населения, конечно, ухудшилось, как оно ухудшилось во всех воюющих странах, однако невыносимым его никак нельзя назвать, в стране голода не было, а голод в Петрограде был создан искусственно – на ближних станциях скопились эшелоны с продовольствием, но до города они не дошли.

Экономика работала в режиме военного времени, и работала достаточно чётко. Потеря некоторой части территории западных губерний на промышленном и сельскохозяйственном производстве сказалась незначительно.

Об отсутствии политических свобод вообще говорить не приходится. Депутаты Думы могли выступать с антиправительственными заявлениями, а газетчики – печатать антиправительственные статьи. Была только введена, как и во всех воюющих странах, военная цензура.

Не Россия напала на Германию, а Германия на Россию, поэтому участие России в войне «преступным» не могло быть по определению. Страна была вынуждена отражать агрессию, отстаивать свою независимость, и вовсе не на пустом месте возник общенародный патриотический подъём.

Военные неудачи были, но они закончились в 1915 году. Враг тогда продвинулся до линии Рига – Двинск (Даугавпилс) – Барановичи – Пинск, т.е. на 100…550 км, считая от западной границы Польши, зато на южном участке русские войска продвинулись в Австро-Венгрию на глубину до 150 км. На Кавказском же фронте били турок только на их территории. (Для сравнения можно посмотреть военную карту осени 1942 года, когда немцы дошли до Волги и Кавказа.) В 1916-м мощный удар Юго-Западного фронта («Брусиловский прорыв») внёс коренной перелом в ход всей мировой войны – стратегическую инициативу немцы с австрийцами безвозвратно потеряли (в связи с этим вспоминаются бессовестные слова, когда-то сказанные Г.Зюгановым, о том, что царская Россия Первую мировую войну вчистую проиграла). К началу 1917-го Русская армия не испытывала недостатка ни в вооружении, ни в боеприпасах.

Генерал Нокс, глава британской миссии в России, никогда не испытывавший тёплых чувств к нашей стране, считал, что к исходу 1916 года перспективы «были более многообещающими, чем виды на кампанию 1916 года в марте того года… Русская пехота устала, но меньше, чем год назад… почти всех видов вооружения, боеприпасов и снаряжения было больше, чем когда-либо при мобилизации, весной 1915 или весной 1916 г…. Качество командования улучшалось с каждым днем… Нет никакого сомнения в том, что, если бы тыл не раздирался противоречиями… русская армия увенчала бы себя новыми лаврами… и, вне сомнений, нанесла бы такой удар, который сделал бы возможным победу союзников к исходу этого [1917] года».

Позднее Черчилль писал: «Согласно поверхностным суждениям, характерным для нашего времени, царский режим принято считать недальновидной, прогнившей, ни на что не способной тиранией. Однако обзор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен скорректировать эти легковесные представления и привести главные факты. Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она выдерживала, по бедствиям, которые она перенесла, по неистощимым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, которые она осуществила…. Царь сходит со сцены. Его и всех любящих его предают на страдание и смерть. Его усилия приуменьшают; его деяния осуждают; его память порочат. Остановитесь и скажите: а кто другой был способен на это? В людях талантливых и смелых, людях честолюбивых и гордых духом, отважных и властных недостатка не было. Но никто не в состоянии был ответить на несколько простых вопросов, от которых зависела жизнь и слава России. Держа победу уже в руках, она пала на землю заживо, пожираемая червями».

Пожирающие черви – в большинстве своём масоны и платные агенты Фининтерна (кадеты, октябристы, эсеры и пр.) – оказались для России опаснее немцев, австрийцев и турок вместе взятых. Эти черви распространяли ложь и клевету в народе, распространяли самые нелепые слухи о том, что армия наша бессильна против немцев, что командование наше – сплошные невежды и казнокрады, что немцы непобедимы, и мы понапрасну проливаем кровь, что Распутин любовник царицы, а царь у него под каблуком, что, наконец, в правительстве – немецкие шпионы, что шпионка даже сама императрица. Работая в Думе, они тормозили любые здравые решения правительства, а их «обличительные» речи тиражировали подконтрольные Фининтерну газеты. Цели своей они достигли – веру в царя необратимо подорвали, и народ «сам захотел» свержения самодержавия.

Была ли вина в национально катастрофе императора Николая II? Да, была! И состояла она, прежде всего, в том, что он не уничтожил червей, разъедавших государство и армию, а повод у него для этого был бесспорный – война. Если бы кто-то из его «обличителей» попытался сказать что-нибудь подобное по адресу высшей власти и военного командования в 1941 – 1945 годах, был бы тут же расстрелян. И это было правильно.

Прошлого уже не вернуть, но урок этот нужно хорошо запомнить. Мы его повторили, вновь позволив червям разрушить наше государство в 1991 году, – повторили по незнанию. Теперь мы знаем, кто черви. Они и сегодня пожирают нашу страну. Но ещё одного урока История нам может не простить.

Валерий Габрусенко,
Новосибирск

 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.