ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

• Об античной славянской поэзии и "Слове о полку Игореве

Хотя фонетические надписи славянской речью найдены повсюду, включая Древ.Италию [В.Модестов «Об одном славянском имени в Помпейских надписях»\ Труды III Археологического съезда, I, Киев, 1879], о древнеславянском языке дохристианской эры, открываемом ими, обывателю известно очень мало. Практически ничего. Это СОВЕРШЕННО не случайно!

Советская (большевицкая) – русофобская наука постулировала бесписьменное прошлое Славянского мира, почерпнув эту нехитрую колониальную интенцию из сочинений немецких шовинистов кон. ХVIII – нач. ХIХ века. Русофобский фейк был передан и «науке» наследника СССР – РФ.

«Изобретение» славянской письменности - было советскими интернационалистами представлено чисто внешним явлением и отнесено лишь к исключительно поздней эпохе: эпохе Кирилла и Мефодия (IХ век). Для закрепления этой басни был даже учрежден в 1978 г. целый «праздник славянской письменности и культуры» (в житии св.Кирилла ничего похожего нет!)… Соответственно, о древних славянских надписях - выполненных знакомыми науке классическими шрифтами и, явным образом, прочитываемых по-славянски, разбросанных по местностям Европы (и не только), по старым публикациям и музейным фондам, последние 100 лет просто не упоминается.

Одною из немногих, нарушивших табу, была книга этнографа-кавказоведа В.П.Кобычева «В поисках прародины славян», вышедшая в 1973 г. в научно-популярной серии с предисловием д.и.н.Королюка, назвавшая ряд артефактов. Часто вы слышали о ней? Лишь в 2002 г. В.П.Кобычева (+1990) упомянул (и только, проигнорировав данные!) в студенческом учебном пособии А.Г.Кузьмин [«История России с древнейших времен», 2002, т. 1-й]. Свободней было русским ученым-белоэмигрантам (и дипишникам). И, открыв сводный труд Сергея Лесного (С.Я.Парамонов) «Откуда Ты, Русь?» [Виннипег, 1968], в России обращающийся в нескольких вариантах (издательств «Донское Слово», «Соратник», «Алгоритм» и др.), в главах VI, ХII, ХIII, ХIV (и др.), мы обнаруживаем ссылки на древнеславянские тексты и извлечения из некоторых из них. Широко пользовался этими данными Валерий Николаевич Емельянов – почему, после захвата в 1999\2000 году власти чекистами, одною из первых, была судебно запрещена и внесена в «экстремистский» карательный индекс именно его книга «Десионизация».

Такими подписями снабжены, в том числе, и знаменитейшие реликвии, напр., «Плат Вероники»: католический «Спас Нерукотворный» (I век Н.Э.). Он подписан:
IС ХС. ОБРАЗЬ ГСПДN NА УБРУСЕ. Начертания букв – как при письме бустрофедоном (строка направо, строка - наоборот), привычном при подписании бытовых предметов… Это еще не доказывает, что Господь, Вероника, Марьям, и др. говорили по-древнеславянски. Но это свидетельствует, что к IV веку, когда в Рим свозились ближневосточные реликвии, славянская речь в Юж.Европе преобладала, настолько, что пояснения писались ею! Опубликовал надпись Антоний Петрушевич – карпаторусинский ученый, русофил и униатский священник. Соответственно, хотя иные его книги, писанные русинским диалектом, в РНБ присутствуют, данного издания в каталогах не обнаруживается [А.С.Петрушевич «О древних иконах с кириллическими надписями, находящихся в Риме», Львов, 1860]. И не удивительно, поскольку энциклопедия «Христианство», изданная под гл.редакцией С.С.Аверинцева в 1993 г., спешит сообщить читателю, что «…местонахождение покрывала Вероники в настоящее время неизвестно» [т. 1, с.355]!

Сергей Лесной: «…третьим примером может служить икона апостолов Петра и Павла, занесенная в каталоге Джузеппе Гримальди в 1617 г. под №52. По характеру письма она относится к самым первым векам н.э.. Рассказывают, что она находилась до VI в. в одном из алтарей церкви Петра, но впоследствии была перенесена в отдел реликвий. <…> В центральной части иконы вверху образ Спасителя с надписью «кириллицей»
IСХС. Слева образ св.Петра с надписью СТЫ ПЕТРI. Справа – св.Павла с надписью: СТЫ ПАВЬЛЬ» [«Откуда Ты, Русь?», Ростов н\Д, 1995, с.192]. По-латыни имя звучит Paulus. U- занимает промежуточное положение между гласными и согласными, и транслятор обозначил это, введя полугласную ерь (наш мягкий знак).

«Неучтенные» надписи - засвидетельствовали, как звучал славянский язык в древности, в 1-м тыс. до Н.Э. – 1-м тыс. Н.Э. (и ранее).

Они приоткрыли, что вплоть до времен Кирилла и Мефодия в нём сохраняло актуальность свойство древнейшего индоевропейского языка: подразделение гласных на длительные и короткие (беглые). В нашей речи последние сохранились лишь как ь- и ъ- разделительные, а также как указатели мягкости (а до 1917 г. также и твердости) конечных согласных.

В прошлом слоги с наполненной (современной) гласной чередовались с краткими. Сформировался ТАКОЙ язык из потребностей устной речи, запоминания, придавая фразе ритмическую (поэтическую) организацию. Где ныне метрической единицей служит стопа с ударным слогом с силовым (либо тональным) ударением, в прошлом была ОДНА наполненная гласная, окруженная кратко звучащими гласными звуками. Таков был древнегреческий язык, и такова древнегреческая поэзия, таковая поэзия персидская - вплоть до Фирдоуси, хотя средневековые языки утратили это свойство.

И так же звучал древнеславянский язык, по-гомеровски! Это плохо и не сразу сознается носителем русского языка – виде его, русского языка наполненности, выработавшейся относительно рано, под воздействием музыкальных балтских языков, раннем возникновении музыкального удорения и тонального строя поэзии, каковою она предстает в былинном – новгородском эпосе.

Древнейшее мировоззрение индогерманцев 4-го – 2-го тысячелетий до Р.Х. восстанавливается по поэтическим формулам, сохранившимся в литературных (поэмы Гомера) и жреческих (веды) памятниках, а также по строю личных аристократических имен, хранимому системою славянских имен: на –слав, -мир, -полк, -волод.

Оно, «поразительно мало связанное с религией» [А.И.Зайцев «Формирование греческого гексаметра», СПб., 1994] - нашло отражение в памятниках героического эпоса, с его тематикой «неувядающей славы», «славы мужей», «бессмертной», «не умирающей на широкой земле» [см. там же]. Именно героический эпос был основой и инструментом формирования мировоззрения древних арийцев.

Это позволяет заключить, что по-славянски во 2-м – 1-м тыс. до Н.Э. слагались поэмы, подобные «Илиаде» и «Аргонавтике», подобно оным - знавшиеся устно, на память. Нартовский эпос, хранящий эпические сюжеты индоарийцев, иранцев, скифов и сарматов, доныне сохранился лишь в прозаических пересказах осетин (переданный ими иным народам Кавказа), утратив поэтическую форму, славянскими народами он утрачен. А во времена, когда писалась та географическая справка, что была внесена как преамбула в «Повесть Временных лет» (1110-е гг.), он бытовал по-славянски, причем эпический этноним еще не оторвался от имени страны (Норик), и путеводитель специально поясняет: «Нарцы еже суть словене». Эпическою же поэзией пользовался составитель этой справки, когда повествовал о нашествии на славян волохов (валлийцев=галлов) - в те древние (I\2 1-го тыс. до Н.Э.) времена [см. С.П.Толстов «Нарцы и волохи на Дунае»\ Советская Этнография, №2, 1948].

Знание о поэтической природе древнего языка, его поэтической структуре – открывает устройство древнейшей, дохристианской поэзии, следовать которой призывал автор «Слова о полку Игореве». Текст его – помнящего о делах времен Буса и Германриха, для современного уха кажется необъяснимо тяжелым; это впечатление усиливается, если сравнивать с современными ему памятниками, сопоставлять не только с «Повестью о разорении Рязани» (полвека позже), но и с молитвами Андрея Боголюбского (чуть раньше) и «Поучением» Владимира Мономаха (веком раньше). Но это – памятники чисто христианские, писавшиеся на современном (авторам) языке, вне дохристианских традиций мирской словесности.

Зато, нами перестал восприниматься (и просто пониматься) поэтический ритм «Слова…». И, весьма вероятно, уже переписчики ХV и ХVIII веков потеряли часть беглых гласных, а часть «дописали», руководствуясь современной себе грамматикой. Учет этой поправки: вероятного происхождения поэтической системы «Слова…», возможно, достаточно далекой от Новгородско-киевской Руси, уводящей в ту глубокую древность, о которой намекала преамбула «Повести Временных лет», позволит более адекватно представить поэтическую структуру этого великого и бдительно хранящего свои тайны текста.

Р.ЖДАНОВИЧ

 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.