ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

• Современная общероссийская повестка дня:
русский гражданский патриотизм против русофобской истерии 

            Весь период Новейшей истории России от революционной катастрофы 1917 года до нынешнего противостояния РФ и Украины характеризуется то явной, то скрытной русофобией в политической линии официальной кремлевской власти: боязнь свободной воли русского народа многолика в своих явных и тайных формах. В моей последней статье «О национальной безопасности России в современном мире» выделяются 4 вида русофобии. Для точности понимания возникшей в связи с этим проблемы необходимо привести всю фразу того изложения основных видов русофобии.

            «Главной бедой всей «постимперской» жизни России, ее смертельной болезнью, направляющей страну к исторической гибели, является «русофобия» как целенаправленное ограничение правящей элитой воли русского народа в организации политического устройства общества. Можно выделить, по крайней мере, три вида традиционной русофобии 1) религиозно-мировоззренческий, связанный с ограничением роли православного религиозно-церковного мировоззрения в нравственном воспитании русского народа; 2) политико-правовой, связанный с ограничением политических прав русского народа в организации российского социума; 3) вербально-коммуникативный, связанный с ограничением общекультурного значения русского языка в жизнедеятельности какого-либо сообщества, включающего значительные массы русского населения. Первый и второй вид русофобии был характерной чертой общественной жизни Советского Союза с его идеологией воинствующего атеизма и ограничением политических прав русского народа на образование своей национально-государственной автономии в составе РСФСР. Такое поражение русского народа в политическом праве на создание своей национально-государственной автономии сохраняется и сегодня в жизни Российской Федерации, отказавшейся лишь от воинствующего атеизма в идеологическом воспитании российского общества. В жизнедеятельности украинского социума категорическое отрицание политических прав великоросского народа на формирование своей национально-государственной автономии в составе Украины дополняется третьим видом русофобии - вербально-коммуникативным, отвергающим общегосударственный статус русского языка.

            Сегодня три перечисленных вида русофобии дополняются новой «этно-культурной» ее разновидностью, когда русскую «этническую субстанцию» сводят лишь к традициям «духовной культуры», не замечая «телесных особенностей» русской народной жизни. «Самоопределение русского народа – это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром» (Владимир Путин. Россия: национальный вопрос. 23.01.2012). Однако такая «цивилизаторская трактовка» сущности русского народа как «скрепляющей» и «направляющей» силы в развитии российского социума не всегда будет понятна для представителей иных российских народов, не склонных иметь иных скреп своей жизни в российской социуме, помимо собственной разумной воли: да и русский народ хотел бы жить не только ради общего блага российских народов, но также и для собственного благополучия. Такой минимум в достижении национального благополучия и обеспечивает право любого коренного российского этноса на образование в составе федеративного целого своей национально-государственной автономии, чего, к сожалению, лишен на сегодняшний день русский народ как в РФ, так и на Украине.

            Как видим, наиболее распространенной формой русофобии является политико-правовая дискриминация русских масс, ограничивающая их право на создание своей национально-государственной автономии в составе Российской Федерации. Важнейшую роль в устранении из постсоветских реалий российского социума всех видов русофобии должна сыграть Русская Православная Церковь, способная силой своего одухотворенного слова образумить нынешнюю политическую элиту РФ, развенчать несправедливую волю Кремля в отношении русского народа: от верного решения русского вопроса в жизни современной России будет зависеть ее ближайшее будущее. В условиях глобализации мирового сообщества и крайнего обострения всех его проблем следует максимально корректно подходить к проектированию жизни российского социума, в полной мере учитывая интересы всех его традиционных этносов: необходимо привести политико-правовой статус русского народа в соответствие с его определяющей ролью в исторической судьбе России. Если Кремль не прислушается к призывам русской православной церкви в деле возрождения русского этноса и укрепления его самобытного государственного разума, то историческое будущее России окажется под большим вопросом, так как Запад воспользуется всеми доступными ему средствами для расчленения Российской федерации, для идеологического разложения российской политической элиты как в русскоязычных, так и в национальных регионах страны»
(Л.А. Гореликов, О национальной безопасности России в современном мире // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22538, 24.09.2016 ).

            И вот это элементарное требование политико-правового равенства русского народа с политическими правами всех других традиционных этносов РФ вызвало такую дикую ярость  у одного из редакторов научно-информационного сайта «АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА», увидевшего здесь полный подрыв социальных устоев России, что он пошел на нарушение всех правил научной этики, требующих рациональной критики мнения оппонента с сохранением за ним права на разумный ответ, а не запрета на публикацию данного ответа. «Антиисторический и антинаучный призыв к созданию русскими «своей национально-государственной автономии в составе Российской Федерации»,  – вещает этот «охранитель»  русофобских устоев современной России,  – есть непосредственный шаг к разрушению России, дискредитация ее роли в судьбе Человечества. Настоящая публикация – последняя этого автора на страницах АТ, пока он будет проповедовать создание русской автономии в государстве русских».
(Л.А. Гореликов, О национальной безопасности России в современном мире. от Редакции АТ // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22538, 24.09.2016). Уважаемый, хочу я ответить обличителю моих грешных мыслей, так научные дискуссии не ведутся: подобный «запрет» допускается в научном мире лишь в случае «малозначимости» поднятой проблемы, нелогичности ее осмысления или же несоответствия представленного материала профилю издания. Судя по вашей бурной реакции, поставленный в моей статье вопрос о необходимости скорейшего образования в составе РФ русской национально-государственной автономии обладает крайней злободневностью для современного российского социума. Что же касается вашего обвинения в «антиисторичности» моего мнения, то для подкрепления данного тезиса вы должны были, по крайней мере, сформулировать свое понимание логики российской истории Новейшего времени и изложить его перед научным сообществом для публичного обсуждения, а не прятаться от возможной критики посредством запретов на публикацию иных точек зрения. Со своей стороны, я это делал не единожды в публикациях на сайте АТ, за что, собственно, вы и пытаетесь меня «наказать» таким «ненаучным» методом, как лишение слова. Подобная «скрытная позиция» в контроле за ситуацией не характерна для ученого сообщества и выдает присутствие в нем представителей «иных сил».

            Не касаясь вопроса об исторической динамике русской жизни, наш «властный оппонент» сразу же начинает учить нас, каким должен быть «русский человек» и какова его роль в современном мире. «Понятие русский давно перешагнуло национальные ограничения. Русский – это давно уже духовное понятие, связанное со стремлением к справедливости или Божьей Правде на земле». Про Божью Правду ничего не могу сказать, так как она явно лежит за пределами «научного опыта» и требований логического мышления. Но утверждение, что понятие «русский давно перешагнуло» национальную идентичность в жизни народных масс и ныне представляет «уже духовное понятие, связанное со стремлением к справедливости», означает, в рациональном истолковании, «поэтическую констатацию» смерти, «бестелесности» русского народа в современной действительности, ибо на Земле сила «Смерти» и является главной мерой мировой справедливости, уравнивающей всех земных существ всеобщей «необходимостью», направляя все «устаревшее» в «загробный мир». «Русский дух, – полагает наш проповедник «загробных норм» русской нравственности, – давно вышел за пределы национального тела». Этой фразой мой оппонент, фактически, отвергает физическую реальность русского народа в современном мире, отправляя его на небеса и призывая российское сообщество не обращать внимания на проблемы живых людей, все еще продолжающих считать себя «русскими».

            Я в указанной статье о безопасности России и выступаю против такой губительной для русского народа перспективы, тогда как вы, господин Татур, уже отправили весь русский люд в «мир иной». В вашем истолковании «русской натуры», лишь ее национальная «расслабленность», «размытость русской идентичности», отсутствие у «русских» своей политической воли в обустройстве российского социума обеспечивают его сохранение в мировом сообществе. «Только отсутствие русской автономии делает татарина – русским татарином, еврея – русским евреем, чеченца – русским чеченцем. Только так национальные ограничения каждого народа России приобретают дополнительные черты к национальной самобытности, позволяющие без насилия сосуществовать в едином государстве, а впоследствии в едином Человечестве». По этой «русофобской логике», русские люди выступают не главными созидателями и хранителями России, а являются ее подневольными «рабами», лишенными права на утверждение собственной воли в проектировании будущего  страны. Однако, дорогой «гробовщик» русской воли, вы спросите тех же татар, чеченцев, евреев  готовы ли они отказаться от их самобытности ради блага всего человечества? Что касается евреев, то они дали очень жесткий и вполне убедительный ответ относительно своей «особости» в общении с арабами: надо быть реалистом и не идеализировать, не преувеличивать «всечеловеческий», «духовный характер» отдельных народов, в том числе и русской нации. Такое преувеличение «нравственных возможностей» людей уводит их в монастырь, где они тихо завершают свои дни в молитвенном созерцании божественного совершенства: однако в осмыслении жизни разных народов подобная позиция совершенно неприемлема. Я верю, что русский народ предназначен для активной исторической деятельности по преобразованию мирового сообщества на разумной основе. А для этого он должен обладать реальным «социальным механизмом» разумной концентрации собственной политической воли, чем и является институт «национального государства».

           
Мой оппонент верно констатирует, что я не рисую какие-то «фантастические» прожекты относительно сказочных перспектив в жизни русского народа, а лишь требую реализации его самых элементарных прав на формирование своей политической автономии в составе РФ как необходимом условии становления русского этноса в качестве нравственно сплоченной, современной «нации». «Наивная вера, – полагает наш убежденный русофоб, – в то, что, если кто-то, называющий себя русским, получив автономию в составе России, тем самым обеспечит достойную жизнь этим самоназванным русским, на практике есть просто стремление создать из русских обыкновенную нацию, вернуть ее на 1000 лет назад». Большего пренебрежения к праву русских людей называть себя родовым своим именем, САМОНАЗВАНИЕМ «РУССКИЕ», невозможно и придумать: этот процесс социальной девальвации, исторического регресса  в оценке роли «русского имени» в нравственной консолидации общества интенсивно реализуется не только на Украине, но и в РФ.

            Действительно, всего за одно столетие социальное бытие русского народа вернулось на тысячу лет назад — к языческим временам  жизни восточнославянских племен, когда они были разобщены и платили дань Хазарскому каганату. Не только мой оппонент, но и многие другие обществоведы России не осознают, что революция 1917 года перечеркнула весь исторический опыт Российской империи и вернула россиян в допетровские времена Московского царства с его «православно-всечеловеческой» идеологией. Новый этап нравственного распада российского общества обозначила антисоветская революция 1991 года, обрушившая идею «духовного братства» людей, которую проповедовала некогда православная церковь и которую на практике попыталась реализовать в наше время новая церковь «партии коммунистов», посягнув при этом традиционные религиозные различия между народами. Общим результатом крушения «православно-коммунистической идеологии» в жизни постсоветской России стали гражданские столкновения 1994 года, показавшие со всей трагической очевидностью нарастание духовно-нравственного раскола в российском обществе, отсутствие в нем какого-либо «социально-гражданского» единства, вернув нас к жизненным реалиям домосковской «удельной Руси», к временам новой «феодальной раздробленности», когда каждая область РФ стала жить по своим «неписанным законам», по воле своего местного «князька».

            Ельцинская Конституция РФ от 1993 года, запретив в статье №13 россиянам иметь общенациональную идеологию, узаконила «духовную разобщенность» российских земель, приучая этим население страны к образу жизни «языческих времен», когда каждое территориальное сообщество исповедовало «свои» религиозные верования. Конечным итогом такого целенаправленного расщепления русского национального самосознания стала Киевская революция 2014 года, отвергшая русские корни украинского народа. Поэтому, уважаемые россияне, пеняйте за антироссийский украинский демарш на самих себя, на своих вождей и духовных наставников: именно правовая система постсоветской России, запретившая российским гражданам иметь общенациональную идеологию, узаконила их «нравственную болезнь» в качестве нормы современной российской действительности. Остановить этот процесс духовной деградации русского этноса как этнической первоосновы российского социума способна лишь концентрированная политическая воля самого народа, представленная в действительности правовыми механизмами функционирования национального государства, что предполагает образование в составе РФ русской национально-государственной автономии.

            В русле русофобской политики Кремля, нацеленной на разложение и «вымывание»  русского самосознания из политической практики современной РФ, на распыление «русского духа» по отдельным регионам страны, на ликвидацию русских как «политической нации», в жизни современной Украины тоже возникла и получила интенсивное развитие «антирусская идеология». Такая новая идеология «постреволюционной» Украины утверждает вполне самобытный характер «украинской нации», историческая жизнь которой началась 1000 лет назад и совершенно не зависит от судьбы русского народа в современной России с ее русофобскими комплексами. «Этой верой, – переворачивает мой оппонент историческую логику обострения российско-украинских отношений в современной действительности, – болеют многие выходцы с Украины, которые согласились с тем, что существует некая нация «украинец», и в борьбе с этим историческим блефом стали говорить о русской нации, в противовес «украинской». Сделав шаг назад, признав болезнь за норму, они делают шаг назад и в отношении русских, которые, приняв православие, переродили национальную ограниченность». Благодарю моего обличителя за столь лестное для меня зачисление в когорту «зачинщиков» русского национального дела, но должен отвергнуть эту честь, так как действительные «первопроходцы» русского национального движения заявили о русской воле еще во времена перестройки.

            При характеристике различных видов «русофобии» мы выделили четвертым пунктом ее «этно-культурную» разновидность, когда содержание русской жизни возводится к неким «идеальным образцам», недостижимым в реальном мире. Если в ХХ веке русский народ  заставляли отказываться от некоторых черт своего привычного «образа жизни», то сегодня его  «мнимые поклонники» надеются сделать русских людей чисто «духовными» существами не от мира сего, чтобы те не мешали своим плотским существованием действовать реальным «историческим народам», предназначенным для утверждения своей воли в мире. Кто-то — где-то очень тонко просчитал, как стравить украинцев и россиян в военном конфликте, чтобы затем, когда они перебьют друг друга, завладеть их землями. Что представляет собой «русский дух» в понимании таких приверженцев его «всечеловеческого» предназначения? «Русский, – в этих хитрых фантазиях,  – духовный брат всех народов. И каждый в другом народе, кто считает себя братом других народов, – русский». Очень возвышенно, но совершенно беспочвенно, лишено всякой социально-исторической основательности и научной конкретности: лишь господь Бог отвечает за все на земле, тогда как реальные народы предназначены прежде всего для благоустройства своей родины и помощи страждущим, защиты угнетенных. Крайне сложно увидеть какие-то следы научной рефлексии и логической строгости в описании нашим оппонентом особенностей «русского характера». «Быть русским – это значит быть открытыми миру. Быть русским – это значит «не метать бисер перед свиньями», а быть прагматичным и знать свой исторический интерес. Быть русским – это значит никогда не предавать свой род, свою историю. Быть русским – это значит быть устремленным в будущее. Быть русским – это не замыкаться в национальной ограниченности, не создавать автономную пещеру, а идти в мир с идеями правды, праведности и справедливости, вовлекая в это движение другие народы». Реальное содержание данных характеристик является лишь отрицанием наличной действительности, лишено каких-либо позитивных черт в описании современных нравов практической жизни русских народных масс. Русская национально-государственная автономия и должна как раз обеспечить инновационное, креативно-разумное воспитание русских масс в исторических условиях глобализации современного социума, так как древнее православие, как показало ХХ столетие, не справляется с решением данной задачи.

            Как отмечал Бердяев, русская душа — это самая раскрепощенная и потому самая противоречивая натура, равно способная к реализации как добра, так и зла. Поэтому так важен в ее самоопределении «интеллектуальный императив», направляющий действия людских масс по пути «всеобщей необходимости», сближающей социальную жизнь с саморазвитием мировой целостности. В этом сближении с требованиями всеобщей необходимости каждый народ действует в соответствии с субъективным настроем «своей души» и умирает, когда данный настрой вступает в противоречие с объективным ходом исторического процесса. Для русского народа таким высшим «настроем» является «творческая способность», в наибольшей степени сближающая «раскрепощенный характер» русской души с объективной, универсальной необходимостью мировой целостности.

            Страстное желание моего оппонента показать ущербность, неполноценность «русской национальной идеологии», стремление устранить из понятия «русский» всякие следы «национальной особенности» и узаконить его «бестелесный смысл», придав ему некий «вселенский размах», приводит в итоге к пропаганде идей космополитизма, к отрицанию России в качестве исторической Родины русского народа. «Быть сейчас русским, – вещает наш борец с русским национальным самосознанием,  – это нести на себе бремя раздвоенного мира, который уже не совсем национальный, но еще не единый. Это значит быть проводником становления этого самого единства, что не просто противоречит ранее принятым нормам национальных интересов, но перерождает их. Это значит, не иметь собственного ограниченного национального дома, а быть носителями идеи общего дома». Уважаемый, а вы сами-то, где проживаете — в отдельной квартире или же в «рабочем общежитии»? Почему же русскому народу вы запрещаете иметь свою «персональную жилплощадь» в многоквартирном российском доме? «Сейчас у русских есть общий дом это вся Россия,– пафосно возвещает наш поклонник «всемирности». – Здесь отрабатываются нравственность общего жития, тонкие связи между народами, которые будут использованы при становлении единого Человечества». Хочу спросить этого приверженца «всемирной идеи», так увлекательно рисующего будущее «безнационального человечества»: а евреи в этом «новом мире» сохранятся или тоже «растворятся» в глобальном социуме? И еще совсем простой вопрос: на каком языке будут общаться эти «идеальные» представители рода человеческого, полностью истребившие в себе «национальный эгоизм» и ставшие «гражданами всего мирового сообщества»? Если это «естественный язык», то этничность сохранится и в будущем «консолидированном человечестве». Если же средством универсального общения в этом «социально интегрированном человечестве» станет какой-либо «искусственный язык», отвергающий этнические особенности, то это будет означать превращение человека в «искусственное существо», то есть в робота. Так что, господин Татур, делайте свой выбор — оставаться ли вам «живым человеком» с его национальными комплексами или же  превратиться в чисто «механическое существо», свободное от вредных привычек и очень долговременное, но лишенное творческого вдохновения.

            Самое печальное в этой «нелитературной истории» – совершенно безразличное отношение к конфликту русского «гражданского патриотизма» и русофобского космополитизма уважаемых коллег по научно-философскому цеху, словно и не заметивших  нарушения руководством сайта АТ этических норм разумного общения представителей научного сообщества. При объяснении столь странного феномена «нравственной близорукости» ученых мужей возникают две версии — или у них отсутствует «моральное чувство», что совсем не удивительно в эпоху «воинствующего капитализма», когда каждый думает лишь о своем благе, исповедуя принцип «каждый сам за себя», или же среди их нравственных норм нет требования русского «гражданского патриотизма», что также не удивительно после 25 лет целенаправленного разрушения русского самосознания. Думаю, что вторая версия ближе к истине. В идеологическом плане россияне мало отличаются от украинцев: революционная Украина лишь выразила в обратной, зеркальной проекции то, что тщательно скрывает от самой себя Россия -  русофобию. Очень печально, но факт.

Гореликов Л.А. - д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.