ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

• Глобальный конфликт цивилизаций в нравственных приоритетах нашего времени

«Нет больше той любви, как если кто
положит душу свою за други своя»

Сегодня уже нельзя отрицать действительность глобального конфликта цивилизаций, поставившего мировое сообщество перед реальной угрозой самоуничтожения рода человеческого. Пожар новой мировой войны становится главным атрибутом нашего времени, охватившим своей разрушительной стихией гигантские пространства Центральной и Передней Азии, Ближнего Востока и северной Африки и вплотную подступившим к странам Европы, разделяя страны и народы на противоборствующие социокультурные системы и отвергая возможность их совместного будущего. Цивилизация представляет собой технократический способ коллективной жизни людей в максимально широких духовно-практических основаниях, характеризующих ее качетвенно самобытный характер, выражающих ценностные установки действий людских масс в созидании потребного будущего и определяющих идейный горизонт их взаимодействия с окружающей природной и социальной средой. Другими словами, нравственные идеалы выражают природу и исторические стремления цивилизаций.

Существенной чертой разгорающейся мировой войны XXI века стал ее «гибридный», неклассический характер, отвергающий четкие определения прежних эпох, лишенный резких различий между состоянием войны и мира, стирающий контрасты горячей и холодной стадий войны в переплетениях мирных инициатив и военных провокаций, устраняющий непрерывную линию фронтов противоборствующих стран и народов и демонстрирующий постоянную готовность социокультурных систем к борьбе за выживание в глобализованном мире, где главными субъектами выступают не государства, а полуцивилизованные сообщества, когда поведением людей управляет не разум, а массовый инстинкт борьбы за жизнь. Эту «мозаичную войну» ведут не страны, но народы, для которых «война» выступает не экстремальным случаем, а постоянным фактором повседневного хода событий, гражданского или военного противостояния, когда смертельная угроза может возникнуть из ниоткуда, в любое время и любом месте, а гибель общественного организма оказывается результатом не внешнего удара, а внутреннего разрушения общественного самосознания людских масс.

Можно сказать, что современное человечество погружается в «доисторический хаос» своих первобытных влечений, насыщенный всеми достижениями научно-технического разума, но так и оставшийся подвластным инстинктам животного насилия как главного аргумента в борьбе за жизнь. В условиях пробуждения духов прошлого современный мир поляризуется в своих исторических возможностях, когда конфликт цивилизаций должен наглядно раскрыть «действительный потенциал» разума в истории человеческого сообщества, четко определить ее созидательный или же деструктивный характер, установив конечной целью всего исторического движения или гибель человечества или же его возвышение к качественно новому состоянию социума как претворению идеалов Культуры. В данном контексте невольно возникает вопрос о нравственном лидере современной цивилизации, о новом пришествии «мессии» как возможном «спасителе» мирового сообщества от исторической гибели, о «наиболее перспективном» субъекте созидательных усилий человечества.

На первом этапе современного мирового конфликта, ознаменованного в своем начале взрывом Башен-Близнецов, технологически наиболее мощный общественно-политический союз стран Запада почти полностью разрушил государственно-административную организацию жизни исламких народов Южной цивилизации, опасных для соседей своей радикальной идеологией «джихада» - «священной войны» как высшей религиозной обязанности каждого мусульманина. Военный удар западных союзников по наиболее устойчивым «светским режимам» исламского юга был объективно нацелен на обострение геополитической ситуации в мире, на усиление нравственной конфронтации правоверных мусульман, исповедующих в повседневной действительности вечную волю Аллаха, и релятивистской идеологии западного «мультикультурализма», отвергающего какие-либо «абсолютные ценности» помимо успехов в «совместном выживании» индивидов: «индивидуальная жизнь» человека – это и есть «высшая мера» ценностных приоритетов западной цивилизации, провозгласившей «свободу» нравственной основой глобального социума. Наиболее отвратительным для традиционной религиозной морали проявлением релятивистской идеологии мультикультурализма стало признание в европейском социуме «нравственной правомочности» сексуальных извращений «содомии» и «лесбианства».

Практический смысл наблюдаемой в действиях западных стран установки на усиление социально-политической конфронтации в современном мире состоит в желании навеки закрепить собственный успех недавней победы над СССР путем полного подавления возможных центров социального сопротивления своей геополитической экспансии. Императивы «материалистической диалектики» Маркса, Энгельса, Ленина продолжают управлять исторической жизнью современного мирового сообщества, утверждая в ее содержании абсолютную власть борьбы противоположностей и относительный, временный, преходящий характер нравственного единства людских масс. Ныне Запад после уничтожения главных своих противников среди вождей Южной цивилизации приступил ко второй фазе в реализации планов достижения мирового господства – перенацелил собственные силы для удара по наиболее опасной для него Арктической цивилизации, евразийской по «геополитической природе», вбирающей в себя некоторые черты как Запада, так и Востока и потому способной к гибкому противоборству с обоими полюсами.

Если Западная цивилизация утверждается в мировом сообществе как собрание вполне «свободных индивидов», временно спаянных совместным интересом в освоении внешней среды, то Восточная цивилизация оформляется прежде всего как семейно-родовое объединение людей на основе нравственного приоритета общих начал над индивидуальными свойствами, превосходства воли отцов над желаниями детей. В то время как практическая сила Запада определяется идейной подвижностью содержательных различий личностного самосознания индивидов, духовная мощь Востока, собранная в нравственной преемственности исторического генезиса китайского социума, основывается на внутренней непрерывности традиций «семейно-родовой» жизни людей, обеспечивающей поступательный ход истории и утверждающей «семью» генеральной формой мирового устройства во главе с небесным Отцом и земной Матерью. Патерналистская идеология определяет исторический смысл Восточной цивилизации, склонной к иерархической организации социума, пронизанного духом незыблемых общих ценностей и подчиненного в повседневной практике священной воли «верховного Отца» как всеведущего наставника народных масс.

Диаметрально различный характер нравственных установок цивилизаций Запада и Востока в индивидуализации и консолидации поведения людских масс находит свое социальное выражение в организационных приоритетах общественной практики. «Индивидуализированный» характер общественной жизни Запада получает наиболее очевидное выражение в производственно-экономическом укладе совместной деятельности людей, нацеленном прежде всего на созидание отдельных предметов и накопление вещественного богатства для личного существования, где правила «совместных действий» индивидов следуют за тяготением «вещественных масс», а Политика направляется Экономикой, выступает ее конечным общим итогом. Иные акценты расставляет семейно-родовая жизнь Восточной цивилизации, где высшая воля «небесного Отца» изначально устанавливает законы разумного поведения его детей: в силу такой верховной предопределенности общественной практики политика здесь утверждает свою власть над ходом экономического воспроизводства.

Нравственная противоположность практических устремлений Запада и Востока «идейно» преодолевается характером общественной жизни Арктической, северной цивилизации, социальным ядром которой выступает Россия. «Россия, - констатирует Н.А.Бердяев, - не может определять себя, как Восток, и противополагать себя Западу. Россия должна сознавать себя и Западом, Востоко-Западом, соединителем двух миров, а не разделителем". В жизни северной цивилизации главным действующим лицом выступает не индивид и не семья, а «народ», этнос как «одухотворенное объединение» равноправных лиц, связанных между собой «идеальными ценностями» и представляющих социальное пространство «братского союза», основанного не на «семейно-родовой» иерархии низших и высших, а духовной, дружеской связи равноправных лиц. Если практическим императивом западного мышления служит требование «столкновения противоположностей», то генеральной идеей русской души становится сверхлогический принцип «божественного откровения», «творческого вдохновения», «нравственного обновления» бытия, сокровенный смысл которого выражен в христианской идеологии самопожертвования как «сверхличностном самоопределении» человека в свете абсолютной истины. "Здесь тайна русского духа, - заключает Бердяев. - Дух этот устремлен к последнему и окончательному, к абсолютному во всем; к абсолютной свободе и к абсолютной любви". Конечной тайной исторической жизни человечества является дух творчества, пробудить который к социальному действию и призван всечеловеческий, соборный настрой русской души.

Действительно целостный, созидательный потенциал практической воли людей представлен в мировой истории одухотворенной жизнью этнических сообществ, выражающих внутреннее, душевное родство индивида и коллектива. «По существенному своему значению, - подчеркивает В. С. Соловьев, - общество не есть внешний предел личности, а ее внутреннее восполнение». Этнос - это естественноисторическая общность людей, связанных между собой единством происхождения и исторической судьбы, узами кровного и духовного родства, совместного хозяйства, общностью территории, языка, культуры. Высшей формой существования этнического сообщества является нация как социокультурный продукт целенаправленного воспроизводства людьми особенностей совместной жизни на основе сложившегося нравственного идеала, путем самоопределения своей «национальной идеи». Можно сказать, что «нравственная идея» как созидательнаяч сила идеального единения людей преображает народ в «нацию». В этом плане «нация» есть этнокультурная общность людей, связанных духовным единством и осмысленно развивающих в совместной деятельности свою коллективно-родовую особенность, сознательно утверждающих свою самобытность в мировом сообществе на основе «национальной идеи», претворяющих в своих действиях социальный лик «национального идеала». "Ибо идея нации, - полагает Владимир Соловьев, - есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что бог думает о ней в вечности".

Основными социально-историческими силами "социо-культурной", "этнокультурной" стратегии в развитии современного мирового сообщества выступают национальные объединения русских и евреев. Различие стратегических установок евреев и русских в мировой истории состоит в стремлении первых к построению «моноэтнического государства» Израиль, тогда как нравственные приоритеты русских нацелены на создание «многонационального», «полиэтнического государства», устремлены к реализации идейной полноты нравственной жизни многих народов.

Главной особенностью Северной, российской цивилизации, отличающей ее как от Запада, так и Востока, является то, что она представляет собой в первую очередь социально-политический союз «этносов» как духовно-нравственных объединений людей на основе «идеальных национальных ценностей», выражающих творческие силы народов как «дружеских», «духовно-братских» объединений людей. Если идейной основой Западной цивилизации служит меркантильное соглашение вполне суверенных индивидов, временно связанных между собой совпадением личных интересов, а внутренним началом семейно-родового единства Восточной цивилизации выступают прежде всего натуральные, кровно-родственные узы между людьми, выражающие их «общую природу», то нравственным основанием коллективной жизни народов Северной цивилизации становится дух «братской любви», дружеской «взаимопомощи» в отношениях между людьми как генеральном условии их выживания в экстремальных условиях вечной мерзлоты. «Такова Моя заповедь, - говорит Христос своим ученикам, - чтобы вы любили друг друга, как и Я возлюбил вас. И никто не имеет большей любви, чем та, чтобы кто-нибудь свою жизнь положил за своих друзей» (Иоанн 15: 12-13). В этой «дружеской проекции» Северная цивилизация представляет социо-культурную, идеально-творческую суть общественной жизни.

Наиболее зримым выражением «этно-национальной» особенности северной цивилизации служит воинская «дружина» русских князей, где князь выступал не как командор солдат-наемников, действующих лишь ради личной выгоды, и не как повелитель восточной «орды», не знающей иной личной «воли», помимо воли «верховного Отца», а как наиболее авторитетный и отважный воин, собственным примером воодушевлявший своих «побратимов» на бой ради общей «Правды-Истины». Если предметной основой Западной цивилизации выступает свободный индивид, а генеральным субъектом Восточного мира оказывается «общий предок», определявший общие границы допустимых действий своих детей, то бытийной основой этно-национального, братского объединения народов Северной цивилизации становятся «особые ценности», соединяющие людей сугубо «личными связями», но обретающими над ними духовную власть, подчинющими индивидов «сверхличной воле». Конечным основанием этой сверхличной духовной детерминации поведения индивидов в рамках «дружеской парадигмы» Северной цивилизации оказывается пространство «нравственных идеалов». Таким образом, не экономика и не политика управляют жизнью народов Северной цивилизации, а мир «идеалов», сфера идеального творчества, то есть «культура». Следовательно, генеральной основой исторической жизни северной цивилизации служит сфера духовного творчества людей по формированию «идеальных канонов» своих целенаправленных совместных действий. Без должного развития духовной культуры «гражданский мир» северной цивилизации гибнет: этот распад «северной цивилизации» можно наблюдать во всей очевидности в исторических катаклизмах российской жизни ХХ-XXI веков. Сегодня наиболее тяжкие следы нравственного разложения северной традиции мы видим в безумии украинского этноса, решившего растворить собственную самость в «европейском прагматизме». Спасение северной цивилизации от гибели заключается в возрождении идеалов «национальной культуры».

Главная беда исторической жизни как советской, так и современной России состоит в «русофобии» как ограничении политических прав русского народа на образование в рамках общефедеральной целостности «Русской автономной Республики», что и определило общую нравственную деградацию основной массы российского населения. На фоне нынешнего нравственного упадка «русского этноса» роль «гражданского лидера» современной РФ попытался восполнить чеченский народ, но его сил недостаточно для консолидации российских земель. Поэтому спасение РФ от нравственного разложения напрямую будет связано с преодолением «русофобии» в политике Кремля, с ускоренным формированием в рамках федеративной целостности «Русской автономной Республики», способной пронизать братским духом «русской земли» общефедеральное тело России и скрепить его нравственными узами.

Поскольку этническое сообщество сильно своими нравственными идеалами, постольку главной идейной предпосылкой возрождения России в современном мире будет устранение из Коституции страны статьи №13, запрещающей россиянам иметь свою государственную идеологию: Запад очень хотел бы навсегда оставить нас безумными, не ведающими «высших смыслов» исторической жизни людей. Все сегодня зависит от принципиального решения Кремля пойти на идейный союз с русским народом как основным этническим сообществом российского социального объединения: время для его нравственной консолидации еще есть, но оно крайне ограниченно для полноценного развития гражданских масс.

Бог не в силе, а в Правде: за Русскую Волю и Святую Русь!

Гореликов Л.А. – доктор философских наук, профессор,
академик Ноосферной общественной Академии наук
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.