ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

• К 130-летию А.Г. Шкуро

   С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, ГОСПОДИН АТАМАН!

7(19) февраля 1886 года родился легендарный казачий атаман Андрей Григорьевич Шкура (Шкуро).

Впервые это имя я услышал ещё подростком от моего деда, потомственного кубанского казака, участника Первой мировой войны Акима Ивановича Юдина, сыновья которого (по первому браку) – старший Митро (Дмитрий) и младший Иван – сражались в гражданской братоубийственной бойне по разные стороны баррикад: есаул Митро исправно служил под началом белоказачьего атамана Шкуро и сгинул, по выражению деда, в неизвестности, то есть пропал в эмиграции, после победы большевиков. А младший сын, командир красной сотни Иван встретил смертную пулю при ликвидации белых «банд» в густых кубанских зарослях камыша. Вот такая трагическая страница, казалось бы, частной семейной хроники, а, если её помножить на миллионы погубленных судеб и жизней - величайшая кровавая драма России…

Немало дед поведал и других воспоминаний о своей нелёгкой казачьей службе в годы войны: как с шашкой наголо и пикой наперевес ходил в атаки на австрийские редуты, как удостоился Георгия 3-й степени за пленение в бою австрийского офицера, а потом, тяжело контуженный и весь израненный, был списан подчистую на гражданку. При этом он уважительно произносил имя прославленного кубанского казака Андрея Шкуро, скорбно вопрошая:

- Ну, зачем сказнили боевого генерала?.. Он же не щадил живота своего, геройски сражался с проклятой немчурой и австрияками, а в лихолетье гражданской войны мучился, метался, искал пути спасения России. Не о себе и своём сундуке заботился - об Отчизне... К чему погубили зазря столько безвинного народу?!

Пионер, изрядно начитавшийся книжек про «белых гадов», я с дедом решительно не соглашался, отчаянно кипятился, никак не мог взять в толк: почему он не поймёт, что советская власть дала людям счастье свободы, равенство и братство?! А царь, помещики и капиталисты - «классовые враги» трудового народа и потому по заслугам своё получили…

Дед искоса поглядывал на меня с умным старческим прищуром, неторопливо попыхивал дымком чубуковой трубки, изготовленной его умелыми руками, терпеливо выслушивал мои горячие ребячьи возражения, потом, глубоко вздохнув, разглаживал прокуренные крепким табаком-самосадом усы и, глядя задумчиво куда-то вдаль, тихо продолжал:

- Ничего, Бог рассудит, кто прав был, а кто виновен. Господь – всем судья. Подрастёшь, внук, всё поймёшь…

Спустя десятилетия, я действительно многое узнал, многое переосмыслил. Потому, не навязывая своего мнения читателю, а только желая помянуть добрым словом имя нашего земляка-кубанца, прославленного казачьего атамана Андрея Шкуро в день его рождения, как того требуют каноны Православия, решил напомнить читателю о его боевом пути.

А.Г. Шкуро родился на Кубани, в станице Пашковской близ Екатеринодара, в семье потомственного казака-подъесаула. Его отец, ветеран нескольких войн, согласно заведённому порядку, не мыслил себе судьбу сына без военной карьеры и с молодых ногтей готовил его к ратной службе престолу и Отечеству. Юноша успешно окончил 3-й Московский кадетский корпус. В 1907 г. он один из лучших выпускников Николаевского кавалерийского училища в Петербурге. С мая 1907 г. служил в 1-м Уманском кубанском казачьем полку со стоянкой в крепости Карс. Принял участие в экспедиции против банд на территории Персии в составе конного корпуса генерала Н.Н. Баратова. Получил первую боевую награду – орден Святого Станислава 3-й степени.

Молодого, неуёмного, страстно искавшего воинских подвигов офицера всегда тянуло туда, где гремели выстрелы, слышался звон сабель, и потому рутинное однообразие провинциального гарнизона быстро ему наскучило. В 1910 г. он добивается перевода в Читу, в казачьи части, охранявшие золотые прииски. Там Шкуро конвоирует караваны с золотом и ведёт охоту за контрабандистами. Служба в Чите продолжалась до 1914 г.

Грянула Первая мировая война. В августе 1914 года офицер Хопёрского казачьего полка Андрей Шкуро оказывается на Галицийском фронте. Сначала он командует пулемётным взводом, затем отрядом конных разведчиков – делом, как понимает читатель, требующим особой хватки и отваги.

В первые же дни взвод под его командованием захватывает 48 пленных и два пулемёта. Как вспоминают современники, Шкуро отличался непревзойдённым мастерством лихих, головокружительных атак, причём своих казаков он водил в бой лично, всегда впереди!.. Привлекало сослуживцев отсутствие у командира чванства, самолюбования, даже намёка на сословную спесь.

В тяжёлых сражениях Шкуро был несколько раз ранен. За храбрость и умелое командование взводом в Галицийской битве, а также за геройское пленение большого числа австрийцев удостоился ордена Святой Анны 4-й степени и почётного Георгиевского оружия.

Когда по всей линии фронта установилась позиционная война, Шкуро разработал оригинальный проект выхода из этого тупика. Он предложил создать множество небольших групп специального назначения для засылки в тыл противника и организации диверсий, подрывов и похищений вражеского командного состава. Сам император Николай II одобрил задумку смекалистого офицера и, пожимая ему руку, произнёс:

- С Богом, в добрый час!

Утверждая списки представленных к награждению почётным Георгиевским оружием, Государь Император посетовал на не совсем благозвучную фамилию героя и тут же высочайше повелел её изменить. Так боевой казачий офицер монаршей волей в одночасье был превращён в Шкуро.

В конце 1915 г. появилась знаменитая, прославившая себя на весь фронт «Волчья сотня» Шкуро – специальное, хорошо обученное и вооружённое подразделение пластунов-разведчиков, прообраз будущих диверсионных групп.

Командир тщательно подбирал людей в свой отряд, собственноручно обучал их рукопашному бою, маскировке и минному делу.

Так в России, в XX веке, появилась первая группа русского спецназа, способная выполнять самые опасные, казалось бы, невыполнимые задачи. «Волчья сотня» буквально наводила ужас на противника. В немецком тылу казаки-диверсанты громили полковые и дивизионные штабы, взрывали мосты и железные дороги, склады боеприпасов и вооружения, похищали высокопоставленных офицеров, нарушали связь. Вскоре у сотни появилось собственное боевое знамя: устрашающая оскаленная волчья пасть на чёрном поле. Историки пишут: вполне вероятно, что казаки позаимствовали эту идею у опричников Ивана Грозного, которые для устрашения врагов неизменно ездили с притороченной к седлу собачьей головой…

А в июле 1915 года Андрей Григорьевич успешно применяет легендарную пулемётную тачанку, намного опередив в этом деле и махновцев, и большевиков. О диверсионной деятельности Шкуро ходили легенды по всему фронту. Германское и австро-венгерское командование даже назначило крупное вознаграждение за его поимку.

В середине 1916 г. на базе «Волчьей сотни» была сформирована специальная партизанская бригада. Она стала проводить глубокие рейды в тыл противника и участвовала в знаменитом Луцком прорыве, успешно разрушая и дезорганизуя тылы противника.

Опыт этой бригады и лично Шкуро в последующем специально изучался советскими военачальниками для создания партизанских отрядов и бригад на Украине и Белоруссии. И вообще в целом многие идеи Шкуро впоследствии были использованы мировыми державами для создания диверсионных групп специального назначения. Его хитроумные фронтовые замыслы и проекты воплощались в жизнь аналитиками сталинского Генштаба, НКВД, ГРУ, гитлеровским абвером и СД, разведками США и Великобритании как в предвоенное время, так и в ходе Второй мировой войны. Как знать, сложись судьба лихого кубанского казака иначе – быть бы ему в ряду выдающихся советских полководцев и крепить боевые успехи русского воинства…

В начале 1917 года русская армия готовилась к весеннему наступлению по всему фронту. Перелом в войне уже был очевиден и близок. Но тут случился невероятный, резкий поворот в истории России: Государь Император отрёкся от престола!..

Здесь я не буду говорить о спорности трактовок этого исторического события, перечислять разноречивые версии о том, что якобы никакого добровольного отречения царя вовсе и не произошло, а был, образно говоря, подло вонзён нож в спину Николая II предавшими его генералами-заговорщиками. Как бы то ни было, свершилась страшная трагедия, принесшая России океан горя, мук и страданий.

Февральскую революцию полковник Шкуро встретил на Румынском фронте. У него сразу же начались жёсткие столкновения с солдатскими комитетами во главе с большевиками, призывавшими остановить военные действия, открыть фронт, побрататься с противником и, прогнав всех «буржуев», взять власть в свои руки. Андрей Григорьевич отчётливо понимал, какую страшную беду стране несёт развал армии, когда победа над врагом так близка и уже почти в руках. Казаки «Волчьей сотни» не раз гоняли нагайками революционных пропагандистов и агитаторов, заставляя их принародно «каяться» - петь гимн России «Боже, Царя храни»…

Не мудрено, что после такого публичного «перевоспитания» за Шкуро и его подчинёнными потянулась слава «махровых контрреволюционеров».

Широко образованный, глубоко разбирающийся в хитросплетениях международной политики, Андрей Григорьевич понимал: «Миллионы долларов, фунтов стерлингов, германских марок, французских франков, да и русских рублей было брошено сионистско-масонскими банками и банкирами, политическими наймитами, революционными экстремистами и разрушителями национальных устоев на бешеную антирусскую пропаганду, на свержение русской монархии и разорение русской государственности» (См.: Борис Бразоль. Россия на взлёте. – «За Русский народ», 2015, № 3, с. 46).

В июне 1917 г. Шкуро погрузил своих казаков в эшелон и отправился на Кавказский фронт, где разложение армии шло не столь быстрыми темпами. Его бригада прибыла в Турцию и влилась в состав 1-го отдельного Кавказского корпуса, которым командовал генерал Баратов.

В феврале 1918 г. большевистские правители подписали позорный Брестский мир с Германией. Для Шкуро это было страшным ударом. Глубоко потрясённый, он распускает своих воинов и возвращается домой в Кисловодск, где находилась его семья. Через месяц его арестовывает ЧК: явно готовится расправа над боевым офицером-патриотом. С помощью преданных, обожавших своего командира казаков Шкуро совершает дерзкий побег из хорошо охраняемой тюрьмы и укрывается в горах. Там он вновь быстро собирает казаков «Волчьей сотни».

У них не было артиллерии, снарядов и патронов. Они ведут партизанскую войну против регулярных частей Красной армии, превосходящих их по численности в 20 – 30 раз. Но громкая слава атамана, безраздельно преданного православной вере, царю и Отечеству, притягивает к нему всё больше и больше казаков, его отряд растёт не по дням, а по часам.

В мае-июне 1918 года совершены успешные походы на Ставрополь, Ессентуки и Кисловодск. В июле 1918 г. дерзким внезапным налётом Шкуро громит штаб красных и берёт Ставрополь. Этим он спасает от гибели сотни гимназистов, студентов, офицеров, учителей и других горожан, обречённых на расстрел ставропольской ЧК.

В то время на Кубани и Дону развернулся настоящий красный террор против казачества: без суда и следствия истреблялись офицеры, глумливо осквернялись церкви, шли повальные реквизиции и грабежи, производились массовые расстрелы не только военных, но и безвинных гражданских лиц.

В некоторых мемуарах современники отмечают: «Войска под командованием Шкуро отличались исключительной жестокостью…» Было бы странным опровергать это утверждение, но при всём том следует помнить, что исключительная жестокость в годы гражданского братоубийственного человекоповала была свойственна как той, так и другой стороне – достаточно прочитать гениальную трагическую эпопею М. Шолохова «Тихий Дон», а также «Красный террор в России» С. Мельгунова, «Окаянные дни» И. Бунина, «Солнце мёртвых» И. Шмелёва, «Щепку» И. Зазубрина…

В мае 1919 года полковник А.Г. Шкуро назначен командующим Кубанской армии – одной из основных составляющих Вооружённых сил Юга России. Было командарму всего тридцать четыре года!

Вскоре армия Шкуро соединилась с Добровольческой армией генерала Деникина. В январе 1919 г. освобождает от большевиков верховья Кубани и берёт Владикавказ – столицу Терского Казачьего войска, за что Шкуро получает звание генерал-майора. «Белый партизан», «народный герой» - эти эпитеты в адрес прославленного казачьего генерала не сходят со страниц газет.

В феврале 1919 года корпус Шкуро был переброшен на Дон, где красные одерживали крупные победы. Прибывший в Кубанский конный корпус Шкуро оказал большую поддержку добровольцам. Предварительным отступлением он отрезал от дивизии Красной армии, состоящей из трёх полков, тыловые обозы, утром атаковал в конном строю большевистские части, взял 5 тысяч пленных. Затем ночью атаковал Горловку, взорвал железнодорожные мосты к северу от неё и захватил два бронепоезда.

При взятии Мариуполя попало в плен 40 тысяч красноармейцев со всем боевым снаряжением и наголову разбита группа Махно, метавшегося между красными и белыми, заигрывавшего с теми и другими. За подвиги и беспримерную доблесть А.Г. Шкуро был произведён в чин генерал-лейтенанта и утверждён командующим конным корпусом, состоящим из двух дивизий.

Весной-летом 1919 года корпус Шкуро успешно участвовал в боях на Украине. Белые взяли Харьков, Екатеринослав. Во время Московского похода 3-й Кубанский корпус Шкуро получил приказ занять Воронеж, что казаки успешно и сделали 17 сентября 1919 года, взяв 13 000 пленных и много вооружения.

В августе 1919 года генерал-лейтенант Белой армии Шкуро сообщил в штаб Деникина, что его конный состав готов прорваться к Москве и завладеть ею. Казалось, победа над узурпировавшими власть большевиками близка, как никогда. Однако в силу роковых разногласий в высшем руководстве белых (о них, в частности, уже в эмиграции обстоятельно напишет А.И. Деникин в своих «Очерках Русской смуты») и недооценки сил красных наступление неожиданно захлебнулось.

Собрав все имеющиеся резервы, в октябре красные начали масштабное контрнаступление на Воронеж на нескольких участках фронта. 11 октября Шкуро и Мамонтов были вынуждены оставить город, который заняла конница Будённого, и начали отступать на юг. Переломить ход истории было уже нереально.

В мае 1920 года А.Г. Шкуро оказался в эмиграции.

На западе судьба удалого казачьего атамана повернулась к нему спиной. Чужбина встретила его так же враждебно, как тысячи и тысячи его соратников по Белому движению.

…22 июня 1941 года казачий генерал делает свой роковой выбор: не видя иной возможности изгнания большевиков и восстановления монархии в России, он заключает политическую сделку со своими бывшими врагами-немцами, уповая на их гигантскую военную мощь, приступает к формированию казачьих частей, союзных гитлеровскому вермахту. Сам Андрей Григорьевич неистово рвался на родину, наивно уверовав в то, что он «всю Кубань поднимет супротив большевиков». Однако его ставка на союз с нацистами потерпела крах.

В 1945 г. в соответствии с решениями Ялтинской конференции англичание интернировали Шкуро и других казаков-эмигрантов.

17 января 1947 года центральные советские газеты «Правда» и «Известия» опубликовали краткое сообщение Военной коллегии Верховного суда СССР, которая «приговорила агентов германской разведки, бывших главарей вооружённых белогвардейских частей в период Гражданской войны атамана Краснова П.Н., генералов Белой армии Шкуро А.Г., князя Султан Килыч-Гирея, Краснова С.Н., Доманова Т.И. и генерала германской армии эсесовца фон Панвица к смертной казни через повешение. Приговор приведён в исполнение». Лишь одного П.Н. Краснова ввиду его преклонного возраста расстреляли.

Уже в 1990-е г.г. были опубликованы данные, что тела казнённых сожгли в Донском крематории, а прах ссыпали в «братскую могилу невостребованных прахов № 3»…

Нескончаемые споры историков и политологов - совершил ли преступление путём измены родине А.Г. Шкуро, добровольно выступив в составе германского вермахта против большевиков, рассчитывая именно таким способом возродить великую Российскую империю, - я оставляю за скобками моей статьи.

На мой взгляд, главное – бережно хранить в памяти каждую страницу нашей сложной, противоречивой и вместе с тем героической истории, избегать искажений и предвзятостей её толкования, предостерегать потомков от опасных ошибок и заблуждений. И не торопиться выносить своим отцам и дедам негативных, бездумно-осуждающих приговоров, ибо история не терпит поспешных, категоричных выводов и оценок.

…Задумчиво, с пронзительной болью в душе излагал мне дед Аким Иванович печальную участь своих сыновей, ставших друг другу навек непримиримыми врагами. Вспоминая кровавую войну «красных» и «белых», он в одинаковой мере осуждал и тех, и других, с горечью подводя итог:

- Весна на дворе. Надо было пахать, сеять, пасти скотину, а в разорённых хуторах и станицах страдали голодные, измученные бабы с детишками, больные старики, да инвалиды войны, вроде меня. Сколько людей было погублено зазря!.. Как в Святом писании предсказано – так всё и случилось. Брат пошёл на брата, сын поднял руку на отца, отец на сына. Бога забыли, супротив веры пошли, Сатане предались! Обезумил народ. Лютовал немилосердно, никто никого не щадил. И что получили? Великое горе, море крови да слёз…»

Смахнув с морщинистой щеки слезу, дед тихо продолжал: «Помню, уже в конце гражданской войны, в нашей хате нечаянно столкнулись лоб в лоб две моих кровинушки - сыновья Ванька да Митька: один спешно отступал со своими, торопился прихватить в неизвестную дорогу краюху хлеба, а другой с передовой воинской частью «красных» уже вступал в станицу. Вместо радости свидания оба жуть как раскипятились, расхорохорились, шашки свои из ножен выхватили, чуть не порубили друг дружку! Правда, я тогда, хоть и рана моя не зажила, при силах был, обоим неразумным чадам накостылял по шеям, как следует. А вот повидать живыми мне их после того случая так Господь и не привёл - один бесследно сгинул на турецкой чужбине, а другого, убитого, я скоро похоронил. За что ж такое нам Божье наказание? Видать, за то, что забыли святые молитвы, гробили друг дружку без пощады…»

Вспоминая суровые, поучительные рассказы покойного деда, я с горечью думаю: как жаль, что поздно мы спохватываемся, поздно наставляем себя и других на путь истинный. В итоге пожинаем неисчислимые беды и страдания, нещадно умывается кровью родная Мать-Россия...

Владимир Юдин,
профессор, потомственный Кубанский казак,
г. Тверь

 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.