ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

• Сказание об изменнике Родины"

Последние десятилетия в России утверждаются праздники, прежде отсекавшиеся «железным занавесом». Отношение властей к ним разное. День («памяти жертв») холокоста - призванный вытеснить ленинградский День снятия блокады 27 января,  насаждается на государственном уровне.

Совсем иначе относятся кремлевские начальники к христианскому Дню свщ.-мч. Валентина, чествуемого на западе 14 февраля. День свободных людей – ибо, дабы отказаться от свободы в пользу любви, ею надо еще обладать, - ненавистен российским идеологам по самому своему духу! И обличения «рестленного Запада», нацеленные на русских «низкопоклонников», льются с церковных кафедр и экранов «глупого ящика для идиотов», с писательских трибун и властных кресел. Мы же расскажем о людях, живших спустя три десятилетия после гибели Интерамнского епископа, и уже в те далекие древнеримские годы усвоивших мораль, несшуюся латинским владыкой.

***

Эта повесть, хранившаяся в судебных архивах, скрупулезно зафиксировав показания обвиняемых, вердикт и время исполнения приговора, дошла до нас благодаря безвестным древне-церковным клеркам, непредвзято скопировавшим акты Языческого Рима.

Было это в 308 году Н.Э.. К наместнику кесаря Вост.Римской империи Максимина - Фесту, ввели прекрасную девицу Антонину, посвятившую себя Христу и не желавшую соединяться супружескими узами с грешными людьми. Обвинитель посулил невесте Христовой мучительные кары, коль скоро подсудимая не отречется от иноземного суеверия и не пойдет замуж за благонамеренного обывателя, преумножая подданных Рима, грозя иначе - отдать ее в храмовые жрицы (обслуживать почитателей Земли-Матери), паче же, коль скоро преступница не будет угождать мистам богини плодородия, выдать ее своим воинам.

Ницшеански рассмеявшись в лицо государственному мужу, девица Антонина сказала, что не дано будет, разрушить блудослужителям римской Родины-Матери – верности её, девы Антонины, Солнцу Правды, что недолго остается править самому Фесту, ненамного переживет он Христову рабу. Разгневанный, судья запер смутьянку под крепкими караулами, оставив ей день на размышление.

Охрану нёс в те часы 23-летний воин Александр, верный подвижник Непобедимого Солнца и Правосудного Юпитера, сделанных кесарями Аврелианом и Диоклетианом новыми божествами Римского государства. …Средневековые агиографы - обрабатывая биографии лиц из списков поминаемых древних героев веры, пытаясь истолковать поминовение врага Христовой религии, напишут потом, что Александру явился в видении ангел, повелевая освободить пленницу. Но это не так. Ближневосточные духи нисколько не были авторитетны, для варваров, несших службу Великому Риму. На самом деле, воина посетила Пятница - скифская Афродита, варварская богиня любви, внушив сердцу симпатию к прекрасной гречанке.

Войдя в камеру черноглазой малоазийской красавицы, не востребовав с неё ровно ничего, взамен даруемой свободы, Александр отдал рабе Христовой свои армейские сапоги, шлем и плащ, под коими та скрылась из темницы. Сам же он, зная о строгости службы у Феста, облачившись в девичий хитон под дверным глазком и не пытаясь скрыться перед ночной сменой стражи - должной открыть исчезновение караульного - предался ожиданию, когда разоблачится хитрость, и его повлекут на мучения, предписанные переходящим на сторону врага воинам Римским Уставом.

Уловка открылась скоро. Снарядив погоню, изменившего присяге легионера взяли в допрос, вопрошая о сообщниках. Не узнав ничего и не услышав ожидавшегося признания в тайном христианском исповедании (требующем подробного расследования и особой казни внедрившегося на государственную службу преступника), сорвав одежды, приковав к потолочной опоре и оперев торсом в пыточный столп, изменнику наносили новые и новые удары многохвостой плетью. Но, видя тщету пыток, прервав избиение, когда дух готовился уже отделиться от плоти, тело вынесли в темницу, дожидаясь оглашения приговора и воздвижения медленного костра, казнь на котором положена перебежчикам и недобросовестным караульным.

Тем временем, скрывшись от погони и переменив платье, девица Антонина услышала в толпе, что на днях станут казнить схваченного легионера, предавшего родину и вступившего в связи с преступным обществом врагов Рима, мерзких христиан. Исповедавшись епископу (или тем служителям, что замещали скрывавшегося на время гонений, от гнева языческих властей, владыку…), объявив о решении публично исповедовать веру и стать мученицей - невзирая на предписание исторгать из екклесии и предавать анафеме братьев и сестер, идущих на преднамеренное - не вынуждавшееся обстоятельствами мученичество, Антонина возвратилась ко дворцу наместника. Не полагая себя вправе пользоваться жизнью, полученной за жизнь освободителя, она отдалась в руки стражи.

…Та странная особенность совкового законодательства - когда, в мирное время, любых членов преступного сообщества, хотя бы единственным участником коего был военнослужащий, равно последнему, судил военный трибунал, идет из времен Римской империи, где гражданские органы утратили всякую силу, отдав свои права солдатам императора. И Антонина каралась теперь, тем же самым судом, что давеча определял приговор воину Александру.

Их долго били, растягивая на веревках, требуя назвать сообщников из 5-й колонны неверных римских подданных, агентов Императора Запада Константина, вошедших в сношения с расквартированной в городе войсковой частью, выламывали суставы, стегали плетьми и прижигали железом. И если Александр - как учили его старые боевые товарищи, побывавшие в германском или персидском плену - мог, когда не остается сил терпеть боль, напрягаясь, извлекать из мук сладострастное удовольствие, то Антонина, поделившая совесть между Александром и Христом, была лишена этой уловки, перенося муки, не ощущая поддержки в мысленном соединении с любезным…

Так и не добившись, ни оговора сослуживцев, ни показаний о братьях и сестрах в вере, начальствующие подтвердили присуждение преступников к воинской казни: сожжению на медленно горящем огне. Предложение центуриона - насиловать девку на глазах совращенного ею, легат, увлеченный модными гностическими философемами, отверг. Какой, мол, толк экспроприировать плоть подруги, ненужную самим преступникам - не склонявшему арестантку к соитию и добровольно явившейся к палачам дабы разделить с любезным костер?

Наемная римская армия эпохи кесаря Диоклетиана была "языческой" армией - не столько в эллинском сколько в варварском смысле. Легионеры исходили из племен, блюдущих чуждые просвещенным ромеям обычаи. Со-жжение (двойственное число) - им виделось загробным сопровождением, должным в Нави соединить женщину с земным другом, уходящим из Яви на общем костре. Такой участи - никто из судей не считал правильным, оставлять преступнику Александру, поправшему воинское братство ради чернявой и смазливой девки из круга развратных плебеев, ничтожных императорских подданных… Не должна была воспринять ее и Антонина - не должная получить в награду объединение с своим спасителем, братом (хотя и не во Христе) во плоти! И руки осужденных, способные схватить друг друга в объятия, во власти всемилостивого Огня, были потому безжалостно отрублены.

Воин Александр и девица Антонина приняли смерть в 9-м часу дня в субботу 02 мая, в год определяемый математическим расчетом: 308-й г. Н.Э. Их следственное дело, вердикт и приговор были включены в государственные судебные акты, откуда перешли в христианскую повесть, составленную вопреки тому, что Александр не имел ровно никакого отношения к Церкви, будучи язычником, подвигнутым похотью, а Антонина, не пожелав воспользоваться свободой, дарованной гибнущим спасителем, рассталась с жизнью вместе с ним, прикрыв глаза на свое посвящение Христу-Богу.

Фест, действительно, ненадолго пережил Антонину. В 312 году соправители Константин и Ликиний, выпустив Миланский эдикт о признании законным Христианского вероисповедания, пошли войной на кесаря Максимина Дезу, чьим военачальником был Фест. Разбитый, Максимин погиб в Мал.Азии, вместе со своими сподвижниками. Память Александра и Антонины 09, 10 (в русских святцах) и 12 июня. Именем св.Александра-воина, - коль скоро, разумеется, здесь было соблюдено строгое церковное правило крещения после 8 дней, что вероятно, ибо мы не знаем светского (мирского) имени князя, - будет окрещен родившийся 30 мая около 1221-1222 года Александр Ярославич Переславльский, будущий святой Александр Невский…

Роман Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.