ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Гой ты, Русь моя родная!..

В течение 2015 г. на различных российских телеканалах демонстрируют широко разрекламированный многосерийный художественный телефильм «Есенин», излагающий конспирологическую версию жизни и смерти великого русского поэта.

Не скрою, в надежде узнать что-то новое, доброе и чистое о поэте я старался внимательно фильм смотреть и размышлять над его достоинствами и недостатками. Однако, предельно разочаровавшись в своих надеждах,  скоро пришёл к печальному выводу: бессмысленное это занятие - полемизировать с либерально мыслящими автором романа Виталием Безруковым и режиссёром Игорем Зайцевым, по лекалам которых изготовлен сценарий одноимённого фильма, избрана его концепция и расставлены смысловые акценты.

Конечно, у каждого своя голова на плечах, и каждый волен «судить» по-своему историческую эпоху, её персонажей, в том числе яркую личность и трагическую судьбу Сергея Александровича Есенина. Но как важно при этом сохранить в памяти поколений его образ чистым и незамутнённым, отринув всевозможные злые домыслы и вымыслы, которые сопровождают и извращают имя Есенина вот уже многие десятилетия. Увы, к старым мифам теперь добавились новые, и создатели фильма постарались их активно раскрутить. Я понял: в наше время глубина есенинского образа, тем более в неолиберальной интерпретации, всё ещё остаётся непостижимой. «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье», как глубоко поэтично выразился сам Есенин.

Очень сомнительна художественная версия образа Сергея Есенина, ведь телезритель ищет в нём прежде всего жизненную достоверность, а вместо неё в фильме то и дело концентрируется внимание зрителя на экстравагантных выходках Поэта (они, признаю, имели место быть у Есенина, но далеко не в таком гигантском количестве, как показано в телесериале). Актёр С. Безруков явно теряет чувство меры, сводя сущность эмоционально-экспрессивных импульсов Поэта к его, дескать, ярко выраженной болезненной рефлексии, вольно или невольно культивируя тем самым давний злобный миф о Есенине - «горьком пьянице» и «неудержимом скандалисте»…  

Дальше – больше. На экране чуть ли не в каждой сцене мы видим Есенина не только склонным к безудержным запоям и скандалам, но и патологически экзальтированным, болезненно эпатажным в самых повседневных жизненных ситуациях, что также очень далеко от правды. Реальный Сергей Есенин, по свидетельствам современников, отнюдь не отличался необузданным нравом, в чём хотят нас убедить создатели фильма, напротив, в жизни был кротким и необычайно доброжелательным человеком.  

Переходящие из серии в серию бурные сцены кровавых драк и обильных застольных возлияний прямо-таки  обескураживают. Невольно ловишь себя на мысли: да когда же это Поэт умудрялся писать свои прекрасные стихи и поэмы, если, как нам показывают, он только тем и занимался, что  денно и нощно буйствовал и «не просыхал»?..

А теперь коснусь более сущностных вопросов, непосредственно связанных с обстоятельствами последних дней жизни поэта и его загадочной гибели.

 ВЕРСИИ: ОФИЦИАЛЬНАЯ И ЛОГИЧЕСКАЯ 

Прошло уже 90 лет, как случилась кровавая трагедия в гостинице «Англетер», а светлая память о Есенине не угасла и, уверен, не угаснет, несмотря на длительное замалчивание и даже одно время строгий запрет на его светлое имя и творчество, а также всё ещё продолжающуюся дискредитацию его личности и дискриминацию творческого наследия некоторыми современными литературными и прочими критиками, поддерживающими ложную версию о самоубийстве поэта.

Телезритель, конечно, не мог не  заметить, что красной нитью через сериал «Есенин» проходит сюжет уже из нашего времени – поиск подлинных причин гибели поэта подполковником милиции, в замечательном исполнении актера Михайлова. Художественно-историческое время то и дело ретроспективно перемежается с современностью, убеждая нас в том, что загадочная гибель Есенина – не такая уж далёкая, канувшая в веки история, она тесно взаимодействует с нашими днями. Более того, версия убийства поэта до сих пор кое-кем решительно отвергается, а потому вопрос обретает острую научно-познавательную злободневность.

Короткая, но чрезвычайно насыщенная творческая жизнь Есенина, как лучезарно светящаяся комета, пронзила своим светом времена и пространства, высветила его провидческим талантом кроваво-трагический хаос революционных разрушений, глубочайших внутренних смятений и душевных надрывов, эхом отозвалась в последующие десятилетия огромными социальными катаклизмами.

Террор и жестокие репрессии оказались тяжелейшим испытанием как для Есенина, так и для всего русского народа и других коренных народов России. Поистине, как цинично выразился Л. Троцкий (достаточно убедительно сыгранный артистом Хабенским), России выпала роль стать «вязанкой хвороста в костре мировой революции»…

Возможно, подтолкнуло к созданию т/с «Есенин» и то важное обстоятельство, что за последние годы в российской печати стали появляться хранившиеся десятилетиями в спецхранах под грифом «секретно» или «не выдавать» материалы о трагической гибели поэта, и, естественно это не могло не повысить  обострённого внимания к его творческому наследию и роковой судьбе..

…Существуют, как известно, две версии о смерти Есенина: первая – официальная, на протяжении десятков лет безапелляционно утверждающая его самоубийство через повешение, и вторая, убедительно, на наш взгляд, доказывающая преднамеренное убийство Поэта с последующей имитацией самоповешения.

Версия о самоубийстве впервые была высказана в акте участкового милиционера Н. Горбова, составленном в гостинице «Англетер» в день гибели, а на следующий день в записи акта смерти, взятом В. Эрлихом (считавшимся другом Есенина) в загсе, и в акте судмедэксперта А. Гиляровского, констатировавшего наступление смерти от асфиксии при повешении.

В этот же день (29 декабря 1925 г.) в «Красной газете» было опубликовано небольшое сообщение об этом происшествии. Версия о самоубийстве Есенина была активно поддержана и распространена в средствах массовой информации статьями-некрологами  властителей России того времени - Л. Троцкого, Н. Бухарина, А. Луначарского, Л. Сосновского. В дальнейшем эта версия поддерживалась деятелями пролеткульта (РАПП) в воспоминаниях и мемуарах различных авторов, а также в академическом литературоведении и даже в «научном» есениноведении...

В статье Троцкого «Память Сергея Есенина», опубликованной в партийной газете ЦК ВКП (б) «Правда», редактором которой был Николай Бухарин, на фоне сдержанных формальных похвал высказано чёткое, клеймящее заключение: «Поэт погиб потому, что был не сроден революции…», «поэт не от мира сего…», «к смерти Есенин тянулся почти с первых годов творчества» и, наконец, «…умер поэт. Да здравствует поэзия!» Но не сказано, какая именно поэзия должна здравствовать. Из статьи можно понять, что русской поэзии до сих пор не было и нужно создавать революционно-новую, пролетарскую поэзию – лакействующую прислужницу большевистской власти.

Кстати, о какой литературе и журналистике помышлял Троцкий, чётко высказано им в сцене телефильма «Есенин», в которой Лев Давидович с елейно-слащавой улыбочкой пытается убедить Есенина возглавить новый литературный журнал и печатать в нём всё, что тому не пожелается, «кроме порнографии и контрреволюции».

Есенин не был таким наивным несмышлёнышем, чтобы тут же не «раскусить» провокационное предложение партийного босса: ему почти открыто было предложено стать управляемым придворным поэтом и журналистом, дабы напрямую обслуживать кремлёвскую головку того времени и, разумеется, в первую очередь лично самого Троцкого. На что гордый и независимый поэт, конечно же, согласиться не мог не за какие партийные коврижки, а потому мгновенно стал персоной нон-грата и был обречён…

Отмечу также, что некролог опубликован 19 января 1926 года и вслед за ним были тотчас прекращены расследования гибели поэта и публикации в печати материалов об этой непонятной трагедии. Одновременно с этим началась активная пропаганда версии о его самоубийстве и навешивание всевозможных ярлыков, легенд и экзотических вымыслов. Бухарин в «Злых заметках», опубликованных в той же «Правде» в январе 1927 года, написал в грубом и тенденциозном стиле злую ложь, извращающую сущность необычайно яркого творчества поэта, ввёл в обиход расхожий ярлык  – «есенинщина» и призвал «дать залп по ней», надо полагать, изо всех подвластных ему идеологических орудий…

Залп был дан незамедлительно по всем направлениям. Указом Сосновского, ведавшего издательскими делами, была запрещена публикация всех произведений Есенина; запрет продолжался до 1950-х годов.

Нарком просвещения Луначарский вроде бы начинал за здравие, но кончил, как говорится, за упокой: выступая перед учителями, дал жёсткую установку: «Обыкновенно, когда подходят к Есенину, к его поэзии, прежде всего стараются установить, что он сам хулиган, сам пессимист, сам упадочник. Это односторонняя и для нас маловыгодная позиция. Мы этим замалчиваем кое-что из того, что нужно для борьбы с «есенинщиной»… Мы должны сказать, что с самого начала Есенин по существу не представлял собой той первоклассной величины, того, так сказать, сокровища общественного, каким его пытались сделать… Меркнет и его талант, меркнет, как потухшая лампа, в которой нет керосина».

Не стали себя ждать и широкие идеологические, методические, методологические и пр. государственные «меры», дискредитирующие  и по существу уничтожающие творчество великого русского поэта. Комиссариат просвещения запретил изучение его творческого наследия в школах и вузах. Был закрыт музей Есенина в Москве, созданный по инициативе его жены С.А. Толстой в 1926 году, а С.М. Эйзенштейн, С.В.Шток и Г. Янушкевич, положив в основу сценария  вышеупомянутые «Злые заметки» Бухарина, приступили к созданию кинофильма под самоговорящим названием -  «Против есенинщины».

Наконец, в усилившейся антиесенинской пропаганде на поэта было навешено столько оскорбительных невежественных ярлыков и разной злопыхательской клеветы, что их даже неудобно повторять. Для примера лишь приведу цитату из статьи Б. Розенфельда в «Литературной энциклопедии», изданной в 1930 году: «Богема и принимавший всё более острые формы наследственный алкоголизм (!) привели Есенина к гибели. Под влиянием тяжёлых психических заболеваний он окончил жизнь самоубийством» (т. 4, с. 80).

Из более поздних источников, расследовавших причины гибели поэта, следует: не исключено, что для укрепления официальной версии были репрессированы наиболее осведомлённые свидетели трагедии Есенина. Среди них оказались милиционер Н. Горбов, судмедэксперт А. Гиляревский, застрелилась на могиле Есенина Галина Бениславская, погибла Айседора Дункан, повешен или повесился Г. Устинов, исчез В. Назаров, управляющий гостиницей «Англетер», убита на квартире Зинаида Райх и расстрелян В. Мейерхольд, несостоявшийся постановщик есенинской поэмы «Пугачёв». В 1937 году расстреляны поэт и друг Есенина Н. Клюев и восемнадцатилетний сын Георгий. Наконец, отметим неожиданную, явно преждевременную смерть таких друзей Есенина, как Д. Фурманов (1926 г.), испохабленный образ которого нам преподнесли  недавно в российском телесериале «Страсти по Чапаю», и В. Брюсов (1924 г.), вскоре после активной и успешной защиты Есенина на суде по провокационному обвинению его Сосновским в пресловутом антисемитизме…

Кровавым репрессиям, как известно, подверглись многие русские поэты, выходцы из крестьян, считавшие по праву Есенина своим учителем и лидером в поэзии. Эрлих уехал в Англию, а Мариенгоф, написав лживый «Роман без вранья» (по меткому определению друга Есенина, великого скульптора С.Т. Коненкова, «Роман вранья»), перестал писать и печататься…

Тут надо отдать должное стараниям создателей телефильма «Есенин»: они не  поскупились на чёрные краски, изображая Мариенгофа с одной стороны личностью неординарной и даже талантливым поэтом-имажинистом, а с другой - откровенным негодяем, присвоившим творческие гонорары Есенина, что дало полное основание Сергею Александровичу заклеймить бывшего «друга» откровенной «сволочью»… Всё это в полной мере соответствует действительности.

Литературовед Ю. Прокушев в книге «Все мы дети России» (М., 1990, с. 244) излишне самонадеянно утверждает: «Стоит ли ворошить прошлое: вспоминать, что было после смерти поэта в двадцатые-тридцатые годы, что происходит в пятидесятые и позднее. Ведь справедливость восстановлена. Истина очевидна».

Такая постановка вопроса о трагическом конце Есенина по меньшей мере не только преждевременна, но и лишает возможности установить объективную истину, очистить поруганную память о поэте от лженаучных наветов и вымыслов. К сожалению, возглавлявшийся  Ю. Прокушевым «Есенинский комитет» сделал безоговорочный вывод о том, что нет «каких-либо оснований для подтверждения версии об убийстве Есенина».

В кратких информационных сообщениях В. Радзишевского в «Литературной газете» от 7 июля и С. Берестова в «Комсомольской правде» от 14 июля 1994 г. перечислены с тенденциозным акцентом «криминальные версии» о том, чем и как убивали поэта, и ни одного слова не сказано о тяжести и характере нанесённых травм, о том, когда они были нанесены – до или после наступления смерти. Авторы пишут: «Экспертиза посмертных фотографий и масок Есенина подтвердила, что повреждений в области лобной кости нет и рукописный текст стихотворения «До свиданья, друг мой…» выполнен самим Есениным… живой кровью», которой «потребовалось две (!) капли»…

«Эти заключения не имеют научного, особенно медицинского обоснования, они извращают сущность фактов», - решительно настаивает Фёдор Александрович Морохов, доктор медицинских наук, историк-литературовед из Санкт-Петербурга (См.: Морохов Ф.А. Память учит и обязывает. Правда и ложь об убийстве поэта. Ярославль, 1995, с. 90).

Творчеством Сергея Есенина Ф. Морохов увлёкся ещё в студенческие годы. А когда уже в конце 1970-х - начале 80-х годов в печати были опубликованы засекреченные ранее документы, фотографии, проливающие свет на внезапную смерть поэта, учёный всерьёз заинтересовался обстоятельствами гибели Есенина. Он собрал и перечитал всё, что имеет хоть малейшее отношение к данной теме: воспоминания и свидетельства современников, документы судебно-медицинской экспертизы, материалы следствия, побывал в бывшей гостинице «Англетер» - последнем пристанище поэта, познакомился с фотографиями, сделанными в тот трагический день 29 декабря 1925 года, обследовал посмертную маску поэта. Благо, жил Фёдор Александрович тогда в г. Ленинграде буквально в сотне шагов от здания, в котором и располагалась эта гостиница.

Все собранные материалы Ф. Морохов проанализировал не только с точки зрения историка-литературоведа, но и как крупный специалист - патофизиолог. Он пришёл к однозначному и твёрдому выводу: Есенин был убит с последующей имитацией самоубийства. «Об этом свидетельствуют странгуляционная полоса (след от петли), проходящая не на шее, под подбородком, впереди правой ушной раковины к левой; тяжёлые травмы (глубокая вмятина на лбу в области переносья, предположительно от удара рукояткой нагана, выбитый глаз, рана на тыльной стороне правого предплечья), которые на основе законов патофизиологии имеют прижизненное происхождение», - пишет исследователь.

В 1987 году, выступая с докладом на ежегодных Есенинских чтениях в Ленинграде, Фёдор Александрович обнародовал свою версию преднамеренного убийства Есенина. Изложение его доклада было опубликовано в газете «Труд». С того дня началась тяжёлая борьба видного русского учёного с теми оппонентами, кто придерживается «навязанной нам властями», как считал Фёдор Александрович, официальной версии о самоубийстве поэта. Он выступил с большими обстоятельными статьями в литературно-публицистических журналах «Молодая гвардия» и «Русь», печатался во многих еженедельниках, массовых изданиях. К 130 его специальным трудам по медицине и психологии за последние годы добавилось больше десятка внушительных, содержащих мощную доказательную базу публикаций по есениноведению. По меньшей мере странно и печально, что имя Ф.А. Морохова и его работы ни разу не прозвучали в телесериале «Есенин», были явно проигнорированы…

…Автору этой статьи довелось немало лет не только знать Ф.А. Морохова, но и читать его замечательные разножанровые работы, близко общаться с ним в  Санкт-Петербурге на его квартире в доме по ул. Декабристов, по многу часов беседовать на литературные и другие темы, в том числе о творчестве и загадочной смерти Сергея Есенина. Далее я передаю слово председателю Петербургского отделения Фонда российской культуры, действительному академику Петровской академии наук и искусств Ф.А. Морохову.

Судебно-медицинский и патофизиологический анализ, обобщение всех установленных травм и ранений в плане их прижизненного или посмертного происхождения и тяжести позволяет утверждать, что «вдавленная борозда», глубиной 0,3 – 0,5 сантиметра, с угловым дном, не могла образоваться от давления цилиндрической трубой. Ожога ладони не отмечено. На четыре сантиметра выше борозды, на лобной кости отчётливо виден параллельно идущий валик, что можно считать отломанной костной пластинкой, верхним её краем, а нижний, вдавленный край образует борозду. На маске и фотографиях хорошо видно повреждение переносья с ямкой под бровью в углу глазницы, что и  убедительно трактуется некоторыми исследователями, как входное отверстие от пули. Правильное объяснение этого факта лежит на совести судмедэксперта.

На фотографиях, которые хранятся в Пушкинском доме, хорошо видна горизонтальная рана на тыльной стороне правого предплечья с разошедшимися краями, почти до округлой формы, над глазницей большой синяк, отмеченный в акте Горбова. На посмертной маске отчётливо виден отёк век, распространившийся на щеку. Все эти травмы могли возникнуть только на  ж и в о м  ещё теле Есенина. Подчеркнём их прижизненное происхождение (выделено мной. – В.Ю.).

Объективный анализ приведённых данных позволяет сделать вывод о том, что Есенину был нанесён сильный удар в область переносья твёрдым прямоугольным предметом. Потом уже, после наступления смерти, коченеющее тело, согнутой в правом локтевом суставе рукой и «захватом» кистью трубы отопления, было к этой трубе привязано верёвкой «за шею с правой стороны». Об этом можно судить по странгуляционной борозде, проходившей впереди правой ушной раковины, под подбородком левой ушной раковины и теряющейся позади её где-то на голове, повёрнутой лицом к стене.

Если принять на веру невероятное, продолжает Ф.А. Морохов, что Есенин даже с такими тяжёлыми травмами сумел залезть под самый потолок высотою не меньше четырёх метров и самостоятельно привязать себя верёвкой к вертикальной трубе, приняв при этом описанное положение, то при наступающем умирании и общем расслаблении мышц (релаксации) тело его выскользнуло бы из полупетли, державшей его за подбородок, и упало бы на пол.

Таким образом, специальное медицинское расследование, проведённое Ф.А. Мороховым, убедительно опровергает «самоубийство» Сергея Есенина и неопровержимо доказывает, что он  б ы л  у б и т.

ПОЭТ ХОТЕЛ ЖИТЬ

…В автобиографии 1924 года Сергей Есенин написал о себе, о своём нелёгком жизненном пути и творчестве: «Мне пока ещё рано подводить какие-либо итоги себе. Жизнь моя и моё творчество ещё впереди». О желании расстаться с жизнью путём самоубийства даже намёком не говорится ни в одном произведении поэта, в том числе и в предсмертных «Чёрный человек» и «До свиданья, друг мой, до свиданья». Более того, с критикующим его двойником-собеседником, своим сильным и опасным врагом – чёрным человеком, он вступает в непримиримое единоборство в борьбе за жизнь. Прочтём ещё раз окончание гениальной поэмы, которая полна метафор и философско-психологических обобщений, реминисценций, поэтических откровений и художественных образов:

Чёрный человек
Ты прескверный гость. Эта слава давно
Про тебя разносится. Я взбешён, разъярён,
И летит моя трость
Прямо к морде его
В переносицу…

…Как известно, в литературоведении придаётся особое значение как факту, подтверждающему бесспорную версию о самоубийстве поэта, якобы его предсмертное стихотворение:

До свиданья, друг мой, до свиданья,
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставание
Обещает встречу впереди.
До свиданья, друг мой, без руки и слова,
Не грусти и не печаль бровей,
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей…

Ф.А. Морохов не без оснований ставит под сомнение, что это стихотворение написано рукой Есенина, да ещё якобы перед самоубийством поэта его собственной кровью…

В самом деле, во-первых, весь художественный колорит данного авторского монолога недостаточно типичен для есенинского поэтического стиля своей лексической прямолинейностью, заметной, явно бросающейся в глаза обеднённостью образов и особенно очевидным несоответствием творческому состоянию, жизненным целям, интересам и планам поэта. Во-вторых, то, что стихотворение написано рукой Есенина, утверждали в своих воспоминаниях только Эрлих и Е. Устинова. Произведение было опубликовано в «Красной газете» 29 декабря 1925 г., на второй день после смерти Есенина. Там же было высказано, что оно адресовано Эрлиху. Но ведь хорошо известно – Эрлих никогда другом Есенина не был!.. «Милым другом» поэт называл своего идейного единомышленника, крупного поэта той эпохи Николая Клюева. В этом можно легко убедиться, перечитав их большую переписку. В-третьих, до настоящего времени окончательно не установлено, когда и как стихотворение попало в Пушкинский дом и в редакцию данной газеты.

«Мне представилась возможность видеть это стихотворение при дневном и электрическом освещении, - пишет Фёдор Морохов. – И у меня возникли сомнения, отмеченные выше. Цвет букв похож на цвет фиолетовых чернил. Буквы сравнительно большей величины, чем обычный почерк поэта, толщина их недостаточно ровная, без утолщений и неизбежных клякс, которые должны бы быть при написании свежей кровью, как известно, свёртывающейся (коагулирующей) в белковые сгустки. Написание 38 слов, имеющих 194 буквы и 14 знаков препинания между ними, без клякс от сгустков свежей крови трудно представить – это практически невозможно» (См.: Морохов Ф.А. Указ. изд., с. 25).

…Пронзительный трагизм судьбы Есенина, его неожиданная ранняя гибель в расцвете поэтического дарования и активной творческой деятельности не являются только его личной трагедией, тесно связаны с трагичностью судьбы России и русского народа.

В русской национальной поэзии и литературе Есенин, как и Лермонтов, Гоголь, Достоевский, другие духовные светочи русского национального самосознания, неповторим и выходит за пределы установившегося понятия о гениальности. Я не могу согласиться с теми деятелями позитивистского либерального лагеря, которые высокомерно «позволяют» занять «крестьянскому» поэту отведённую ему, «достойную» его нишу, ибо Есенина нельзя поставить ни в какой ряд деятелей искусства и культуры, он  у н и к а л е н  в русской поэзии, как уникальны по-своему Пушкин, Некрасов, Тютчев и вся прекрасная классическая плеяда отечественных творцов слова.

Провидческий гений Есенина проявился не только в поэтическом слове, но и в прозе, драматургии, публицистике. Он не утратил, а обрёл новую жгучую злободневность в наше вихревое, нелёгкое время развала России и её тяжкого прозрения, трудного духовно-нравственного становления. Поездив по Европе и Америке, Есенин, с присущей ему прямотой и открытостью, с тонкой художественной образностью и публицистической остротой выразил своё отношение к загранице. В автобиографии он писал: «Мне нравится цивилизация. Но я очень не люблю Америку. Америка – это тот смрад, где пропадают не только искусство, но и вообще лучшие порывы человечества. Если сегодня держат курс на Америку, то я готов предпочесть наше серое небо и наш пейзаж… Это не то, что небоскрёбы, которые дали пока что только Рокфеллера и Маккормика, но зато это то самое, что растило у нас Толстого, Достоевского, Пушкина, Лермонтова и других».

БЫЛ ЛИ ЕСЕНИН АЛКОГОЛИКОМ?..

О Есенине ещё в двадцатые годы минувшего века искусственно подогревался грязный миф, будто он беспросыпный пьяница и несусветный дебошир, а, согласно роману  Мариенгофа, даже конченный алкоголик. К сожалению, этот клеветнический ярлык поддерживают некоторые современные литературоведы и публицисты. К примеру, в своей обширной статье в русскоязычном журнале «Литературный Азербайджан» (№ 11, 1990 г.) некая Г. Шипулина пыталась  активно поддержать этот клеветнический миф, приводит в качестве «свидетельства» цитаты из сомнительных воспоминаний авторов, где-то и когда-то якобы видевших поэта в состоянии жуткой  алкогольной невменяемости.

Не удержались от подобного дурного соблазна и творцы сериала «Есенин», многокрасочно расписав буйные пьяные разгулы-загулы поэта, отчего создаётся впечатление, будто это и было их главной  «творческой» задачей…

Скажем и мы: да, Есенин выпивал и пьяным бывал, но это происходило, как правило, в компаниях почитателей и доброхотов-приятелей на различных встречах, особенно в заграничной поездке по Европе и Америке с А. Дункан, которая и сама была, чего греха таить, весьма пристрастна к алкоголю. Однако ни в одном медицинском документе, ни в одном воспоминании, исключая Мариенгофа, не отмечено ни одного признака, характеризующего наркотическое пристрастие Есенина к алкоголю. «Он не страдал алкогольной потребностью, так называемой физической зависимостью от алкоголя, у него не было, как у пьяниц, потребности в рюмке опохмелья и многодневных запоев, присущих алкоголикам, - пишет Фёдор Морохов. – Наоборот, он понимал свою слабость в противодействии компаниям его поклонников и почитателей выпить за его счёт. Когда надо сила воли у него побеждала, он был вполне адекватен и мог контролировать себя» (См.: Морохов Ф.А. Указ. издание).

Жёстко осуждая себя в последние годы жизни, Есенин твёрдо решил расстаться с вредной слабостью. Так, в письме к Г. Бениславской в 1924 году он писал: «Назло всем не буду пить, как раньше… Вообще хочу всех привести в недоумение. Уж очень мне не нравится, как все обо мне думают… Всё это было прощанием с молодостью. Теперь будет не так».

В Ленинград Есенин приехал с большим желанием жить по-новому, осенённый вдохновляющими большими творческими планами, с твёрдым решением создать свой литературный журнал. Отмечу также, что за последние два года жизни Есенин написал более ста произведений, которые являются наиболее идейными и высокохудожественными. В стихотворении «Пушкину» он так выразил своё оптимистическое настроение и жажду жизни:

Но обречённый на гоненье,
Ещё я долго буду петь…
Чтоб и моё степное пенье
Сумело бронзой прозвенеть…

К сожалению, в телефильме о Есенине почти отсутствуют сцены, из которых можно было бы узнать, как поэт создавал свои поэтические шедевры, что являлось источником его необычайного творческого вдохновения. Иначе сказать, тонкая и многообразная творческая стихия гениального русского Поэта осталась вне внимания создателей фильма.

Ни слова не сказано в фильме о Есенине - глубоком теоретике художественного слова. Как-то получилось так, что в исследованиях о нём говорят и пишут преимущественно как о великом поэте, оставляя в тени его талант писателя, публициста и литературного критика. А ведь он и в этих качествах необычайно велик: его самобытная проза, захватывающие литературно-публицистические эссе, статьи, письма и заметки восхитительны и оригинальны, глубоки своим содержанием, поражают новизной эстетических открытий и философскими обобщениями. Из таких произведений хотелось бы отметить «Ключи Марии», «Быт и искусство», «О пролетарских писателях», письма Г. Панфилову, Иванову-Разумнику и  многие другие.

…Триумф поэтического мастерства и трагедия жизненного конца Сергея Александровича Есенина до настоящего времени, на мой взгляд, объективно не раскрыты; к сожалению, всё ещё извращается память о нём, как о нашем немеркнущем национальном гении, вот теперь, как ни грустно, и в отечественном кинематографе. А пора бы тщательно очистить её от клеветы и наветов, злых наслоений и лженаучных интерпретаций, пустивших глубокие корни ещё в роковые двадцатые годы. Причиной тому является не только знаковая дата 120-летия со дня рождения Поэта, но прежде всего его величайший, ещё не до конца оцененный вклад в русскую и мировую литературу.

…Перед тем, как предложить эту статью журналу или газете, я решил познакомить с ней некоторых специалистов как от медицины, так и от литературы. Так, врач-невролог по профессии и широко известная кубанская поэтесса Анна Перевозова мне пишет: «Уважаемый Владимир Александрович! С удовольствием и интересом прочла вашу статью о Есенине. Статья замечательна сама по себе и должна быть доступна многим читателям. Что касается давнего вопроса о смерти поэта, склоняюсь тоже к версии об убийстве его. Версия о его самоубийстве мне, врачу, представляется невероятной глупостью. Повеситься на горячей трубе таким способом, как это было преподнесено для обывателя, надо ещё умудриться. Человек, действительно желающий покончить с жизнью, сделал бы это совсем по-другому: как Маяковский или Фадеев. К чему изобретать для себя такой экзотический, мучительный и сомнительный способ самоубийства, когда есть более простые и надёжные?! Конечно, Есенин был убит (выделено мной. – В.Ю.).

И, конечно, полностью согласна с Вами: поэт не был таким диким и неуравновешенным, как преподносят его теперь, в том числе и с экрана. Не надо быть великим психологом. Стоит только посмотреть на лицо его. Да, есть что-то детское, мальчишеское, не совсем волевое (недаром тяготел к женщинам старше), но лицо открытое, доброе, с мягкими чертами, без какого-либо намёка на развращённость, необузданность. Если и были какие-то порывы эмоциональности, склонность к алкоголю, то, догадываюсь, что сам Есенин скорее тяготился этой своей некоторой несобранностью, чем хвастался ею и выставлял напоказ. И про истинное лицо «друзей», и про жизнь всё в глубине души понимал… просто не умел мстить и строить отношения с холодным расчётом. Простой и естественный, живущий скорее от сердца, чем от ума (хотя был далеко не глуп). За что и поплатился».

Известная кубанская поэтесса, член Российского Союза писателей Людмила Дейнега пишет прямо и чётко: «Я вообще была возмущена этим фильмом («Есенин». – В.Ю.). Кощунство!! Никогда нельзя перед потомками очернять гения России. Что-то можно просто не заметить, опустить. Читать его надо. Читать! И тогда поймёшь, кто он…

Горько и обидно сознавать, что столько низменного кружится довольно долго вокруг Сергея Есенина. На могиле поэта до сей поры собирается множество почитателей его таланта, его любят, чтут, потому что творчество пахнет мятой, чабрецом, парным молоком… Мамой и Россией!.. Все мы под Богом. И в чём-то опускать человека после смерти – грех. Тем более такой грандиозный талант. Время неумолимо, оно сталкивает мнение многих, но я бы не подала руки создателям этого лживого, пасквильного фильма. Сейчас вообще мало режиссёров, которые могут оттачивать бриллианты истории и литературы. А жаль.

Хочется верить, что потомки поднимут на должную высоту всё то, что выстрадано и пережито великими творцами нашей литературы. В канун 120-летия Сергея Есенина пересматривала все серии в ноутбуке. Возмущалась уже в первой серии. Сам артист Безруков неплохой, но мне он даже внешне не нравится, как типаж под Есенина. Пусть бы артист сыграл по-другому, но чисто внешне в сериале о таком поэте он должен быть похожим. Фильм спорный, сырой и недоработанный во многом. Показали человека, явно болеющего шизофренией, безбашенного и неумного. Вот это возмутило ещё больше, потому что Есенин гениален по своей врождённой русскости. От его поэзии веет степным ветром, листопадами, пахнет ландышами и полынью, а скошенная трава так и стоит перед глазами.

Фильм о Есенине не донёс до меня даже чисто русского лица, какое было у поэта. Получился какой-то надуманный прощелыга городского типа, читающий с вызывающим пафосом, с каким никогда не читал Есенин. Из великого русского поэта сделали какого-то вульгарного завсегдатая кабаков, хотя деревенский парень того времени много лет оставался деревенским, даже уже будучи широко известным поэтом, ведь воспитание было совсем другим. Отсюда и тоска его по родному дому, по матери, по полю, по деревенским рощам и лесам… Фильм явно заказной, снят в манере иностранных фильмов. Такие горе-киношники порочат русскую нацию в целом. Да им никогда не понять русскую душу! Снимать что-то о гении должны гении, а их нет… Ушёл Герасимов, нет старшего Бондарчука… А молодые рвутся снимать то, чего никогда не видели и не чувствовали. Разве может московский пижон сыграть талантливого деревенского хлопца глубинки?! Да у него даже движения не те! И школа вживания в образ другая. Подход к созданию образа ужасен сам по себе. Горько мне за Сергея Есенина!.. Обидно до слёз.  Е г о  д в а ж д ы  у б и л и  э т и м  ф и л ь м о м».

Мне кажется, в комментариях эти письма не нуждаются.

Владимир Юдин,
г. Тверь
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.