ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Акционисты из Ленинградской администрации…
По акад.Бередникову – Молотов-коктейлем

«Снос истории» - так определяет происходящее библиограф Тихвинской районной библиотеки №1 им.Мордвинова Алла Александровна Титова: «…Год литературы в Тихвине может быть отмечен, в том числе, сносом дома одного из первых тихвинских литераторов Бередникова, который был не только академиком, археографом, но и поэтом. Он был, также как А.С.Пушкин, К.Н.Батюшков, А.А.Дельвиг, В.К.Кюхельбекер, действительным членом Вольного общества любителей словесности, наук и художеств "по части словесности". Дом Бередникова на улице Труда (в прошлом Петербургская ул.) расселен, подлежит сносу и уже постепенно разбирается. Мы празднуем 500-летие Успенского собора и рушим дом автора "Историко-статистического описания первоклассного Тихвинского Богородицкого Большого мужского монастыря», - говорит она в интервью «Тихвинским Новостям».

После боев 1941 г. уцелевших зданий оставались в Тихвине единицы.

Тогда, в середине ноября ударили холода, и представитель Ставки ВГК Л.З.Мехлис категорически потребовал восстановить сообщение с берегом Ладоги, ориентировав всю фронтовую авиацию: площадями бомбить зажигательными бомбами населенные пункты, прилегающие к немецкому фронту, лишая жилых укрытий, вымораживая Вермахт (не имевший зимнего обмундирования). Но попытка обрезанного кремлевского художника-акциониста - воплотить рукотворный Конец Света, была предотвращена Девой-Богоматерью. Чудом, явленным Ею, прочно удерживавшие Тихвин - солдаты Вермахта, оборонявшие Успенский монастырь, прониклись паникой и обратились в бегство, прекратив бой.

Наряду с домом Римского-Корсакова, поврежденным снарядами при штурме 08.12 (спасенным лишь тем, что боеприпасов РККА категорически не хватало, а узлом немецкой обороны был монастырь), но тщательно отреставрированным к 1944 году, уцелел и дом Бередникова. Так что, это еще и памятник освобождению Тихвина в декабре 1941 года, помнящий его штурм!

В 3-м тысячелетии, однако, ему грозит участь всех прочих древних тихвинских зданий - от коих, волею Л.З.Мехлиса, к 1942 году остались лишь печные остовы. Погребенного Кремлевской стеной активиста «Поалей Цион» - заменили активисты партии антифашистов, жуликов и воров!

Имя Я.И.Бередникова (07.10.1793 – 28.09.1854), к сожалению, известно его соотечественникам очень плохо. Хотя возмутиться и забить тревогу должны были бы многие: и Академия наук, и Министерство культуры, и союзы писателей и композиторов, и Консерватория, и Патриархия! Заслугами пред Отечеством акад.Бередников никак не уступит, ни А.А.Шахматову, ни А.М.Панченко, Д.С.Лихачеву. Увы, имена ученых – не спешивших возвеличивать себя, в первую очередь, записываемыми в столбик виршами, народу интересны слабо…

Ныне, когда источником знаний о мире стал телевизор, а методом госпропаганды - сочинение «альтернативных» историй, Русский историк, издававший историю подлинную, в первоисточниках, сделался и вовсе «социально вредным элементом» - классовым врагом посткоммунистической КГБ-шной державы. Именно он - наряду с суздальскими и новгородскими - опубликовал Ипатьевскую: старейшую русскую летопись (1290 г.), советской наукой квалифицированную как «украинская». Древнейший список ее (ХV в., старше польских и малороссийских списков), однако, переписан псковским писцом, а из летописных повестей видно, что на Волыни и в Новгороде даже в ХIII веке бытовала одна и та же, возникшая в Переяславе Русском (ныне Хмельницкий), редакция летописных повестей. Отсюда же современники открывают, что фейковая, якобы украинская фраза «хто не скоче, той москаль», - вообще не имеет отношения к западному (украинскому) наречию, в оном подпрыгивать – уже в 1151 году называлось «гОпать» (ныне ср.: «гопак»); скакать – это, в действительности, церковнославянизм, насаженный в эпоху московского патр.Никона… Под этим же годом, рассказав о появлении на Руси рыцарских турниров, летопись непринужденно подпиливает опоры азиатской идеологии КГБ-шных российских «евразийцев»…

Раньше было лучше: в «Тихвинском земском календаре» на 1917 г. дом Бередникова числится среди главных городских достопримечательностей, наряду с домом Римского-Корсакова и первым городским каменным зданием.

Сегодня же он, расселенный и заброшенный, занят бомжами. В радостном предвкушении ожидаемого объединения СПб. и ЛО, должного резко повысить цену земли в райцентрах - куда чиновные мигранты планируют принудительно расселять «старых» петербуржцев, здание было «иных веков татарами и монголами» выставлено на конкурс по сносу ветхих строений, сбереженное от экскаватора, лишь постольку, поскольку - в последний момент - «обнаруживалось», что еще в 1979 г. было внесено в перечень охраняемых памятников.

Когда его не удалось размазать по грунту траками гусеничной техники, дело сноса было предоставлено «социально близкому элементу» партии жуликов и воров – ополченцам Молотов-коктейля, российским бомжам…

Мы напоминаем о деяниях и заслугах Якова Ивановича Бередникова.

Тема Ивана Грозного – ключевой лейтмотив 1-й оперы Н.А.Римского-Корсакова «Псковитянка», впоследствии воспроизведенная лейтмотивом (без вокальной партии) и в «Царской невесте» (пьесы Л.А.Мея), была основана на подлинной мелодии, созданной царем-музыкантом Иваном Васильевичем (это подметил еще В.В.Ястребцев). С детства запомнив праздничную обстановку архимандритских служб Успенского монастыря, где звучали древние стихиры св.митр.Петру, Владимирской иконе, иные средневековые гимны, мальчик, последний раз бывший в Тихвине на похоронах отца в нач. 1860 г., не мог сам узнать авторства: в церкви служебные тексты поются без представления автора. Назвать его мог начальник сотрудника Археографической комиссии Льва Мея (готовившего к изданию псковские летописи), друг семьи Римских-Корсаковых, учивший их детей Воина и Николая грамматике и каллиграфии, исследователь скриптория Тихвинского Большого монастыря: академик Яков Бередников.

Он же, возможно, познакомил учеников со старшей редакцией «Сказания о Казанском царстве» - сохранившейся в ничтожном числе списков и изданной лишь в ХХ веке, сентенция откуда, однако, прозвучит цитатой в Песне Варяжского гостя в опере «Садко», законченной к 1898 г. (также, похоже, она цитируется в ремарке М.П.Мусоргского от 06.08.1873 к 5-му акту «Хованщины», писавшейся в период тесного сотрудничества с Римским-Корсаковым).

Сын тихвинского купца, Яков начинает учебу в Тихвинском духовном училище, попутно обучившись французскому и немецкому языкам. Как рассказывает дореволюционная энциклопедия, «архимандрит Герасим поощрял дальнейшие его занятия науками и, несмотря на практический склад купеческой семьи, Я.И. попал в С-Петербургскую (2-ю) гимназию, из которой по расстроенному здоровью вышел в 1811 г. и поехал лечиться на родину. С лета 1813 г. он начал посещать лекции казанского университета, чем выполнил свою самую заветную мечту. …А после небольшого перерыва, с 1815 и до 1819 г. занимался в московском университете, под руководством М.Т.Каченовского».

Курс Каченовского не отличался глубиной, но прививал русским учащимся полезную черту - критическое отношение к сочинениям Н.М.Карамзина, в деле создания «альтернативной» истории России предварившего современных писателей-фантастов. В юности же своей, благодаря вниманию архм.Герасима, Бередников оказался допущен в архивы Тихвинского Большого Успенского монастыря, изучая практически монастырские архивы, хранившиеся с древности художественные рукописи и документы.

В 1819 – 1820 г. Бередников гувернер и учитель в столице, в семье сенатора Нарышкина, по недостатку средств перейдя на государственную службу, в 1820 – 1824 гг. служив Новгородской казенной палате, затем в канцелярии дежурного генерала Гл.Штаба и в инспекторском департаменте в Петербурге, в канцелярии Новороссийского ген.-губернаторства, в 1827 вернувшись в Новгородскую палату, а в 1828 по состоянию здоровья выйдя в отставку.

В те годы создавалась Археографическая экспедиция, будущая Археографическая комиссия АН, и по рекомендации новгородского вице-губернатора де Роберти, Бередников стал ее участником, исследуя монастырские древлехранилища Новгородской, Вологодской, поволжских губерний. За 4 года, частью совместно с начальником Экспедиции П.М.Строевым – ярым коллекционером, не вполне чистым на руку, но спасшим часть древнерусского наследия от безродных уранополитов - греко-еврейских церковных вандалов, а частью самостоятельно - Бередников объехал больш.часть России, обозревая архивы и библиотеки. Большая часть исторических манускриптов, хранимых ныне русскими фондами, были найдены и описаны в эти десятилетия; то, что не успело попасть тогда на глаза археографам, в массе своей, погибло!!

Войдя в конфликт с АН по вопросам хранения и издания собираемых раритетов, ученый вновь подает в отставку, но в 1834 г., по преобразовании Экспедиции в постоянно действующую Комиссию, входит в ее состав, а в 1835 назначается библиотекарем Департамента народного просвещения. Здесь он описывает древлехранилища Академической, Румянцевской, Эрмитажной, Императорской публичной библиотек, изучает русские рукописи французских и немецких архивов. С 1838 г. гл.редактор Археографической комиссии, он руководит изданием «Актов Археографической экспедиции» (1294-1598), «Собрания форм старинного делопроизводства» («Акты юридические»), «Актов исторических» (тт. 1-5) и первых томов знаменитой серии «Полное собрание русских летописей», выпустив, уже как автор, ок. 300 научных работ и кратких сообщений.

Издания рукописей Бередникова достоверны, чего нельзя сказать об изданиях ХХ века: глядя в типографский текст, можно быть уверенным, что западнославянское имя деда св.Владимира МалкО в Ипатьевской летописи правильно передано изданием 1846 г., а евреизм МалкЪ - выплывающий в предреволюционных переизданиях и в массовом советском издании ПВЛ, это - фальшивка.

Прервана смертью работа Я.И. была на издании Воскресенской летописи (7-й – 8-й тома ПСРЛ), и вплоть доныне, переиздаваемые АН, эти тома не получают удовлетворительной подготовки, прервавшейся со смертью первого академического издателя.

Бередников участвует в создании каталога епископов и игуменов XIV - XVIII веков, редактирует академический "Российский Словарь", в последние годы собирает материал для областного Словаря. В 1841 г. он избран в адъюнкты Академии наук, с 03.05.1845 экстраординарный академик, а с 06.02.1847 – ординарный академик АН. По словам П.А.Плетнева, все 24 года, он постоянно думал об отечественной истории и разным ее отраслям посвящал неутомимую свою деятельность.

Умер 28 сентября 1854 года, похоронен на кладбище Успенского монастыря.


(Дом Бередникова. После пожара 17.10. Фото Аллы Титовой, 30.10.2015 г.)

Роман Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.