ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

История РПЦ как наука о приготовлении кислых щей

Появилась в Праге работа знаменитого слависта проф.Нидерле «Обозрение современного славянства» и сразу же переведена на русский язык, а через два года вышла в Париже по-французски. В ней уделено соответствующее внимание малороссам и великороссам, у которых, по словам Нидерле, «столь много общих черт в истории, традиции, вере, языке и культуре, не говоря уже об общем происхождении, что с точки зрения стороннего и безпристрастного наблюдателя это только две части одного великого русского народа». Приводим эту выдержку не столько ради нее самой, сколько по причине отсутствия ее в русском издании. Ее можно найти во французском переводе Леже, но в русском, вышедшем под маркой Академии Наук, она выпущена, вместе с изрядной частью других рассуждений Нидерле (Николай Ульянов)

Некий д-р исторических наук Кострюков Андрей Александрович, профессор «истории русской православной церкви» (о существовании данной дисциплины в постсоветской исторической науке, прежде мне не было известно) Св.-Тихоновского ин-та («университета»), выступил 04 июня 2015 по ведомственному радиоканалу общества «Радонеж», с рассказом, о протоиерее РПЦЗ – т.е. настоящей Русской церкви - Стефане Ляшевском, одном из немногих добросовестных русских ученых-историков, служивших по ведомству православного вероисповедания (гораздо более наклонному развивать теистическую разновидность шлецеровщины-покровщины).

И можно было бы всячески приветствовать данное начинание, кабы, рассказ профессора не сделался иллюстрацией нашего утверждения, что добросовестного исследователя Руси из православно-церковных рядов – найти не проще, нежели Диогену человека в Афинах - днём с огнём.

Рассказывая о биографии прот.Стефана - в миру ученого-геолога, выпускника Варшавского университета (в 1915 г. эвакуированного в Ростов н\Дону), советского политзаключенного, русского беженца ди-пи («русского фашиста»), д.и.н. умудрился «забыть» сообщить о статьях, по которым был в 1936 г. брошен за колючую проволоку Степан Ляшевский, став исповедником, должным чтиться ныне, как святой; сообщая же о церковных трудах русского священника, писавшихся уже в Зарубежье – умолчать о центральном его труде (в 2002 г. переизданном Файр-Прессом в РФ!): «История Христианства в земле Русской» [см. http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_526.htm].

Известно о нём было профессору прекрасно, ибо доктор истории «русской православной церкви» поспешил сообщить слушателям, что свщ.Стефану принадлежали ошибочные тезисы, в частности, мнение о подлинности Велесовой Книги, являющейся фальшивкой. Именно в «Истории Христианства в земле Русской» - Ляшевский говорит об этом!

Именно об «Истории…» о.Стефана – важнейшей его книге, переизданной в новом тысячелетии, не было упомянуто НИ СЛОВА, несмотря даже на профессиональное (и национальное) укроборчество «Радонежа» - номинальные основы позиций коего, субъективно, могли подкрепляться цитатами Ляшевского - бескомпромиссно датирующего Русский народ античным возрастом, исторично числя таврические пространства Русью (не «укрией»).

Спорить, о чем-либо, с людьми принадлежащими к категории журналистских «легионеров» (говорящих и пишущих, что заказано начальством, безотносительно убеждений и фактов), - чьи служебные  источники соединяют познавательность «Христианской топографии» с научными глубинами марксистской биологии Т.Д.Лысенко и марксистского учения о языке Н.Я.Марра, одинаково восходя к талмудическим измышлениям, - дело пустое. В сей осторожной тактике, собственно, они глубоко правы: ЭТО ИХ «многотысячелетние» «священные писания» неизвестны в рукописях, даже фатально фрагментированных, старше 1 – 2 (Кумран) тыс. лет, будучи моложе не только Гомера (чей парафраз отчеканен уже на итальянском кубке 750-х гг. до н.э.), но и Манефона.

Потому, не касаясь рассказок советских россиянских православных профессоров – об уникальном(!!) языческом артефакте, уцелевшем при большевицком разгроме дворянских имений 1918 г., вновь утраченном в 1941 г. (по слухом, хранимом доныне в украинском фонде одного из бельгийских ун-тов), мы напомним читателям то, что открылось позже смерти прот.Стефана (1986 г.).

image001

Об этой находке мною рассказывалось в книге о древнерусском язычестве – о подлинном русском язычестве, а не тех фейках, что сочиняют про русских язычников «профессиональные христиане». И ниже - без каких-либо филологических суждений,  малодоказательных в споре о доныне непереведенном (убедительно) тексте IХ века, я практически повторяю (с минимальным расширением) свой текст: Находка была уникальной: датированный авторской датой лета 6507-го, найденный в слое кон. Х века (30 см ниже мостовой 1036 г. под 7-метровым культурным слоем), кодекс на 3 навощенных досках (письмо средней двустороннее), с длинной стороной - 19, короткой – 15, с длиной строки 11 см, некогда связанных ремнем. Примерная радиоуглеродная дата добычи воска (Упсальский ун-т, лаборатория им.Ангстрема) 860 – 1010 г.г. н.э. [Зализняк, Янин, 2001]. Доски оказались, по термину А.А. Зализняка, гиперпалимпсестом (многослойным текстом, новыми письменами по затертым древним). Лицевое письмо на восковой поверхности, под прочерченными в воске линейками, являлось записью псалмов, отражающей характерные особенности славянской редакции Псалтыри. Протограф данной рукописи имел ближневосточное происхождение, вероятно, он послужил также писцу Синайской Псалтыри ХI века, передав общие описки [Конявская, Конявский, 2000, с. 124].

Под воском - на липовом дереве основы, а также процарапанные по полям досок, вдавления и царапины писал сохранили следы древних текстов – записывавшихся ранее конца Х века. Ныне они частично расшифрованы [Зализняк, 2002, с. 49-55; Бобрик, 2003, с. 205-206]. И не случайно, сообщения о них оказываются исключительно редкими. Во-первых, сам метод письма и создания кодекса удивительно близок описанию Влесовой Книги (ее высота 38 = 2х19 см, длина строки 22 = 2х11 см), оставленному Ю.П. Миролюбовым. Поля в артефакте полковника Изенбека не требовались - его текст создавался набело, закрепляясь в досках, и они были обрезаны для большей компактности тяжелой Книги. Умерший в 1970-х гг., химик-технолог Миролюбов не имел представлений о Новгородском артефакте, лежавшем тогда в земле. От силы, он мог догадаться о писании под строками (не на них, как пишем мы), как спиритуалистически писали ортодоксы-византийцы, но он не мог угадать, ни техники письма, ни соединения страниц, ни - главное - размерений.

Во-вторых, учительные тексты, хотя являлись иудео-христианской пропагандой, никак не отразились в христианской литературе, не взирая, что писец подписался как иеромонах Исаакий из Суздаля, церкви св.Александра-армянина, прп.воина. Писаны они одним восточнославянским диалектом (не новгородским) и одним почерком; износ кодекса, по оценке В.И. Поветкина, говорит об интенсивном использовании его десятками лет [Зализняк, 2003, с. 190]. Манихео-христианский источник Х века подтвердил подлинность языческого антихристианского кодекса, чьи тексты завершались в 880-х гг. (включив известия об Олеге Вещем), действительно, так писали по-славянски в 1-м тысячелетии н.э. во вненовгородских регионах (этот метод письма в Карпатах практиковался вплоть до эпохи Возрождения) – где сухая почва не хранит органических материалов.

Чем ещё прогневил жидославцев русский священник Стефан?

Это рассказ о прошлом Великой Скифии (известной из недатированной части Киевской летописи - ПВЛ), о славянском заселении Крыма, прот.Стефан Ляшевский, «История Христианства в земле Русской», М., 2002, с.с. 124-127: «Скифы наложили на сарматов запрет переходить Танаис под страхом суровых наказаний. Этим они сдерживали появление сарматов на своей территории, и к своему промышленному р-ну, где монопольно изготовлялось оружие, никого не подпускали. «Категорически можно утверждать, - пишет Граков, - что вся огромная площадь кучугур была сплошь заселена и представляла собой своеобразный городок металлургов» (с.52). Что же собой представлял этот лагерь? Это было огромное пространство в 12 кв.км, заключенное между Днепром, рекой Конкой и Белозерским лиманом, а с 4-й стороны огражденное большим рвом и насыпью, с забором наверху, протяженностью в 4 км. Всюду, где Каменное городище выходит на берега окружающих его рек и лимана, были крутые обрывы, высота которых колебалась от 8 до 11 м. Всюду, где застроенная площадь этого громадного городища соприкасалась с водой, она оказывалась почти совершенно неприступной, благодаря этим обрывам. Вал же был также неприступен и хорошо охранялся. Это было селищем ок. 10 тыс. пленных мастеровых с женами и детьми, которые там жили целыми поколениями в IУ и III веках до н.э., и принуждены были в течение этих двух столетий говорить на языке своих господ-скифов, на скифском языке. Железная руда добывалась там же, были сотни плавильных печей, более тысячи всевозможных мастерских, гл.обр.железообрабатывающих и делающих оружие для скифов. Когда в 179 г. сарматский царь Гатал перешел р.Танаис, который они не смели переходить, и начал наступление на скифов, по свидетельству античных историков, поголовно истребляя их, эти пленники, …забывшие свой язык, бежали от Гатала из боязни, что их тоже примут за скифов, как говоривших на скифском языке, но бежали они не в Добруджу, как сколоты, у которых были кибитки, - а у населения лагеря никакого передвижного транспорта не было, - то <и> они бежали со своими семьями пешком в Крым как в ближайшее убежище и к своим родственным крымским сарматам. Каменное городище опустело. Тщательные раскопки свидетельствуют об этом. Там было найдено множество монет ольвийских и пантикапейских IУ и III веков, но ни одной позже 179 г.. Итак, Каменное городище начало существовать в кон. У в. (после 518 г.) и к II веку, т.е. 179 г., прекратило свое существование. Граков пишет, что в Акрополе, т.е. в домах, брошенных скифским начальством, была еще кое-какая заметная жизнь и позже. Это были несколько семейств, которые возвратились из-за невозможности бежать пешком с детьми или больными, которые не могли бежать с основной массой рабов. По дороге на юг, вдоль левого берега Днепра, отстали и еще некоторые незначительные группы бежавших рабов, поселения которых были обнаружены раскопками. Главная же масса ушла в Крым – расстояние было не такое уж большое, чтобы идти пешком для здоровых людей. Судя по населению лагеря в 10 тыс. человек, можно считать, что только незначительное число больных и многодетных семейств отстали. Основная масса ушла в Крым. «Появилась в Крыму новая столица - Неаполь» (с.150). …Эти «скифы» не смешались с крымскими сарматами, во-первых, уже по языку и долго было тогда в Крыму понятие: скифы и сарматы, пока они не слились в одно общее понятие – тавро-«скифы», пока их историк ясно не сказал: «тавро-скифы, которых мы называем обыкновенно русы». Был у них и их епископ из тавро-«скифов» св.Иоанн, который, по имени территории, носил титул Готфского. …Этот грандиозный лагерь пленников просуществовал, в общем, почти два столетия, и за это время там народились целые поколения рабов, говоривших, вынужденно, конечно, на языке своих господ и заказчиков, скифов. …Абсолютно все данные говорят о такой именно, а не о другой ситуации. Например, «некрополь Каменного городища в сущности неизвестен» (с.57). Но разве есть хоть где-нибудь поселение, в котором не было бы некрополя, т.е. кладбища? Их просто где-то закапывали штабелями, вдали от лагеря, или бросали в реку на съедение ракам» [Ляшевский, 2002, с.с. 124-127].

На подобное этому – образованному в завоеванных славянских землях, устройство организовывавшихся завоевателями-скифами металлургических городищ, свидетельствуют некрополи Андроновской культурной общности, где еще только шло образование классов. Там тоже просматриваются археологически, профессиональные поселки металлургов, еще обладавших некоторым статусом – правом на свои погребения. Они не столь бедствовали, как на Каменном городище, но непохоже, чтоб они обладали высоким, полноправным статусом [см. А.Бужилова, 2005, с.127 и дал.]. Рудокопы с детства посвящались в будущую профессию и хоронились с литейными формами – необходимыми ее атрибутами, но продолжительность и качество их жизни резко различалось по поселкам, условия жизни не были блестящими. Как взрослые обоего пола, так и дети подвергались тяжелым физическим нагрузкам, связанным с ручной добычей в подземных шахтах и обогащением руды, - до образования позвоночных грыж и повышения внутричерепного давления в молодом возрасте. Их бесчестящее телесно наказывают - бьют тупым предметом (кулаком) по носу и по зубам (не на поединках, ибо женщин чаще), кормят обильно, но некачественно, причем в детстве – хуже, матери кормят детей грудью очень долго, что «обычно соотносится с популяциями низкого социального статуса» [там же, с.135]. Отсутствие разделения ремесла горняка и литейщика-металлурга – признак невысокого статуса, неразвитости ремесленной культуры в том роде занятий, что издавна, зачастую почитался магическим [Е.Н.Черных, 1976, с.с. 159-160]. Напротив, контрастом к Андроновской (протоскифской) традиции, «сравнительное богатство погребального инвентаря в могилах литейщиков фатьяновской, полтавкинской и катакомбной культур… свидетельствуют, на мой взгляд, о достаточно почетном месте литейщика в обществе» [там же, с.с. 165-166]. «…Полноправным членом этих коллективов» является лишь мастер-ремесленник, «похороненный в родовом или общинном некрополе» [там же].

Р.Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.