ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Памяти М.П.Мусоргского (09.03.1839 – 16.03.1881)

Пропавшая грамота – 3

Когда я работал над «Пропавшей грамотой» (http://www.zrd.spb.ru/letter/2015/letter_0002.htm; http://www.zrd.spb.ru/letter/2015/letter_0003.htm, то не заглядывал в издание авторского клавира (нотная запись текста с сопровождением батареи плохих камертонов, в просторечии именуемой «ф-но») «Хованщины», выполненное П.А.Ламмом, не полагая себя компетентным в вопросах, собственно музыкальных. С тех пор, однако, моё внимание обратили - на сообщаемое этим малоизвестным, изданным в 1932 г. тиражом 1 тыс.экз. изданием. Оно открывает нечто, небезынтересное, в плане решения вопросов, в т.ч. и об оскорблениях чувств верующих, должных возникать, при непредвзятой оценке являемого на сцене постановок наиболее кассовой русской оперы.

Как выяснилось, никакого «авторского клавира» - о котором распространяется клака Д.Д.Шостаковича (Б.Асафьев, Б.Покровский, Г.Хубов, Э.Фрид, А.Орлова (Шнеерсон), М.Ростропович и т.д.), продвинувшая советскую переделку существовавшей с дореволюционных времен редакции (переделку, ныне ставшую основоположной), НЕ СУЩЕСТВУЕТ вообще. Благодаря тому, что издание Павла Ламма следует не музыкальным, а археографическим принципам, из него можно узнать, что представляло собою оставшееся от М.П.Мусоргского. Так что утверждение, будто "БГ" и "Хованщина" поставлены (Кировским театром) в редакции Д.Д.Шостаковича, более близкой к оригиналу, чем редакция Римского-Корсакова" [А.Соловцов "Н.А.Римский-Корсаков", 1969, с.209] - кроме смеха, пробуждаемого этим одесским юмором, иных реакций вызывать не должна.

Под видом «клавира Мусоргского» бытуют полтора десятка нотных автографов, протяженностью от нескольких тактов до одной картины, хранимых в разных местах, записывавшихся в разное время (присутствуют даты от 1873 до мая 1880 г.), НЕ ПОКРЫВАЯ всего пространства либретто (отсутствуют не только окончания 2-го и 5-го, но и начало 4-го акта). Где автографы перекрывают друг друга, в них присутствуют разночтения, в т.ч. и принципиальные, в т.ч. и в эталонных – «шлягерных» эпизодах.

В частности, «Гадание Марфы» известно в полном клавире 2-й картины (Автограф №90) [см. Ламм, От редактора, с.12], и в двух (№№ 96 и 265) списках с записью сцены, ОТЛИЧНЫХ от изложения в №90. Среди них список-дар Д.М.Леоновой [там же, Приложение, с.с. 337-340], датированный 24.07.1878 (единственный с датой!), где от «подлинника» редакции Шостаковича отлична не только мелодия но сама стихотворная строка – более короткая, завершаемая не на гласной-дифтонге i-оу («ю»), а на полугласной j («й») [см.: М.П.Мусоргский «Литературное наследие», т. 2-й, 1972, с.134, прим.] - до Высоцкого в ХХ в. никем не распевавшейся. Поскольку сцена гадания достоверно исполнялась Леоновой при жизни и в присутствии автора, с его аккомпанементом, то, во-первых, проясняется «цена», якобы, подлинных редакций Асафьева и Шостаковича. Во-вторых, ставится под вопрос приоритет Владим-Семёныча, в идее растягивать русские вокальные полугласные (й, л, м, н)…

Единственным авторским полным списком (в смысле соединения картин, всё еще остававшихся недописанными) оказывается, таким образом, прозаический список либретто - выполненный для исторических консультаций А.А.Голенищева-Кутузова, обнаруженный только в 1946 г. в ГИМ. Он, как мной писалось, подтверждает сообщения «Летописи …музыкальной жизни» Римского-Корсакова (издана в 1909 г.), о характере сокращений, выполнявшихся Мусоргским в «Хованщине» в последние месяцы жизни. Верхние даты, указываемые в списке, август 1880 г., моложе всех дат нотных автографов, выдавая устарелость тех.

Список конца 1880 года - подтверждая сообщение Корсакова [«Летопись…», 1932, с.176] об авторских сокращениях, в частности, сцены в немецкой слободе [Мусоргский, 1972, с. 149-150], позволяет иначе смотреть на «правку», якобы, проделанную Корсаковым в своей редакции после смерти автора (удлинение музыкальной строки Предсказания, распространение монолога Досифея, закрытие действия петровской темой). «Дописывание» 2-го акта - прямо предоставлялось ему волей автора при жизни (см. приложение), но, имея такую возможность, он в оставшийся авторский текст не вторгался, «закрыв» его цитатой вступления (с его петушиным криком, пресекающим разгул нечисти)! То же касается сокращений в третьем акте, самой авторскою схемою структурно опираемом на три песни: песня Марфы, песня Шакловитого, песня стрельцов, - где песня Кузьки оказывается логически лишней. Стоит отметить, что песня Марфы и стрелецкая песня из этого акта – ЕДИНСТВЕННЫЕ номера, оказавшиеся оркестрованными самим Мусоргским (автографы №№ 97 и 180), а номер Шакловитого, по сути, единственная в опере развернутая ария. Моралистическая песнь Кузьки явно не имела в глазах автора такой ценности.

Ниже в Приложении воспроизводится археографическое – хотя и без определения партий бумаги, мест и времени ее выпуска, описание музыкальных автографов Мусоргского, выполненное П.А.Ламмом. Отметим любопытное указание в цитате из комментария к автографу №265. Оно ставит под вопрос также и сложившуюся театральную практику: когда баритону отводится партия Шакловитого – в указании Стасову Мусоргского, однако, определяемая, как басовая, и когда эталонным числится исполнение Марфы И.Архиповой, хотя автор считал ее партию контральтовой (т.е. низкой, более близкой голосу, как у Брониславы Златогоровой или Софьи Преображенской)…

Р.Жданович

Приложение.

 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.