ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Памяти И.А.Ильина

Из Волчьего рода

Она была дочерью Николая Антоновича Вокач, мелкого чиновника, затеняемого фигурою дядюшки барона П.К. де Витте. Вокачи (Волковы) родом из Сербии, откуда выехали после Косовских битв 1389 и 1448 гг., падения королевства, не согласившись потуречиться. В ХVI в. они служат на Руси лекарями. Один из них, гвардейским офицером участвовал в революции 1742 г., жалованный гербом с изображением стропил: указание, что владелец возводил Дщерь Петрову на трон. С переворотом Екатерины - сторонники ПетраIII Вокачи эмигрируют; по смерти царицы один из сыновей проф.Лейпцигского ун-та Ф.Вокача - Фридрих Фридрихович, отец Антона, возвращается в Россию… …Мать - Марья Андреевна, урожденная Муромцева, также известней своими дядьями С.А. и Н.А.Муромцевыми; В.Н.Муромцева, жена И.А.Бунина, была ее племянницей.

1.Kampf русской валькирии

Известный ученый, автор крупнейшего отечественного труда о Гегеле [Филос.Энц.Словарь, 1989, с.209], в письме В.А.Рязановскому вспоминает эпизод: «Еще в 1938, при нашем последнем свидании с Петром Бернгардовичем [Струве], жена моя Наталья, заканчивавшая тогда книгу, …подняла этот вопрос с ним. Мы оба изумились, когда он вдруг пришел в раж, начал вопить и бить себя по коленам - …за норманнскую теорию. Аргументы его были слабы, смахивали на «веру норманнов», а Гедеонова он пробовал «убить», возопив о нем, что он был «статский советник». Я уже после объяснил это психологически: значение норманнов, по-видимому, имело для него некоторым образом персональный смысл… Но по истине это - не аргумент».

Книги не было даже в спецхране ГПБ: «Изгнание норманнов», Париж, 1955. Перенося прах автора, кремляне и не подумали ее переиздавать. Труд вдохновительницы «военно-полевого богословия» (прозвище работ мужа) страшил реконструкторов «православного возрождения РФ», и полвека спустя!

«Борьба с фашизмом» крепчает, по мере удаления 1945 г. (временнОе выражение пространственно-временного закона «Чем дальше в лес, тем толще партизаны») [см. Н.Н.Никулин «Воспоминания о войне», 2008]. И если «Моя борьба», запрещаемая «судом» РФ, не просто закупалась СССР, но и, переведенная К.Радеком, пиратски издавалась для нужд идеологических работников, - то книге, противоставшей пангерманизму, писанной по-русски и адресованной историкам, воздана честь выше, чем трудам А.А.Гитлера. Ее не допустили и в отдел специального хранения!

"Сомнение, присущее доныне многим русским людям, связано в русской душе с подорванным чувством национального достоинства. В этом и скрывается первопричина норманского учения", - ставит диагноз национальной болезни Наталья Вокач (28.05.1882 – 30.03.1963).

В 2000-х И.Ильин сделался любимцем кремлевских спичрайтеров, узнавших из горбачевской периодики его антисоветскую публицистику, не подозревая, что не менее резко философ определял "свободное" (по К.Попперу) - релятивистское общество и его апологетов-антифашистов [http://iljinru.tsygankov.ru/works/vozr170533full.html], правящих РФ.

03.10.2005 – заглушая шумом «империи лжи» память о военном перевороте 1993 г. – московская хунта провела шоу перезахоронения Главнокомандующего Вооруженных сил Юга России А.И.Деникина с супругой. Шоу отличалось редкостным цинизмом, к присутствию на нем не был допущен ближайший родственник Антона Ивановича, оказавшийся советским офицером, полковником вооруженных сил Российской Федерации и членом Компартии. Свойства восприятия требовали составить ряд Белых вождей, «посмертно братаемых» с вождями Лубянки. Полагалось, на пару с Деникиным, переместить прах П.Н.Врангеля, отравленного ГПУ в 1928. Но барон имел идейных зарубежных родственников, они (в отличье от инфантильных деникинских) не допустили кощунственных манипуляций кремлевских шаманов. И в последний момент, в месте, отведенном (ре-)конструктивистами чете Врангелей, лег прах четы, лишенной влиятельных заступников. Законно ли?

Знакомство с сочинениями Ивана Александровича Ильина (16.03.1883 – 21.12.1954) ставит в недоумение. Где корень этих мужественных стихов в прозе, ученого, по завету Ломоносова «не бывшего в холопьех у самого Бога», в Швейцарию бежавшего из административной ссылки, из-под гласного надзора нацистов, но не менявшего оценки их противников [Ильин «О фашизме», 1948 (http://patriotica.narod.ru/)]? Они не вяжутся с обликом невзрачного человека (портрет Нестерова приукрашивает его), очень слабого полемиста, будучи идеологом РОВС, проигрывавшего публичные споры богоискателю-декаденту – проповеднику социализма с «элитарным» неравенством (мечта идеологов РФ), прозванному оппонентами Белибердяевым. Боевитость в споре это признак убежденности внутренней, душевной, отсутствие ее выдает неполную, лишь умственную (спекулятивную) искренность.

Труды изумят вовсе, знакомящегося с известиями, что в молодости сообщник революционных террористов [см. Собр.Соч. в 10 тт., М., 1993, т.1, с.6], автор был принят в ложу, а родство со стороны германской матушки ныне бы ему предоставляло израильский паспорт [Н.П.Полторацкий «Россия и революция», Тенефлай, 1988]. Масоны дают агентурную легенду, но не вдохновение ума и воли! А по собственным знаниям, Ильин оставался интеллигентным обывателем. Цитата «Сопротивления злу силой»: «На лице Иуды, Ричарда III, папы Александра VI и Малюты Скуратова всякий сознанием своим прочтет…» Оставим Ричарда - персонаж английской литературы (фейк, созданный победителями настоящего Ричарда), но где Ильин мог видеть лицо Григория Лукича Скуратова? Погибший при взятии Пайды, ведя в атаку сошных мужиков и дворянских послужильцев (сами феодалы, брезгуя спешиваться, на приступы не ходили), Малюта не заказывал портретов, его изображение неизвестно…

Источник вдохновения яснеет, если текст сопровождают фото, с женщиной, ставшей Музою ученого, с ее античным, по-римски строгим и волевым, чуждым сексапильности ликом. Напр., см: 1914ww.ru/biograf/bio_we/vrangel_pn.php, - где чету засняли с П.Н.Врангелем и Сергеем Кречетовым (Соколовым) – организатором Братства Русской Правды. Последнее имя мало что скажет хотя поэт и издатель, доброволец 1914 г., после тяжкого ранения в Августовской битве и 3 лет плена сотрудник политической службы правительства Юга России - биографией савинковец Соколов затмевает монархиста Гумилева. Боевая организация созданная им, П.Н.Красновым и герцогом Г.Н.Лейхтенбергским, где состояли А.Амфитеатров, В.Бурцев, А.Вонсяцкий, - ныне истирается со страниц историографии [О.Будницкий «Последний литературный проект С.А.Соколова», НЛО, №6, 2003], но в 1920-х она «держала в страхе актив пограничных областей Совдепии». Изолировавшись от барских организаций, БРП не знало провалов равных «Тресту», ГПУ не удалось внедриться в его руководство; и казачьего генерала Краснова (в отличье от Дутова, Анненкова, Врангеля, Кутепова, братьев Булак-Балаховичей, Миллера…) антифашистам удастся уничтожить лишь в 1947 - с братской помощью англо-американцев. Потому, даже те скупые известия, что появились об этой группировке русских националистов на Западе, в управляемых СМИ РФ не воспроизводятся.

Национальная гордость великороссов - видевших преступления чекистов Вихмана и Джонсона (Одесса), Саенко (Харьков), Гагена (Севастополь), Золотой Ножки (Петроград) не допускала мира с «борцами с фашизмом». Война русских боевиков с коммунистами благословлялась братией Почаева - цитадели Русского православия на Волыни [«Братская памятка», изд. 1 Томпсон. Конн, 1932]. Не с УПА, украинцами-фашистами, оперировавшими до 1939 г. в Польше, а с «неграми [Джонсон] преклонных годов, русский выучившими, за то, что им разговаривал Ленин»! Братству адресованы послания главы Русской Православной церкви (зарубежной), напр., 1930 года: «…Я, смиренный Антоний, митрополит Киевский и Галицкий, старейший из Русских архипастырей, находящихся волею Божией на свободе от красного плена, возвышаю свой голос, дабы возвестить Русскому народу:

<…> Первее же всего, благословляю оружие и боевую работу всенародного Братства Русской Правды, которое уже немало лет словом и делом ведет борьбу против Красного сатаны во имя Бога и России
» [там же].

В июле 1932, когда на Западе шла печатная травля «экстремистов», предстоятель РПЦЗ обращается к Верховному Кругу братства: «Любезные во Христе Братья Русской Правды с вашими сотрудниками! Сегодня я получил Ваше дружественное послание с выражением мне благодарности за молитву и сочувствие. Общую молитву за подвижников Русской идеи я посильно возношу постоянно.

<…> Светлая надежда на победу над врагами д.б. в Ваших православных сердцах, в уверенности что с Вами души всех Ваших честных соотечественников, которые с нетерпеливым любопытством следят за ходом Ваших дел, радуются Вашим успехам и молятся о Ваших душах, как усопших, так и здравствующих, а особенно за раненых соратников, желая им выздоровления и возвращения в ряды сражающихся героев!
» Слова владыки следует знать, дабы не впадать в ошибку, отождествляя русскую государственность с фигурами профессора Собчака, профессора Дугина, профессора Януковича и прочих российских профессоров…

РОВС сторонился «мужицкого» БРП, нацелившегося на развязывание антибольшевицкой войны снизу, и Врангель входит с ним в контакт лишь в 1927 (из-за трений в самом РОВС с А.П.Кутеповым). В сей миг, его и С.Кречетова камера ловит вместе с Иваном Александровичем и Натальей Николаевной, по-женски вынырнувшей на 1-й план своего ряда.

…Окончив словесное отделение Московских Высших женских курсов, похоронив отца и пронеся годичный траур, ученица Ю.В.Готье венчалась с выпускником юрфака Иваном в венерин день - пятницу 27 августа 1906 г., пред предпразднованием усекновения Предтечи (праздник церкви ее родины, села Ивановского Богородского уезда). Евгения Герцык вспоминает: «Двоюродная сестра не была нам близка [патриархальный род Вокачей отвергал порвавшего с буржуазной средой эсдека Ильина]… Умная и молчаливая, она всю жизнь делила симпатии мужа, немного ироническая к его горячности. Он же благоговел пред ее мудрым спокойствием. Молодая чета жила на гроши, зарабатываемые переводом: ни он, ни она не хотели жертвовать временем, которое целиком отдавали философии. Оковали себя железной аскезой - все строго расчислено, вплоть до того, сколько двугривенных можно в месяц потратить на извозчика. Концерты, театр - под запретом, а Ильин страстно любил музыку и МХАТ. Квартирка (две маленькие комнаты) блистала чистотой - заслуга Натальи, жены".

Чета интеллектуалов – неправомерно забываемая, на фоне декадентов Гиппиус и Мережковского (с Философовым…) – зарабатывала гуманитарным трудом, вместе ими переведены, напр., работа Зиммеля «О социальной дифференциации» [М., 1908], Эльсибахера «Анархизм» [М., 1919], также два первых трактата Ж.-Ж.Руссо, оставшиеся неизданными. Свои научные и искусствоведческие работы Наталья печатает под девичьей фамилией: «Зигварт и проблема логики» (1911), «Ботичелли» (1915), «Орион» Пушкина» (1928), «Домовой» (1930); думается, многие тексты, подписанные мужем, суть плод взаимного труда. Тале, как звал он жену, обязан сын столичного адвоката, космополит и схоласт, превращением в русского националиста!

В 1911 супруги выехали на стажировку за рубеж. Таля не зря родилась в Волчьем роду. Москвич, Ильин вспоминает о поездке в Бретань: «…Я увидел море впервые в Венеции, в Лидо, и после двухчасового общения с ним трудно было уходить. Тогда-то мы и решили поехать непременно на океан, он должен давать какую-то древнюю, первую мудрость, и известные сомнения д.б. стерты. Есть пределы на которых «нельзя» и «неизбежно» должны утрачивать непереносимость». Крещеная во имя св.исп.Натальи - подруги мч.Адриана, как Морская царевна Садко, она повела мужа назначенным путем.

В 1918-1921 гг., гласно отрицая победившую идеологию, супруги остаются в столице, Ильин арестовывался шесть раз, дважды получая смертный приговор, не исполненный, ибо работы о Гегеле (создатель философского фундамента марксизма) знал и ценил вождь партии. Сейчас известно – свидетельствуемое генералом фон Лампе, хотя новейшие статьи всячески замалчивают это, - что, чуждые красного этатизма (ложно именуемого «патриотизмом»), с декабря 1917 г. Ильины были связаны с подпольем Добровольческой Армии. И если ВЧК не раскрыла чету (при таких уликах ученые заслуги не имели б силы), это должно отнести к аккуратности, спокойствию и волчьей хватке дочери Сербского народа.

Не сумев уличить в контрреволюции, вредных «интеллигентов», непонятно уважаемых Лениным, чекисты присоединили к декадентскому обществу, направленному на «философский» пароход.

2.Военно-полевая историография

Русские отделения истфаков, формируя историографию СССР и РФ, играют особую роль, потому, традиционно, прием туда нацбольшинства ограничен. И в плане мировоззрения, отношения к Отечеству, интересно сравнивать работы академика (1939 г.) Ю.В.Готье - с трудом его верной дореволюционной ученицы, лишь на него (из историков послеоктябрьских) ссылающейся, изданным - вне СССР.

«Уже двести лет тому назад известно было о стародавней поре многое, что могло бы разрушить такие представления; уже знали о торговых путях, пролегавших по России VIII в. из внутренней Азии к Балтийскому морю и через Пермский край к морю Северному. Но Шлёцер признал это известие ненаучным и «чудовищным». Он сомневался даже в подлинности договоров Руси с греками, потому что они опровергали его утверждение о позднем начале русской исторической жизни. Он сомневался и в подлинности «Слова о полку Игореве», потому что такая поэзия могла расцвести лишь после долгого периода культурной жизни. Некоторые русские ученые, современники Шлёцера, в том числе Ломоносов, указывали не раз, что веские основания заставляют признать стародавность русского племени и русской культуры. Но иноземные исследователи нашей жизни получили нежданную опору в самой летописи. Их взгляды удивительным образом совпали с наивным рассказом древнего летописца о быте славян в какие-то очень отдаленные времена: «А древляне ядаху вся нечисто, и брака у них не бываше, но умыкиваху у воды девиця. И радимичи, и витячи, и север один обычай имяху: живяху в лесе, якоже всякий зверь…». Начало русской христианской культуры было для «Повести временных лет» началом русской жизни. Составитель летописи, в простоте своей, был уверен, что до этого на нашей земле ничего или почти ничего не было; он начинал свою хронику, по выражению Забелина, с пустого места. Мысль о дикости или младенчестве восточных славян была принята без спора из немецких рук и некоторыми русскими историками, принята вопреки бурному несогласию с нею Ломоносова. Погодин создал на том же воззрении свою фантазию о «норманской культуре», и оно превратилось …в застывшее, банальное лжезнание, повторялось русским обывателем» [Ильина, гл. 10-я]. В ХХI в. масонская мысль углУблена: эпоха дикости доводится не до 862, а до 989 г. Не исключен, ввиду столичного положения Киева в Древ.Руси, дальнейший ее перенос историками РФ: в эпоху позже 1240 г…

В 1931 депутат Польского сейма С.Мацкевич после поездки в РСФСР изумленно восклицал: «Откуда появился такой народ, который, господствуя на территории бывш.Российской империи, по праву действительно доминирующей силы, направляет ныне все усилия на то, чтоб эту свою силу подорвать, территорию своего государства искусственно сузить и, наконец, на то, чтобы перевес был на стороне других народов и народцев?» [«Наше время», Вильна, 29.05]. В Совдепии - созданной на руинах Руси и на волне пораженческого пафоса 1914-1921 гг, разрушившего Её, когда бережно реставрировались первобытные государственности, некогда поверженные Ею (Поволжская Германия, Поволжская Венгрия (Башкортостан), Татарская АССР: Золотая Орда, Казахская АССР: Большая Орда, Крымско-Татарская АССР: Крымское ханство), - "…норманизм как обоснование интернационализма занял в 20-х главенствующее положение. Не случайно в СССР в 1928 г. устроили пышное чествование норманиста Томсена" ["История России с древнейших…", кн. 1-я, 2002, с.82]. В 1940-х, логикой событий, этому возникла препона. И в отсылках ученых трудов стали называть имя С.А.Гедеонова, доказательно раскрывшего корни русской цивилизации [см. «Варяги и Русь», 2004]. Но в 1950 организуется дружественное Родине Социализма германское государство (с циркулем в гербе), должное поглотить Германскую Европу (план, препятствование которому Берии повлекло его убийство), - ГДР, чьи земли, однако, исторически не были немецкими. Соответственно, имя Гедеонова с книжных страниц пропадает вновь.

Русская валькирия квалифицирует доктрину: "Изучая док-ва норманнской гипотезы, читатель убеждается, что её утверждения отнюдь не исходят из существа исторических событий…

Те факты и свидетельства, на которые ссылаются норманисты, извлечены из неисчерпаемого жизненного многообразия протекших времен, как необходимая защита учения, созданного ПОМИМО исторических фактов и утвердившегося на другом основании. Замечательно то, что живучесть норманнской теории не страдает от самой сокрушительной критики её доказательств; так же мало пошатнула её научная критика летописного текста, послужившего исходной точкой… Этот удивительный факт объясняется не достоинствами теории, но тем, что она черпала свою силу не столько в изучаемом реальном предмете, сколько в общем воззрении на восточных славян, ПРЕДВАРЯЮЩИМ самое изучение. …Представление о «дикости славян» не было вызвано углубленным изучением древности; его поддерживало упрямое желание, чтобы так было
» [Ильина, гл. 10-я].

Издана Н.Н.Вокач на родине лишь в 2010 - в столице, в сборнике ИРИ РАН «Изгнание норманнов из русской истории» (М., п\ред А.Н.Сахарова и В.В.Фомина), и в Петербурге, отдельной книгой, издательством «Белые Альвы» и редакцией газеты «Потаенное» [http://www.zrd.spb.ru/ilina.htm].

Унижение нацбольшинства России, простираемое в самые Ее корни, вызывается из небытия необходимостью господства над большинством, людей, к Телу русского народа не принадлежащих. Научное направление оказывается, на поверку, не наукою, а присвоившей сей статус полит-технологической операцией! Знаменательно, что она нечувствительна к смене общественных формаций, случавшейся в 1861, 1917, 1937, 1993, что азиопская идеология, провозглашаемая теперь, тоже с нею ужилась.

Но ранее историков, книга нужна тем, кто оперирует образами русской сказочной литературы - воспроизводящимися в детских изданиях «адаптировано», без понимания смысла, хотя несущими глубочайшую, отнюдь не «сказочную» семантику. В редакции «Потаенного» книгу пока еще [http://www.zrd.spb.ru/news/2014-03/news-1111.htm] можно заказать!

Оценим слог автора, ч.3 "Тайна Руси": "Вера в небесный напиток создала в мифологии арийских народов образы птиц, которые или охраняют его у древа жизни или охраняют им природу; за ними скрываются иногда боги или богини. Птицей могла обернуться и русалка, причем превращалась в крылья ткань её белых покрывал. …Самая способность водяных нимф превращать свои одежды в крылья нашла отзвук в сказке о Морском Царе и Василисе Прекрасной.

…Если южно-славянские предания помнят о вилах, являющихся в образе белых лебедей, то наши сказки сказывают о лебедь-птице, красной девице, выплывающей из морской глубины. …Птицы, обличье которых принимает русалка, появляются в древних мифах, как носители света и живой воды или как стражи у источника огня и влаги. Лебедь приносит весною лучи солнца или золотые яблоки, полные чудесным соком, возвращающим молодость; кукушка, вестница весны, зимою живет в раю у древа жизни и хранит ключи от входа в эту обетованную страну. Представления о небесном рае, где мировое древо раскидывает свои медоточивые ветви, где ночует и зимует солнечный бог, соединяют образ русалки, хранительницы напитка бессмертия, с образом лебедя. По народному поверью, молодому солнцу прислуживает солнечная дева, умывает, убирает его и поет ему песни, тогда как в одной из русских сказок рассказывается, что в дивьем, т.е. в небесном царстве зреют моложавые яблоки и живет царь-девица Лебедь, охраняющая влагу бессмертья
». Сравним с беллетристическими пересказами мифов эллинских – Куна, Шваба, Зелинского и т.п.

Благородство, целомудрие чувств, мужество – это то, что из моралистической проповеди не родится, так же, как из фарисейских законнических требований. Впитывается они лишь с художественными образами, убедительными для внемлющего (поэтому, напр., Гомер, А.Дюма, П.Ершов великие художники, а Ф.Достоевский - нет).

Р.Жданович, «Минуты Века», 29 октября, 2014 г.
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.