ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Святой Валентин и Российская коррупция

Ровно 900 лет назад – в 1114 году киевский летописец посетил Ладогу, нашу древнюю столицу. Его рассказ донесла нам Ипатьевская летопись.

Рассказав, сославшись на новгородца Юряту Роговича, киевлянам о диковинках Невской земли, о падающих на нее с неба богатствах, хронист отступает от летописного повествования и, со ссылкой на Хронограф, приводит рассказ из Всемирной истории, о технологических, военных и законодательных реформах египетского (так в летописи!!) Царя Сварога, отца Дажьбога.

Сообщив об учреждении Сварогом моногамного брака и беспощадной кары за его попрание, летописец излагает новеллу, открывшую читателям историю возникновения в России взяточничества: «ОтнЕлеже начАша человеки дань давати царям. Солнце-Царь - сын Сварогов, еже есть Дажьбог - бе бо муж силен, слышавше не от кого [от некоего]: жену некую от Египтянин, богату и всажену сущу [посягать - выдавать замуж], - и некоему всхотевшю блюдити с нею - искаше ея яти, хотЯ.

И <Дажьбог,> не хотЯ отца своего закона рассыпати, Сварожа, поем со собою муж<ей> несколько своих - разумев годину
[время суток], егда прелюбЫ деют нощью, - <и> припаде на ню, не удОси [удостоверив] мужа с нею, а ону обрете лежащю с иным, с ним же хотяше. Ем же ю, и мучи, и пусти ю водити по земле в <у>коризне. А того любодейца усекну [обезглавив]!» [ПСРЛ (изд. 1997 г.), т. 2, с.280].

С тех пор и повелось на Руси такое: давать взятки Царю-Солнцу!

***

Когда в Россию пришло западное празднование дня св.Валентина, как водится, сильно деградировавшее (подобно деградировавшему дню почитания предков – языческой «дмитровской субботе», под воздействием антиязыческой проповеди выродившейся в Хэллоуин), сохраняя однако натуралистические черты (устранить которые препятствовало именно церковное происхождение патрона), казенные «патриоты» развернули борьбу с ним – сообразно своему манихейскому мировоззрению. Благодаря протодьякону Андрею Кураеву мы можем догадываться о причинах - если 2 века назад элитные гей-клубы назывались масонскими ложами, в наши дни - их роль выполняет МП.

И если кто-то не доверяет протодьякону, пусть послушает изобличавшую его радиостанцию «Радонеж», передавшую 14 февраля 2014 г. (не, допустим, 17, в день исполнения И.П.Каляевым приговора П.С.-Р.) интервью с руководителями фонда Вел.князя Сергея Александровича. Персона самоговорящая!

Между тем, епископ Интерамнский, свщ.-мученик Уалентинъ находится в православных святцах. Отличие их от святцев латинских лишь в том, что празднование приурочено не к 14 февраля (католиками чтится сие число, коммерсантами Постсовдепии сдвигаемое к 13.02, дабы не пересекаться с днем бегства Советской армии из Афганистана – идеологического старта краха «Красной империи»), а к 30 июля (12.08), дате, чаще поминаемой, как день Иоанна-воина.

Может возникнуть предположение, что традиция западного празднования не имеет общего с православной традицией, «чтущей семью» (как, вот, в житии Алексия, б-жьего человека…).

Это тоже не так, поскольку, празднование опирается на обычаи языческих времен, на Руси сохранявшиеся с большим консерватизмом. По западной дате, оно сохранило связь со Сретением (славянскими переводчиками Евангелия нареченным так по имени Сретеи – одной из трех Рожениц, славянских мойр, той, которая считалась приносящей человеку удачу).

И то, что этого не найти в монашеской учительной литературе, сохранившейся с древнерусских времен (поскольку монастырские и епархиальные библиотеки сохранились, в отличье от частных), характеризует литературу, а не существо вопроса. Уже то, что восточные святцы поставили дату перед заговением на Успенский пост, достаточно красноречиво. Подтверждение же мы можем заметить по той редакторской работе, которую проделывали над деловыми текстами люди той поры.

Я цитирую собственную книгу:

«Новорожденный на небе получает свою звезду, а на земле — свою Рожаницу» [Востоков, 1842, с. 229], — говорят хорутане. Воздушная вила числится доброй, водная — злая, а обитающая на земле, так сказать, постольку - поскольку [Макушев, 1867, с. 32—33]. Смысл их образов — образов натурфилософских — позволяет понять песня:

Куда летишь, кукушечка?
Куда летишь да ты, серая кукушечка?
Лечу, лечу да я в тот лесок, ку-ку.
Лечу, лечу да я в тот лесок, кукушечка.

А в том лесу — там три терема,
А в том лесу — там три терема, ку-ку.
А в тереме — там три девицы, ку-ку,
А в тереме — там три девицы, кукушечка.
Три девицы — три красавицы, ку-ку,
Три девицы — три красавицы, кукушечка.
…Лечу, лечу да я в тот лесок.
А в том лесе да три терема.
А в тереме там три девицы.
Три девицы, три красавицы.
Три красавицы, три обманщицы.
Цветы рвали да венки плели.
Венки плели да в воду бросали


Песнью сообщается о красоте девиц, обманном характере их, их сродстве с птицей-кукушкой - зегзицей в диалектах, а также в единственном дождавшемся издания списке «Слова о полку Игореве», связи с гаданием о судьбе, а также со свадебной символикой.

Именно «зегзицею» - Ярославна Новгород-Северская «полетит, - рече, - по Дунаеви, омочит бебрянъ рукавъ въ Каяле-реце, утерев князю кровавыя его раны».

Птица кукушка - не летает над широкими водными пространствами! Речь не о реке, впадающей в Черное море, а о реке «вообще» (почему и Дунай постоянно поминается, не только в русских, но и в литовских народных песнях) – реке мертвых, за которой прозвучат языческие заклятья Ярославны [Буслаев, 2003, с. 50], крайне неточно именуемые «Плачем».

Этот смысл очень четко сознавали современники «Слова…».

«Летописная повесть об Игоревом походе» вторична перед ним [см. «Энциклопедия «Слова о полку Игореве»]. В редакции Ипатьевской летописи, рассказав о предшествовавшем авантюрному Игореву рейду весны 1185 г., разгроме половцев Святославом III Киевским 31 июля (день Евдокима Нового) 1184 г., - где не участвовали Черниговские вассалы, включая Игоря Святославича (ревновавшего славе Владимира Глебовича), - северский историограф сдвигает ту битву на 30.07 [ПСРЛ, т. 2, с. 633]. Владимир Глебович Переяславский скончается в 1187 г., и Ярославне, номинально его двоюродной (от разных бабушек) сестре, после этого достанется экземпляр Переяславского свода (от которого пошел Северский свод отраженный в летописи Ипатьевской). 30.07 - день Валентина Интерамнского. Хоть нас и убеждают, будто сугубый культ его возник лишь во Франции ХIV века, никак не затрагивая Россию…

Подобных примеров в древнерусской литературе много. Напр., по документам град Свияжск – форпост, от которого началось победное наступление июля 1552 на Казань, освящался 24.05.1551, на День всех святых. Так говорит «Летописец начала царства», включаемый в Львовскую летопись [ПСРЛ, т. 20, с.481]. «Сказание о Казанском царстве» (чей автор использовал «Летописец…», работал над протографом Львовской летописи и редактировал ее Львовский список) [http://samlib.ru/editors/z/zhdanowich_r_b/kazanskijrazwedchik.shtml], по древнейшему списку Перетца (передавшему эту дату хронографической редакции «Сказания…»), опубликованному Г.Н.Моисеевой, передвигает событие на 30 июля. Венчается «Сказание…» рассказом о триумфальном возвращении русского войска в Москву, стилизуемым под былину о вступлении в Киев дружины Чурилы Пленковича. И, судя по тому, что в рассказе о Свияжском чуде автор скрыто цитирует дохристианскую Черниговскую легенду [там же], совершается это перемещение - вполне осмысленно. Перед присоединением к войску, Иван Грозный паломничал к мощам Петра и Февронии Муромских. Редактор летописи отметил это, внеся в хронографический раздел летописи справку о св.Февронии Сирской (25.06, патронесса Муромской княгини). Но к личным эмоциональным проявлениям (вменяемым им ныне) эти русские святые не имели никакого отношения – это были династийные княжеские покровители, подобные Борису и Глебу, и их роли в падении Казани сказитель не касался.

Эллинистический роман-путешествие, созданный рязанскими священниками из рода Корсунских, рассказавший о переносе Николы Зарайского из Тавриды на Рязань, утрачен. Утрачен - к большому сожалению, ибо из его текста мы могли бы понять, как типажу жены Стольно-Киевского князя (в ХV в. получившего имя Владимира ВСЕславича) было вменено имя Апраксы. Оно именно вменено, т.к. достаточно древний вариант, фиксируемый сборником Кирши Данилова, потомка древнерусских профессиональных артистов, числит ее Ефросиньей.

На бумаге сохранился пролог этого византийского романа – «Сказание о Николе Зарайском». Другие его части представимы лишь косвенно. «Книга глаголамая о российских святых…» - каталог русских местночтимых святых в списках ХVII века упоминает о «единолетнем» княжиче Иване - Постнике (т.е. рожденном в Вел.пост, имя св.Иоанна-Постника не относилось к княжим крестильным именам) Феодоровиче, погребенном вместе с Зарайскими князьями. То, что к декабрю 1237 г. княжичу Ивану шел 2-й год, «Повести о Николе Заразском» (известные нам) не сообщали! А дата существенна: она показывает, что знакомство Федора с Евпраксеей Никола Угодник приурочил к монгольскому Курултаю 1235 г., где было принято решение о походе на Русь (на Владимир и на Новгород, к которому татары не поспели до распутицы, ввиду сопротивления Рязанских князей). В 1665 г. князь Н.Г.Гагарин восстанавливает каменные кресты на месте могилы Федора, Евпраксеи и Ивана Федоровича «по рассмотрении летописной книги». Д.С.Лихачев, отождествив эту книгу с «Повестями о Николе Заразском» [ТОДРЛ, т. 7, с.257], был элементарно невнимателен: Зарайские князья погребены в ограде Предтеченской церкви Осетровского Новгородка, хранители образа Николы конкурировали с ней за честь представления почитаемых святых (для чего и компилировали сборник повестей о Николе, включив в него дружинное Сказание о разорении Рязани и одну из первых книжных записей былины – о Евпатии Коловрате). И в их повестях эта церковь нигде не фигурирует (хотя в старших редакциях Рязанского сборника не фигурирует и церковь Николы, истина – знакомая многим – тогда еще ими уважалась, и из Никольских хор Евпраксея бросается лишь во вторичных реакциях повести). «Летописная книга» - содержала сведения, связующие Зарайскую легенду с кругом купальских преданий, подобных «Сказанию об Евстафии Плакиде» (формально празднуемым 25 сентября, чья связь с чудесами Солнцеворота, однако, раскрывается содержанием жития Макария Желтоводского).

Датой же празднования переноса в ХIII в. [см. В.И.Антонова "Московская икона нач. ХVI в. из Киева и "Повесть о Николе Зарайском", ТОДРЛ, т. 13] корсунской иконы в Зарайск - были определены не дни почитания Предтечи(*), не традиционные никольские даты (майская и декабрьская), а 29 июля – день мч.Калинника, «притянув» ее к 30 июля.

Р.Жданович

*Современная Предтеченская церковь Зарайска освящена во имя усекновения – 29 авг., дабы развести почитание святых с оргиастическими купальскими обрядами. (прим.авт.).
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.