ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Живопись Хазарского каганата

Арестовали широко известного в узких кругах искусствоведа с музыкальной фамилией, чей отец некогда «позаимствовал» романс «Белая акация» - околомасонское сочинение, умело закодировавшее мотив государственного гимна Российской Империи (использованное в 1914 Императорской армией, а с 1918 – обеими воюющими сторонами в песне «Смело мы в бой пойдем»).

Статья современного обвинения – мошенничество: экспертное заключение о подлинности картины художника-авангардиста,  чей оригинал хранится в Русском музее (старое место работы эксперта), проданной по рыночной цене. За арестованную поспешила вступиться «питерская интеллигенция» <поясним что «питерские» - это антагонисты «петербуржцев», Питер – это северная окраина города, что любила подчеркивать Анна Ахматова>. Включая директора Эрмитажа М.Б.Пиотровского!

Подчиненный предшественника клана Пиотровских - М.И.Артамонова (открывателя исчезнувшей цивилизации, изгнанного ЛК КПСС из Эрмитажа за книгу «Истории хазар»), в труде, до 1989 г. бывшем самиздатом, задается вопросом:

«А где же искусство? В самом деле, почему ничего не осталось от хазар, тогда как хуннские курганы полны шедевров, тюркские и половецкие «каменные бабы» обнаружены в огромном числе, уйгурские фрески украшают галереи Эрмитажа и Берлинского музея и даже от древних угров сохранились барельефы с изображениями воинов и пленников? Хазарские сосуды лишены орнамента, обнаруженные крепости хазарского времени построены небрежно, а изображений людей вообще нет. Закономерно это или просто археологические поиски были неудачны? Нет, археологи работали добросовестно. Но предметов изобразительного искусства из стойких материалов в Хазарии IX–X вв. не было, да и быть не могло, хотя хазары по способностям отнюдь не уступали своим степным и горным соседям. Ведь производить памятники культуры можно лишь тогда, когда есть заказчик, способный оплатить работу художника. В Хазарии могло платить правительство, а оно состояло из людей, принципиально отрицавших изобразительное искусство. Древние евреи, современники Моисея, ценили изобразительное искусство не менее своих соседей. Они отливали золотого тельца или медного змея как образ божества, которому они хотели молиться. Моисей их жестоко карал за это, ибо на горе Синай ему было сказано: «Не делай богов литых» (Исх. 34.17). Его последователи поступали так же и наконец, отучили иудеев изображать что-либо. Искусство у них сохранилось, ибо скинию, а потом храм надо было украшать, но оно стало беспредметным, перейдя к символам и геометрическим орнаментам. Короче говоря, древнее еврейское искусство стало прообразом абстракционизма. Абстрактное искусство даже у самих евреев прививалось туго. Они нет-нет, да и изображали Ваалов и Астарт, и норовили поклоняться понятным и красивым образам божества. Но к началу новой эры вкус их установился. Любые картины и статуи их шокировали. Поэтому они своих художников не имели, а если те появлялись, то занимались только каллиграфией.

Хазары по простоте душевной абстрактного искусства не понимали, и интересоваться сложными проблемами абстракционизма в описанном выше положении у них не было ни возможности, ни желания
» [Гумилев «Древ.Русь и Вел.Степь», гл-ка 35].

Никак не комментируя следственные материалы и голоса общественности, хочется задаться вопросом: а что, сама по себе, авангардистская «живопись» является чем-то иным, кроме мошенничества? На Западе после Второй мировой войны ей нашли удачное применение. «Меценатство», покрывающее своими деньгами эти полотна, служит целям уклонения от уплаты налогов. Доходы направляемые на спонсорство сего «искусства» (далее «распиливаемые» бизнесменами, «художниками» и журналистами), освобождаются от налогов. Так в Советской России, выбив из отъезжавшего Фаберже матрицы, копировали и экспортировали за валюту «яйца Фаберже», которые в 21 веке «возвращает на родину» Вексельберг.

В РФ налоговая шкала гладкая, «меценатского» бизнеса еще не сложилось. И мазня авангардистов является не суррогатом валюты, как в «цивилизованных странах», а лишь мазней, границы применения которой – это «освоение» государственных бюджетных средств музейными организациями (как вот, Русским музеем…).

Будь следователи добросовестными – они должны были б задаться вопросом, как получали «искусствоведы», «эксперты» и «музейные» работники свои искусствоведческие дипломы. А не тем, «фальшивая» или «подлинная» картина была продана благодаря экспертизе б\сотрудника Русского музея. Расходы же «коллекционера», покупающего начерченный на холсте затушеванный квадрат (символ разрушенного храма Соломона) и т.п. шедевры, за миллионы у.е., в любом случае - должны быть в его ответственности. Как акт благотворительности богача, подающего млн. у.е. уличному нищему, не интересуясь, какая братва подсчитывает доходы того.

Р.Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.