ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Прошло больше года со дня смерти в больнице ЦКБ СО РАН моего сына Пестерева Димы

В своё время пресса уделила много внимания этой трагедии. Когда началось следствие, то, вроде бы, уделять внимание для прессы неэтично. Сейчас следствие прекращено. Я считаю своим долгом проинформировать всех о том, как это происходило и прошу всех, прежде всего СМИ, уделить данному письму внимание.

Итак, 5 ноября 2012 года в больнице умирает 21-летний человек, умирает на 8-й день пребывания в больнице, на 11-ый день после отказа этой больницы госпитализировать .

Что такое потерять единственного сына не поймёт никто, кто сам не терял. Мы с женой примерно месяц были в сильном шоке. Но даже сквозь этот шок стало расти недоумение. Когда я получал справку у паталогоанатома больницы, я спросил: «А когда будет проведена судмедэкспертиза?». Мне казалось очевидным, что если в больнице умер 21-летний человек на 8-й день госпитализации, признанный комиссией весной 2012 годным к экспедиции, то работа следственных органов и прокуратуры должна проводится автоматически, а не после того как поднят шум в прессе и было обращение из Управления Президента.

Но паталогоанатом сказал, что оснований для судмедэкпертизы он не видит.

Получается, что вопрос о том была ли вина больницы в смерти пациента, решает штатный работник больницы. Он что не зависит от руководства больницы? А у нас не было сил настаивать, мы возле тела сына. Мы заняты похоронами. Силы сходить и запросить историю болезни и обратиться к прессе появились только после похорон.
 
Первый юрист, к которому мы обратились, оказался нечестным, и мы месяц с лишним потратили на выяснение этого факта и поиски другого.

А если бы не хватило сил обратиться к прессе, если бы друзья Димы не распространили моё обращение к прессе, в конце концов, если бы пресса не заинтересовалась, то не было бы никаких последствий. И смерть многих и многих «залеченных» пациентов, у родственников которых не было сил куда-то обратиться (я понимаю теперь их состояние) так и проходит без разбирательств, если не считать, конечно, писанины штатного работника больницы. Но сил хватило и друзья Димы помогли и пресса заинтересовалась, поэтому была проверка Минздрава Новосибирской области и прокуратуры и было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения должностными лицами своих профессиональных обязанностей.

В декабре 2012 ведётся доследственная проверка и есть заключение комиссии Минздрава Новосибирской области с перечислением ошибок в лечении и утверждением, что лечение было неадекватным.

И тут проводится внеплановая выездная проверка со стороны Управления Росздравнадзора по Новосибирской области. И это комиссия делает выводы строго наоборот выводам Минздрава. И объявляет лечение адекватным.

Вообще-то, строго логический вывод из этих двух заключений - либо члены одной комиссии дураки или подкупленные, либо другой.

Следователь в январе 2013 сообщает нам, что у неё есть 2 экспертные оценки – одна говорит, что врачи виновны в смерти, другая, что нет. Она не специалист в медицине и поэтому не может делать выводы что верно, а что нет. Поэтому нужна судмедэкспертиза.

Она тянется с февраля 2013 года по июнь 2013. Выводы этой комиссии нас, мягко говоря, не удовлетворили. Там говорилось, например, что на каком бы этапе лечения не был установлен правильный диагноз и, как бы не лечили, результат (смерть) был неизбежен.

И мы подаём ходатайство о новой судмедэкспертизе с привлечением экспертов, не участвовавших в предыдущей экспертизе. С включением в число экспертов гематолога, кардиохирурга и сосудистого хирурга, так как только они могут профессионально ответить на часть поставленных вопросов. То, что произошло далее, я могу рассматривать только как глумление над следствием, над потерпевшими, над медициной. В июле 2013 нас письменно известили, что наше ходатайство удовлетворено в полном объёме. И вот , 22 октября 2013, мы получаем результаты экспертизы. Состав экспертов тот же самый, и тот же председатель! Никаких новых экспертов!!! Единственная разница – один из экспертов забыл расписаться в предупреждении об уголовной ответственности. Обижать себя эта комиссия областной судмедэкспертизы не стала и проштамповала свои предыдущие выводы.

Когда я прочитал один из выводов этих «врачей», гласящий что 29-30 октября 2012 года лечить пациента можно было и непрофильно , то есть как попало, всё равно его жизни ничего не угрожало, а после 30 октября никакое лечение всё равно не помогло бы избежать смерти, я хотел подать в суд на экспертов. Ведь комиссия в открытую опровергает аксиому медицины о том , что в лечении драгоценен начальный период. Но мой юрист сказала, что эксперты расписываются только в том, что не будут лгать о фактах, а в своих выводах они могут нести любую чушь, и уголовное преследование им не грозит.

Более подробная информация о трагедии и о следствии содержится в сообществе «Этого не должно быть» Вконтакте.

20 ноября 2013 года следователь вручил нам постановление о прекращении уголовного дела в виду отсутствия события преступления. …Разумеется, мы будем бороться против этого решения.

Благодарим всех кто нам помогал и помогает, прежде всего, врачам, которые понимают, что без ответственности медицину заполонят тупицы и негодяи.

А пока сухая выжимка из всего изложенного.

Нельзя доверять незнакомым врачам. При той безответственности за лечение пациентов, которая существует у нас, в нашей медицине много тупиц и непрофессионалов.

Требуйте медицинскую карту, изучайте вашу (или вашего родственника) болезнь сами, требуйте отчёта о том, какими возможностями обладает больница.

Бойтесь больниц. Бойтесь, потому что есть медики, которые считают, что Пестерева Дмитрия лечили адекватно.

Прошу всех, по возможности, распространять это письмо.
Пестерев В.И., 22 ноября 2013 года.
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.