ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Русская Царь-Книга

Князь Павел Петрович Вяземский (+ 1888), государственный деятель и ученый, сын известного писателя, от людей эпохи своего отца отличался тем свойством, которое часто и не к месту поминают в наше время, - профессионализмом. Его научные выводы – о том что инициатором разделов Польши стала Германия, а отнюдь не Россия («О политике Фридриха Великого с 1763 по 1775»), что древнерусские литераторы знали современную себе литературу на классических языках («Слово о полку Игореве в вариантах»), и другие, - ныне безусловно доказанные, - со стороны автора энциклопедической справки, писавшейся об ученом в революционно-нигилистическую эпоху, в нач. ХХ века, вызвали нескрываемое раздражение, отлившись даже в нарушения стилистики статьи [см. Бол.Энциклопедия п\ред.Южакова, 1901, т. 5-й, с.746]. Но сослаться на опровержения он не смог: тезисы были доказаны научно... Понимая важность работы с первоисточником, князь стал организатором в С-Петербурге Общества Любителей Древней Письменности, ставившего своей целью факсимильное издание манускриптов, сохранившихся до тех дней. Общество, соучредителем которого стал Московский предводитель дворянства граф С.Д.Шереметев, до своего роспуска в 1932 году, издало более 200 рукописей, а «Труды…», издававшиеся с аббревиатурой ОЛДП, служат исследователям доныне. В 2008 году, в Москве, общество возродилось, благодаря интересу к его целям и задачам известного предпринимателя, исследователя-поисковика, общественного деятеля, а в прошлом и шоумена - Германа Стерлигова.

Как я подозреваю, во многом, мотивом настоящего труда Общества стало удивление, некогда высказанное Стерлиговым на своем сайте, в разделе «Энциклопедия моих заблуждений»: «Прочитал в «Лицевом своде Ивана Грозного» о чуде схождения благодатного огня. Оказывается, происходило это так: в Великую пятницу над гробом Господним вешали лампады и Кувуклию закрывали. В Великую субботу собирались верующие, молились, никто в Кувуклию не заходил, и в какой-то момент в окошке пустой Кувуклии появлялся свет - лампады зажигались сами. Тогда открывали Кувуклию и зажигали свечи от лампад, которые зажглись сверхъестественным путем. А сейчас туда запускают человека в рясе, и через какое-то время он выходит с зажженными свечами и сообщает, что лампады зажглись сами, он, мол, видел. Типа чуда "елочка, зажгись" для маленьких глупых детей». Да, было именно так, как это описывал еще игумен Даниил в 1100-е годы. Как это происходит ныне, тоже известно неплохо [см. http://www.ari.ru/news/21c4c81bc ]...

Эта уникальная летопись, создававшаяся в царствование Ивана Грозного, в одном экземпляре, содержит немало известий такого рода - удивительных современному читателю! А в бракованных экземплярах его страниц сохранились служебные пометки, сделанные рукой самого заказчика работы, царя ИванаIV Васильевича, позволившие увидеть методы работы с документами, редакторские приемы и общественные воззрения лично Царя [см. Д.Н.Альшиц «От легенд к фактам», СПбГУ, 2009, ч. 2-я].

Иллюстрации, ввиду дороговизны, делали исключительной редкостью такие кодексы в прошлом. Лицевая древняя летопись такая известна лишь одна - Владимирская великокняжеская 1206 года, утраченная в оригинале но сохранившаяся в двух копиях 1490-х годов: Академической (с незаполненными полями под миниатюры) и Радзивилловской. Свод 1567 года стал уникальным источником по «наглядной» истории нашей страны - доныне пополняя разнообразные современные издания своими иллюстрациями. Подготовительные же материалы, собиравшиеся для этой книги, сами по себе составили грандиозную летописную компиляцию – Никоновскую летопись. Но отметим здесь, что Свод Ивана Грозного оказался лишен такого хрестоматийного для нас летописного текста, как «Повесть Временных лет». «Хрестоматийной» - эту Киевскую летопись 1113 года сделали лишь в эпоху Н.М.Карамзина. А в 1500-е годы русский "летописный мейнстрим" был совсем иным. Как можно понять, по ссылкам на русские летописи путешественников ХV – ХVI веков (С.Герберштейн, Р.Барберини, Д.Флетчер и т.д.), рассказывавших о Холопьей войне (возникшей в годы, когда новгородцы осаждали Корсунь, привезя оттуда знаменитые врата и иные трофеи) [см. В.Брюсова «Русско-византийские отношения…», «Вопросы Истории», №3, 1972], в те века - «хрестоматийной» считалась совсем иная, новгородская версия древнерусской истории. Ныне она известна лишь фрагментарно, по «Сказанию о князьях Владимирских», польским хроникам, поздним спискам новгородских хронографов (ХVII век) и извлечениям из утраченных летописей, делавшимся В.Н.Татищевым [С.Лесной «История руссов в неизвращенном виде», кн. 5-я].

Общество Любителей Древней Словесности, в 2000-х издав Устюжскую Кормчую, Елисаветградское Евангелие, Буслаевскую Псалтырь, ныне взложило на себя великий труд: факсимильное издание Лицевого Летописного Свода, кодекса из 9 тыс. листов (сохранившихся), с более чем 16 тыс. цветных иллюстраций. Ранее - был доступен только его текст, извлекаемый из вариантов, приводимых в академических изданиях Никоновской летописи и Хронографов. Сам кодекс после смерти Ивана Васильевича оказался разъединен на десяток фрагментов, разойдясь по рукам частных владельцев. Стерлигов на своем сайте так характеризует этот Летописец: «Лицевой летописный свод был создан в XVI веке по приказу русского царя Ивана Грозного для обучения царских детей. Возглавил работу по составлению данного Свода образованнейший человек своего времени — Святитель Макарий, митрополит Московский и всея Руси. Над составлением Свода трудились лучшие писцы и иконописцы столицы. То, что ими исполнено: собрание всех достоверно известных источников от Священного писания (текст Септуагинты) до истории Александра Македонского и сочинений Иосифа Флавия — вся писаная история человечества от сотворения мира до XVI века включительно. Все времена и все народы, имевшие письменность отражены в десятках книг этого собрания. Подобного летописного собрания, украшенного огромным количеством высокохудожественных иллюстраций, не создавала ни одна цивилизация человечества: ни Европа, ни Азия, ни Америка либо Африка.

Судьба самого русского царя и его детей сложилась трагически. Лицевой летописный свод царевичам не пригодился. По прочтении Лицевого свода, часть из которого посвящена периоду Грозного, становится понятным — почему. За последующие сотни лет появилась официальная историография, зачастую конъюнктурная и политически ангажированная, и потому достоверные летописные источники были обречены на уничтожение либо исправление, то есть фальсификацию. Лицевой летописный свод пережил эти столетия благодаря тому, что после смерти Ивана Грозного, в период смут и безвременья, этот фолиант стал вожделенным объектом для "просвещенных" библиофилов. Его фрагменты растащили по своим библиотекам влиятельнейшие вельможи своего времени: Остерман, Шереметев, Голицын и другие. Ведь и тогда сановные коллекционеры понимали, что такому фолианту с шестнадцатью тысячами миниатюр цены нет. Так и дожил Свод до революции и был грудами свален в нескольких музеях и хранилищах. Уже в наши дни усилиями энтузиастов разрозненные книги и листы были собраны воедино из разных хранилищ. А возрожденное Общество любителей древней письменности сделало данный шедевр доступным для всех
».

Представление уникального издания, предпринятого Обществом, планируется 30 октября, в здании Центральной С-Петербургской Публичной библиотеки им.В.В.Маяковского, наб. Фонтанки, 44: 16 часов, актовый зал (III этаж).

Р.Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования