ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Сокрывшееся под листвой…

Чтобы легко сдвинуть Небо и Землю, просто нужно сконцентрироваться.
(Хагакуре Бусидо)

Название этой книги, иначе - «Набэсима Ронго», «Афоризмы <клана> Набэсима», взято было из стихотворения буддийского отшельника Сайге:

«Видя цветок, живущий, скрываясь, под листьями,

Я испытываю чувство, словно вижу свою тайную любовь». Хагакурэ-ни тиритодомарэру хана номи дэо,

синоби си хито-ни оу кокоти суру
.

Содержание «Хагакурэ…» принималось за откровение, чей истинный смысл - доступен не всякому. Золото и серебро - не блестело на эфесах мечей самураев провинции Хидзэн (о.Кюсю), но они были в Японии известны верностью и мужеством, как нам известны верность и мужество спартанцев. Японцы свою учительную книгу комментируют: «правители клана Набэсима отличались умом и проницательностью. В этом отношении они могут считаться образцом. Необыкновенное счастью рода Набэсима можно объяснить только божественным благоволением, которое он снискал за благочестие и добродетель своих предков» [И.Томацу «Хагакурэ Бусидо», пер. с яп.]. К этому клану принадлежал и Ямамото Цунэтомо, автор важнейших изречений Кодекса.

Общественная мораль рекомендовала, с уходом из жизни сюзерена, последовать обычаю Ойбара (сопровождения господина, харакири за его смертью), но с 1663 года он был запрещен. Подпольно он практиковался до ХХ века, напр., по смерти императора Муцухито харакири совершили многие известные военные, напр., генерал Ноги (в 1905 принимавший капитуляцию Порт-Артура). Но в эпоху Токугава пассионарные власти боролись с эпидемией самоубийств пассионариев решительно, предавая казни всех членов семьи самурая, вспоровшего живот, дабы воспоследовать за своим князем. И Цунэтомо, в своих афоризмах скептичный к буддизму, по смерти сюзерена, князя провинции Хидзэн, удалился из людского общества - став буддийским отшельником, «умерев для мира».

В СССР выдержки этого сборника публиковались с 1943 года («Восточное Обозрение», вып. 16-й), в разных изданиях, как извлечения из переведенной тогда работы Томацу Ивадо. Военное время – повлекло односторонность, когда из источника, в качестве примеров этого сословного учения, с 1867 и вплоть до 1945 года ставшего, по словам писателя Кан Кикути, «путем всей нации», выбирались миниатюры, преимущественно, отвечавшие воинской принадлежности основного автора. Такие афоризмы являются основой 11-томного Кодекса. Потому возникает известная односторонность восприятия. Практически - по объемлемости и размаху - «Сокрытое среди листвы» должно уподоблять Корану или Библии, хоть это только сборник изречений, дополняемых историческими анекдотами, иллюстрирующими изреченное либо происхождение изречения.

Французский ученый Жорж Дюмезиль предисловие к своей книге, посвященной советскому иранисту Вячеславу Ивановичу Абаеву, заканчивает таким сообщением: «…скифы призваны играть важную роль первоисточника и передаточной инстанции и на другом поле исследований, которые открыл и вот уже без малого 20 лет прилежно возделывает мой друг, профессор университета Сэй-кэй в Токио Ацухико Йосида, и в этом деле к нему недавно присоединился его коллега Таро Обаяси; речь идет об изучении связей между японской мифологией и идеологией индоевропейцев» [Дюмезиль «Скифы и Нарты», 1990, с.11 (дается список литературы по-французски и по-английски)].

Арийская колонизация Великого Океана в далеком прошлом - не считается в зарубежных источниках ересью [см. П.Бак «Мореплаватели солнечного восхода», М., 1959 ], - как имеет место в антифашистских источниках расейских. Её засвидетельствовали малайские языки о. Мадагаскар, сохранив заимствования из санскрита. Оные - делались ранее 2-й\2 1-го тыс. до н.э., до эпохи буддизма [ А.А.Зубов «Человек заселяет свою планету», М., 1963 , с.149]; само же заселение о-ва Мадагаскар малайцами происходило ок. Х в. до н.э. [ С.В.Яхонтов «Языки Восточной и Юго-Восточной Азии в 4-м - 1-м тыс. до н.э.»\ «Ранняя этническая история народов Восточной Азии», М., 1977 , с.106]. Также, обычай ойбара, отмеченный в Японии, академик А.П.Окладников сближал с обычаем сопровождения умершего царя его свитою, бытовавшим в Скифии [ А.П.Окладников «Открытие Сибири», М., 1979 , с.86], - известным из описаний Геродота, символически запечатленным также на страницах «Шахнаме» (рассказ об исходе шаха Кей-Хосрова).

Другой обычай харакири – прославленный 47 ронинами князя Асано – «восстановление чести» по приговору суда, отменяющее формулу «лишения всех прав состояния» для уже осужденного, погрешившего супротив объективного УК на всю высшую меру наказания, - был заимствован из домусульманской Индии. На восточном берегу Индостана его наблюдал еще Поло [ Марко Поло «Путешествия», гл. 174-я].

Потому, так непохожа оказывается культура первенствующего сословия Страны Восходящего Солнца на демотическую (общенародную) культуру стран Дальнего Востока, не исключая и Японии, знакомую нам по соседним странам - Китаю и Корее, в политической плоскости - оказывающуюся способной порождать лишь бюрократические «восточные» деспотии. Ее источник - лежит совсем в иной области Мировой Цивилизации. И наблюдая ее, мы можем, до известной степени - переносится в Индию начала Н.Э., эпохи владычества раджпутов, во времена борьбы уже одряхлевшего буддизма с нарождавшимся индуизмом, до захвата субконтинента мусульманами, - выстраивая представления о том, как могла бы пойти история Юж.Азии, Индокитая и Малайского арх., не случись Ахриманийского завоевания региона магометовой ратью.

Интерес к заповедям и постулатам Самурайского Кодекса, не глядя на инорасовую принадлежность носителей оных в историческое время, это – интерес и к нашему древнейшему прошлому.

***

«Серьезность болезней и других подобных вещей определяется тем, как воспринимает их человек. Я родился, когда моему отцу был 71 год, и потому рос довольно болезненным ребенком. Но поскольку у меня было большое желание приносить пользу даже в старости, то, когда появилась возможность, я укрепил свое здоровье и с тех пор ни разу не болел. И я воздерживался от близости с женщинами и постоянно делал прижигания [точечный массаж рекомендует для поддержания обменных процессов систематически прижигать («поддерживать во влажном состоянии») точки долголетия, расположенные на голенях]. Существуют вещи, которые, по моему мнению, определенно оказывают положительное воздействие» [«Хагакурэ…»], - говорит о себе Цунэтомо.

«Существуют правила воспитания мальчика в семье самурая. С самого младенчества следует воспитывать в нем храбрость и остерегаться заведомо пугать или дразнить. Если в младые годы человек проявил трусость, это остается шрамом в его душе на всю жизнь. Родители делают ошибку, бездумно пугая своих детей молнией или запрещая им заходить в темные места, или рассказывая им страшные вещи, для того, чтоб те перестали плакать. Кроме того, ребенок вырастет робким, если его строго бранят. Не следует допускать, чтоб у ребенка вырабатывались плохие привычки. После того как плохая привычка укоренится, как ни выговаривай за нее ребенку, он не исправится. Что же касается таких вещей, как правильная речь и манеры, постепенно приучай к ним ребенка. Пусть он не знает жадности. В остальном, если у него нормальная природа и его правильно воспитывают, он вырастет хорошим человеком» [с.53 (цитаты с пагинацией даются по изданию, анонсируемому ниже)].

«Пока человек не достиг 40-летнего возраста, лучше на время забыть о приобретении мудрости и проницательности, совершенствуя силу, данную от природы. Если человеку исполнилось 40, а силы его иссякли, то окружающие не воспримут его всерьез» [с.84]. «До 40-летнего возраста лучше всего набирать силу. К 50 годам следует остепениться» [с.72]. Но «Не существует ничего невозможного. Если человек проявит решимость, он может сдвинуть Небо и Землю по своему желанию. Но поскольку люди нерешительны, они не могут отважиться на это. Чтобы легко сдвинуть Небо и Землю, просто нужно сконцентрироваться» [с.71]!

К слову, как и подобает последователям спартиатов, «Хагакуре» не вменяет трансценденциального значения прегрешению мужеложства, - как это верно отметила в своем комментарии к петербургскому «Закону Милова» Юлия Латынина [«Эхо Москвы», 14.04.12]; однако это не оказывается свидетельством в поддержку оного. Упоминая известных самураев, друживших с мальчиками, сам Цунэтомо отзывается об этой форме семейной жизни, с не скрываемым сарказмом. Если так можно выразится, доблестного воина портит любая семейная жизнь, и эллинская казарменная «мужская любовь», - по выводам самураев клана Набэсима - вовсе не служит исключением. «Самурай должен думать лишь о борьбе»! «Что есть жизнь, как не корысть? А что есть смерть, как не убыток? Кто рассчитывает - тот корыстен. Поскольку такой человек в любых обстоятельствах работает только с корыстной целью - он должен опасаться смерти. Значит, такой человек - трус»… Нам доказывание посредством таких максим, - вместо пошлых библейских «гомофобских» сентенций, сочиненных общеизвестными проповедниками педерастии, - кажется смешными. Раньше было иначе. Скифский «этноним» (в восприятии Геродота) «сколоты», из которого ак.Б.А.Рыбаков выводил наименование славного славянского племени, как показал А.В.Назаренко, имеет тот же корень, что и польское слово хлоп (в древнем значении: послужилец), и украинское - хлопец, обозначая молодых – не обремененных семьями воинов. Именно таким показан выразитель лика кшатрийской варны (рода Ахсартаговых) Батраз в Нартовском эпосе (единственная новелла эпоса, где за этим отшельником числится жена, по своему содержанию, оказывается явно заимствованной незадолго до эпохи записи, из средневековых рыцарских романов).

А вот и социально-экономическая рекомендация Хагакуре: «Когда некий человек говорит о том, что нужно с большим вниманием следить за тем, кто и как расходует средства, кто-то заметил, что ничего хорошего из этого не выйдет. Известно, что рыба не будет жить в слишком прозрачной воде. Но если поверхность воды покрыта ряской, …то водоем будет изобиловать рыбой, которая сможет прятаться в ее тени. Т.обр. и более низкие сословия будут жить в безмятежности, если на некоторые вещи смотреть сквозь пальцы или пропускать их мимо ушей» [с.29].

Храбрецы былых веков были забияками, мгновенно приходившими в ярость, - отмечает Цунэтомо. Он говорит об этом: «понятно, что, поскольку у них была сильная жизненная энергия, они обычно были грубы и приходили в неистовство. В наши дни жизненная сила людей ослабела, и поэтому такие задиры встречаются редко. Жизненная сила уменьшилась, но характер человека улучшился. И в то же время отвага – это нечто иное. Хотя в наше время люди стали спокойными из-за недостатка жизненной энергии, это не означает, что они уступают людям прошлого в одержимом стремлении к смерти. Жизненная энергия здесь не при чем».

А вот изречение, словно провидевшее появление таких странных личностей, как российские православные христиане: «Для таких вещей как оживление мертвеца или спасение из ада всех живых существ, нужно мужество. Тем не менее, в наши дни монахи тешат себя ложными представлениями и стремятся к благочестивой кротости, среди них нет никого, кто прошел бы Путь до конца. Вдобавок ко всему, среди воинов встречаются трусы, которые содействуют буддизму. Это прискорбно. Молодому самураю негоже интересоваться буддизмом» [с.132], - а это было сказано буддийским монахом!

«Путь самурая обретается в смерти. Когда для выбора имеются два пути, существует лишь быстрый и единственный выход – смерть. Это не особенно трудно. Будь тверд в своей решимости и иди вперед.

Рассуждения о том, что умереть, не достигнув своей цели, значит умереть собачьей смертью, - это досужая болтовня себялюбивых людей! Когда ты стоишь перед необходимостью выбрать жизнь или смерть, то достигнешь ты своей цели или нет, уже не важно. Каждый из нас хочет жить. И по большей части мы строим наши рассуждения в соответствии с нашими предпочтениями. Но не добиться своей цели и продолжать жить – это трусость. Здесь нельзя ошибиться!

Умереть, не достигнув цели, это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО собачья смерть и «фанатизм». Но в этом НЕТ бесчестья.

В этом путь самурая. Если, укрепив сердце решимостью каждое утро и каждый вечер, человек сможет жить так, словно тело его уже умерло, Путь будет для него свободен
…» [«Хагакурэ…»].

Издательством АСТ издан перевод новых извлечений из «Хагакурэ», шире чем прежде характеризующих именно социально-бытовую, мало знакомую нам его сторону [«Бусидо. Кодекс чести японского воина», М., 2010]. Перевод выполнен Андреем Боченковым по изданию 11-томного «Хагакурэ» 1716 года, под одной обложкой с правилами и писаниями иных японских воинов, знаменитыми на родине (перевод Владимира Горбатенко).

Качество дорогого глянцевого переплета оказалось посредственным и не обещает долгой жизни, а русский язык перевода местами неудачен - используя выражения-характеристики речи века сего. Но этого нельзя сказать о содержании сборника. «Одно бесспорно: созданные в далеком прошлом, писания японских самураев полны столь могучей энергии, что даже в наш век информационной пресыщенности невозможно не поддаться воздействию этих простых, но удивительно ярких произведений», - заключает автор предисловия Тарас Улащенко.

Книга снабжена редкими фотографиями позапрошлого века, запечатлевшими воинов Страны Восходящего Солнца в их парадном, повседневном и боевом облачении разных эпох. В т.ч. с двумя мечами - право на что, на ношение второго меча, было у воинского сословия отнято революцией Мейдзи 1867 года.

«…Мацугума Кёан рассказал следующую историю: в медицинской практике применяется разный подход к лечению в соотв. с Ян и инь мужчин и женщин. Пульс мужчин и женщин также должен отличаться. Однако за последние 50 лет пульс мужчин стал таким же, как и у женщин. Заметив это, лекари при лечении глазных болезней стали применять женское лечение и обнаружили, что оно помогает. Когда я наблюдал применение к мужчинам мужского лечения, результатов не было. Так я узнал, что дух мужчин ослабел и что они стали такими же, как женщины, и что мир движется к своему концу…» [с.30].

Р.Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования