ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Антонин (Капустин) – против Кирилла (Гундяева): Тысячелетия славянской письменности

Вы Родину подставили под свист! (Борис Слуцкий)

Ваш покорный слуга давно мечтает учредить новый Российский праздник - 01 апреля, День Уриэля Акосты, и ежегодно праздновать его - как День Еврейской Письменности и Культуры, дарованных Еврейскому народу великим просветителем Уриэлем Философом. Нелепость, постмодернизм..! - воскликнете вы?

Дату акта дарения манускрипта удостоверила дарственная надпись. Ровно 140 лет назад - в мае 1872 выдающийся русский ученый и дипломат, забытый в ХХ веке (ввиду монашеского звания), архимандрит Антонин (Капустин) - преподнес библиотеке своей альма матер, Киевской Духовной академии, рукопись, оказавшуюся древнейшим манускриптом славянского письма, хранимым в архивах СССР. Это были т.наз. "Киевские отрывки", пергаментная глаголическая рукопись миссала - службы на славянском языке по римскому чинопоследованию. После 1917 она хранится в Библиотеке Украинской академии наук, создавая неразрешимые противоречия перед русскоязычной наукой СССР, светской и церковной.

Язык манускрипта оказался наиболее архаичным - среди известных древне-славянских христианских рукописей, затрудняя абсолютную датировку. Даже византийские рукописи такого возраста уникальны! Ученым же довлели политические требования КПСС. И, из соображений "борьбы с украинским национализмом", рукопись тенденциозно омолаживали, датировали Х веком (так же омолаживают Реймское евангелие: частью глаголическую, частью кириллическую рукопись Киевского скриптория Х века, перенося ее создание в ХI век). Делалось это - велась "борьба с национализмом", впрочем, с большой долей лукавства. "Появилась в 1909 г. в Праге работа знаменитого слависта проф.Нидерле "Обозрение современного славянства", - пишет эмигрант-ди-пи-шник Николай Ульянов, - и сразу же переведена на русский язык, а через два года вышла в Париже по-французски. В ней уделено соответствующее внимание малороссам и великороссам, у которых, по словам Нидерле, "столь много общих черт в истории, традиции, вере, языке и культуре, не говоря уже об общем происхождении, что с точки зрения стороннего и безпристрастного наблюдателя это - только две части одного великого русского народа". Приводим эту выдержку не столько ради нее самой, сколько по причине отсутствия ее в русском издании. Ее можно найти во французском переводе Леже, но в русском, вышедшем под маркой Академии Наук, она выпущена вместе с изрядной частью других рассуждений Нидерле" [Н.И.Ульянов "Происхождение украинского сепаратизма", Нью-Йорк, 1966, прим.209 (Niderle, 1911, с.58)]. Подлинным врагом - был "буржуазный панславизм". С 1922 "официальной идеологией СССР становится "интернационализм" и идея "мировой революции", а главным врагом был объявлен "великодержавный шовинизм" - тезис, которым прикрывалась русофобия. …Норманизм как обоснование "интернационализма" занял в 1920-х главенствующее положение. Не случайно в СССР в 1928 устроили пышное чествование известного норманиста Томсена" ["История России с древнейших времен" (п\ред. А.Г.Кузьмина), М., 2002, кн. 1-я, с.82], - датского буржуазного ученого, умершего двумя десятилетиями ранее. "Полемику с антинорманистами Томсен подменил пренебрежительной оценкой их трудов, хотя его книжечка по объему источникового мат-ла не могла идти ни в какое сравнение, скажем, с капитальным исследованием С.А.Гедеонова…" [там же, с.81]!

Одновременно с тенденциозным датированием - раздавались предположения об искусственном состаривании Киевского манускрипта, - хотя это было странно: кому такое могло понадобиться в древности? Тогда ведь не было востребовано "научных" легенд о позднем возникновении славянского письма!?

До революции - житие Кирилла (Константина Философа), говорившее не просто о докирилловском русском письме, но и русском переводе Евангелия и Псалтыри, - знали в славянских первоисточниках, а не в наукообразных лубочных пересказах, как "ссылаются" на него нынче. Знали тогда свободно и сам церковно-славянский язык, понимая соотносимость его терминологии с иноязычной терминологией, ее возраст. Схожий славянский и германский лексический и литературный фонд – общеиндоевропейское наследство, в эпоху Голльштейн-Готторпской династии – когда о племенах лютичей (Волков), как насельников в т.ч. и Новгородской Руси, волею посланного «братьями» Карамзина, в России было забыто, м.б. как-то списывать на «норманнское происхождение» Рюрика с братией - измышленное Вральманами. Лишь «как-то»: 1-я часть «Вельсунга-саги» (не отраженная в Эдде) и былина «Дунай и Добрыня» восходят к индоевропейскому протографу, и целостность следования «древнейшему сказанию Европейского человечества» (термин Ф.Ф.Зелинского) в былине выше. Но образ и деяния Локки (среди богов) и Хегни (среди людей) – незаконнорожденных физических исполнителей грядущей мировой катастрофы, «заката богов», параллельные образу Сырдона в скифском (нартовском) эпосе, аналогии в эпосе Руси, лежащей между Скандинавией и Кавказом, не находят. Но когда исследуется картина влияния на русскую словесность словесности Греко-христианской, картина оказывается - совсем иной.

Ф.И.Буслаев диссертацию защищал - в 1848 году, в годы германофильской николаевской реакции, когда национальный патриотизм именовался "московским бредом". Но выводы ее были удостоены магистерского звания, - как он кратко формулирует их в своих "Воспоминаниях": "История языка стоит в теснейшей связи с с преданиями и верованиями народа. Древнейшие эпические формы ведут свое происхождение от образования самого языка. Родство языков индоевропейской отрасли сопровождается согласием преданий и поверий, сохранившихся в этих языках. Славянский язык - задолго до Кирилла и Мефодия подвергся влиянию христианских идей. Славянский перевод евангелия отличается чистотою выражения христианских понятий, происшедшею вследствие отстранения всех намеков на прежний дохристианский быт. Готский перевод библии, напротив того, являет едва заметный переход от выражений мифологических к христианским и составляет любопытный факт в истории языка, сохраняя в себе предания языческие для выражения христианских идей. В истории славянского языка видим естественный переход от понятий семейных, во всей первобытной чистоте в нем сохранившихся, к понятиям быта гражданского. Столкновения с чуждыми народами и перевод Св.Писания извлекли славян из тесных, домашних отношений, отразившись в языке сознанием чужеземного и общечеловеческого. Отвлеченность славянского языка в переводе Св.Писания, как следствие ясного уразумения христианских идей, очищенным от преданий дохристианских, усилилась грецизмами, которых находим гораздо менее в готском". Известны по именам и некоторые из созидателей славянского письма, трудившиеся задолго до Солунских братьев, в частности, Кирилл Каппадокиец - которого часто путают с Константином Философом, создавший азбуку из 32 или 35 букв (без носовых звуков, бывших в моравском, но рано исчезнувших в южно-славянских языках).

Поскольку ключевой идеей "российской идеи" издревле является Смердяковщина, в нашей стране т.наз. "Солунская легенда" - о деяниях этого Кирилла Дамасского (жившего до покорения Дамаска мусульманами), получившего наитие просветить болгар в Александрийском соборе, не опубликована, хотя она дошла в рукописях от ХII века (пространное житие Кирилла Философа, для сравнения, лишь в списках от ХV в.). Она доступна - лишь в болгарских изданиях ["Македония. Сб.док. и мат-лов", София, 1980, док.31], и это выдает недобросовестность академических жуликов. Разбор ее, с подтверждением достоверности, можно найти в книге: Г.М.Прохоров "Древняя Русь как историко-культурный феномен", СПб., 2010. Вероятно, именно об этом источнике слышал и подразумевал его византийский автор "Обстоятельного повествования о том, как крестился народ русов" ("Хроники Бандури") [см. О.М.Рапов "Русская церковь IХ - 1-й\3 ХII в.в.", М., 1988, с.112-115] - первоисточника легенды "Повести Временных лет" о крещении св.Владимира, когда ошибочно наименовал русских просветителей Кириллом и Афанасием, соотнося Кирилла с еп.Афанасием Александрийским. Иными словами, в глазах презиравшего(!) славянских варваров византийца ХII века, создание славянской азбуки датировалось IV - V веком, было деянием глубокой древности, которое нужно соотносить не с Владимиром Святославичем, а с Владимиром Старым, современником Атиллы, которого подразумевают Слово о полку Игореве, Иакимовская летопись, Тидрик-сага.

Это нам объясняет и тот странный факт, что, по наблюдениям И.И.Срезневского и Е.Ф.Карского, «кириллица» древнейших сохранившихся кириллических рукописей (ХI век) следует греческому унциалу VII – VIII, а не IХ – Х веков [В.А.Истрин «Развитие письма», 1961, с.279, прим.]. И то, что репертуар внеслужебных ромейских сочинений, переведенных на древнеславянский, охватил эпоху от Иоанна Златоуста до Иоанна Дамаскина - IV – VIII веков, почти не зная трудов патр.Фотия и его современников [И.П.Еремин "Лекции по древней русской литературе", Л., 1968]. И то, что среди этих сочинений оказались труды, писанные в первоисточнике на латыни, как-то: Римский патерик, жития Венедикта Нурсийского, Евстафия Плакиды, Панкратия Тавроменийского (в составе его сохранился старейший европейский рыцарский роман: повесть о Тавре и Мении, VII век). К Х веку в Византии - латынь вышла из обихода книжников, даже Константин Багрянородный ее не знает!

Реликвии с древнеславянскими надписями докириллова возраста хранятся в ватиканских реликвариях [Антоний Петрушевич "О древних иконах с кириллическими надписями, находящихся в Риме", Львов, 1860], к их числу относится католический «Спас нерукотворный» (плат Вероники). Известны славяноязычные античные граффити [В.И.Модестов "Об одном славянском имени в Помпейских надписях", Труды Третьего Археологического съезда, т. 1-й, Киев, 1879]. Знает ли житие своего монашеского патрона всерасейский патриарх Кирилл (известный правда и иными скандальными заявлениями), - после его речи перед Элладским предстоятелем в мае с.г. в Кремле – таким образом, большой вопрос! Тем же вопросом стоит задаться - относительно «русских» пейсателей, пользуясь тем, что умеют писать, с 1980-х популяризировавших празднование его дня. Их отличие от М.Н.Покровского, в свете названного, оказывается крайне призрачным!.. Но газета Ю.М.Лужкова (в девичестве А.М.Кац) "Трибуна" - опубликовавшая ныне рассказ о "дореволюционной", с 1863 г., традиции празднования "Дня Славянской письменности" 24.05, не знает его – наверняка: приписав святым заслуги, на которые они не претендовали и которых им не приписывали, что было отлично известно до 1917. Отношения к действительности сии еврейские похабелки - сочиненные в модном «патриотическом» «историзме» лубянского розлива, не имеют! Дореволюционные источники - деяния просветителей излагали четко, они и не думали приписывать им "изобретение славянской письменности". Константин и Мефодий: "…приспособили к письму старинные славянские письменные знаки, с помощью учеников перевели на славянский язык библию и другие священные книги, ввели церковную службу на народном языке" ["Очерки всеобщей истории", изд. "Польза", М., б\г, ч. 1-я, с.198]. Житие "изобретателя" сообщает: "…И нашел он там [в Херсоне] Евангелие и Псалтырь, писанные русскими письменами, и человека, говорившего на том языке. И, побеседовав с ним, уловил он смысл речи и, сравнив ее с своей, выделил гласные и согласные. И, отправив молитву Богу, вскоре стал читать и говорить" [пер. с церк.-слав. (старо-болгарского) И.Калиганова].

Исследования пергамента Киевского миссала, проведенные украинскими учеными после распада СССР, подтвердили и даже удревнили древнюю датировку этой рукописи. Она искусственно не состаривалась, датируется она теперь IХ веком (статья об этом была в Википедии). И мы можем - распроститься с "фоменковской" легендой, обожаемой патриархом Кириллом, о создании славянской письменности Солунскими братьями, легендой - порожденной русофобской наукой ХХ века. Братья - были миссионерами Греческой церкви, посланцами патриарха Фотия (в эпоху его конфликта с Римом, "1-й схизмы"). А рукопись, мало того, что писана глаголическим письмом - более напоминающим армянское и сирийское, нежели греческое, но содержит славянский текст - римской, а не византийской службы. Можно вести спекулятивные споры, о том, каким шрифтом, глаголическим или греческим, пользовался Константин Философ. Но римский устав был невозможен для миссионеров-константинопольцев, учеников патр.Фотия.

Роман Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования