ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Виктор Власов
Доброго вам слова, Михаил Петрович

ОН советовал и редактировал так качественно, что произведение обязательно появлялось на страницах российского издания. И не потому что имелись «связи», «блат» – доброта была и терпение. Под своё могучее крыло писатель брал не только одарённых людей, но и тех, с кого мог получиться лишь средненький журналист. Двери ЕГО дома всегда были открыты, гостей он принимал чуть ли не каждый день, учил писать прозу, творить поэзию, разбираться в литературе. Сейчас ЕГО в тайне считают своим наставником не только участники писательских организаций, но и тяготеющие к ним и так – любители письма, авторы, пусть не именитые, но чистые, искренне радеющие за литературу. ОН так и остался в редколлегии омского альманаха Союза российских писателей, остался в памяти писателей тщеславных и скромных, запомнился старым и молодым, «вмёрз» на страницы старейших сибирских и европейских изданий. ОН шёл и шагает ныне, но рядом с такими писателями и поэтами, как Эдмунд Шик, Аркадий Кутилов, Вильям Озолин и Владимир Макаров. И сейчас члены союзов писателей, руководители многих литературных объединений родного мне Омска, ставят в пример острый язык и классический стиль этого писателя. А некоторые даже сделали ЕГО символом литературных журналов и газет. Темнеет строгая, как ЕГО видение мира, надпись над названиями: «Мой Малиновский FOREVER!»

Я бы не ударился в поиски, не стал бы носиться по городу, если бы омские литераторы обрисовали картину жизни целиком этого великолепного сибирского писателя. Что мы знаем о Михаиле Петровиче Малиновском, наставнике современных молодых прозаиков и поэтов, многие из которых регулярно печатаются в изданиях «Журнального зала»? Мы знаем о нём лишь то, что написано на сайте омской писательской организации СРП, то, что сказал о нём председатель Александр Эрахмиэлович Лейфер. Это краткая характеристика сибирского писателя, моменты из насыщенной литературной жизни, список произведений и заслуг. Некролог, который не попал на страницы литературных газет и журналов. Некролог о М.П.Малиновском, являющийся достоянием родного Омска, достоянием Союза российских писателей. И может, верно, ведь именно Михаил Малиновский в девяностые годы вместе с Эдмундом Шиком и Евгенией Кордзахией стояли у истоков создания местного отделения другого писательского союза. Трудности творческого пути, неблагодарное отношение и многое другое нравственный писатель опускает, оставляя лишь светлое и нетленное, достигнутое им.

Помнит Александр Лейфер, как не принимали в Союз писателей России, как относились с презрением, не давали слово, закрывали дороги. Сейчас, после распада СССР, какой смысл «трещать» об этом? Ведь перед вечностью – всё едино, всё возвращается на круги своя, всё принимает единственный и неповторимый облик, запечатлеваясь в памяти, на страницах, в круговороте судеб.

– Он три рассказа написал, одну книжку издал!

Главная ли эта заслуга настоящего писателя? Переедем по мосту над Иртышем на Левый берег, где в новом доме живёт Лев Емельянович Трутнев, писатель российской величины, автор более двадцати книг, изданных в разных городах. Ему семьдесят пять лет, но он – здоровый, как буйвол, крепче даже нынешних младо авторов.

– Восьмидесятые годы… – вспоминает Лев Трутнев, улыбаясь мечтательно. – Только наши книги вышли в издательстве «Современник». Моя и Миши Малиновского. Ты спросил, как я относился к нему, к его прозе? Малиновский написал немного за свою жизнь, на КАК это сделал! Можно написать повесть, рассказ и запомниться, а можно «катать» километрами и никого не впечатлить, никого ничему не научить. Малиновский расшибался за каждую строку, чтобы буквально «врезать» её в произведение, «врезать» и воспитать народ, воспитать читателя.

Повести и рассказы Михаила Петровича, публиковавшиеся и выходившие отдельными изданиями, Лев Емельянович прочитал все. Ни к чему так трепетно не относился писатель и человек Малиновский, как к простому человеку. Михаила Петровича не заботили жизнеописания лордов, графов или олигархов. Герои его произведений – всегда обыкновенные люди, со своими проблемами и заботами, крестьяне и рабочие заводов, пропадающие на работе, зарабатывающие хлеб насущный, чтобы прокормить семью. Кого сейчас заботит положение и микромир обыкновенного человека, кого сейчас заботят тревоги небогатого соседа? Мир следит за жизнью звёзд российской эстрады, пристально, замирая, смотрит на актёров, на юмористов, «примадонн», не выпускает из поля зрения цвет их лака на ногтях или форму причёски.

– У Миши не оставалось времени, чтобы разъезжать и знакомиться с писателями, – нахмурился Лев Трутнев. – Пока Николай Березовский и Саша Плетнёв знакомились с корифеями, как Астафьев, Носов, Распутин и Курбатов, Миша и тогда почти не успевал работать – он редактировал труды юных воспитанников. Он ведь руководил большущим литературным объединением. К нему не только приходили ещё девчонки и мальчишки: Румянцев, Ключанский, Рымбу, Чач, Семёнова-Октябрина, но уже взрослые люди: Женя Асташкин, Наташа Елизарова, Лёшка Декельбаум, Женя Кордзахия, Ганнадий Гаврилов. Да, Михаил Петрович редактировал и стихи. Прекрасно работал над поэтической строкой. После редактуры Малиновского Ключанский появился в «Детях-Ра», Наташа Елизарова – в журналах: «Москва» и «Голоса Сибири». Витя Богданова – в журнале «Арион», Андрей Румянцев – в «Сибирских огнях», – на Льва Емельяновича накатила, словно философская волна. – А кто эти молодые дерзкие авторы? Поэты! В Омске трудно было писателям в девяностые годы, но эти трудности помогали Малиновскому вырастить прекрасных авторов, закаляли его. Удивительно, но никогда Миша не жаловался. Пришлось натерпеться ему многого, но он только улыбался с иронией, никогда не ругался, не писал кляузы, не обсуждал скандалы.

Из материалов, предоставленных Александром Лейфером на сайте омского СРП, Михаил Малиновский работал литконсультантом газеты «Молодой сибиряк», был избран консультантом Омской организации Союза писателей РСФСР, руководил литературным объедением «Омское собрание». Времени трудиться над собственной прозой у писателя оставалось немного. Рукописи поступали часто, приходилось не только редактировать участников лито, но и советовать уже состоявшимся. Тогда альманах «Складчина» был толстый, выходил часто. Работа по отбору материалов ложилась на плечи троих людей: Михаила Малиновского и Александров: Дегтярёва и Лейфера. Они не только отбирали материалы и редактировали для местного издания, но помогали пробиваться в «День и Ночь» и в «Голоса Сибири». А.Э. Лейфер участвовал в организации литературных мероприятий, проводил семинары, работал в оргкомитете премии имени Ф.М. Достоевского вместе с Александром Дегтярёвым и на этом деятельность председателя омского СРП не оканчивалась. Заслуженный деятель культуры Омской области крутился, как белка в колесе. Двигать, «поднимать» аппарат Союза российских писателей – дело трудное, но не единственное – Александр Лейфер, краевед и публицист, зарабатывает и сейчас журналисткой деятельностью. Такие газеты как «Вечерний Омск» и «Ореол» едва ли не постоянно ожидают от него интересных материалов. Открытия мемориалов, выставок, работа культурных кружков, деятельность учённых и просветителей – за всем этим следит журналист Александр Эрахмиэлович.

– Иногда материалы поступали хорошие, качественные, но всё равно следовало прикладывать руку редактора почти ко всем, – продолжил Лев Трутнев. – Поражаюсь, как это Миша терпеливо помогал всем, ведь у нас, у писателей, нет времени на других. Это тебе и Николай Березовский скажет, и Трегубов, и Саша Лейфер.

Льва Емельяновича Трутнева не интересует работа аппарата союзов писателей и функционеров. Ему примечательна собственно литература, собственно писатели, их произведения, пусть не опубликованные, но сделанные по совести. Лев Трутнев не разделяет произведения Малиновского на плохие и хорошие, называет несколько книг Михаила Петровича, добавляя:

– В них жизнь Малиновского и судьбы людей!

Писателя Михаила Петровича называют «Матрёшкой омской прозы», «Омским Астафьевым». Единственно, с кем однажды встретился на одном из Всесоюзных съездов Михаил Малиновский – Валентин Курбатов и Анатолий Кобенков. Об этом в своей книге мемуаров о писателях, «Выбранные места», подробно рассказывает Александр Лейфер, который лично был знаком с Виктором Астафьевым, Беллой Ахмадулиной, Аркадием Кутиловым и Вильямом Озолиным.

Не оценён вклад в литературу Михаилом Малиновским. Писатель этот верил в людей, в их нравственный потенциал и жизненный опыт, писал свои произведения с надеждой. Книги Михаила Петровича были не только достоянием Союза российских писателей, но человечества, с тяжбами, сущностью.

Лев Трутнев рассказал о Малиновском в своей по обыкновению сдержанной манере, но ведь не только он общался и поддерживал Михаила Петровича. Николай Михайлович Трегубов, член Союза писателей России, семидесятиоднолетний поэт, руководитель литературного объединения им. Якова Журавлёва так же «выправил» ни одну тысячу текстов, страдающих авторской глухотой. Это я знаю совершенно точно и убедился на собственном опыте, за что бесконечно благодарен Н.М. Трегубову, скромно считая его одним из своих главных литературных наставников.

– Рвал себя, буквально разрывался Мишка на части, чтобы помочь писателям, – бросает Николай Михайлович эмоционально. – Болела у него душа за родных писателей. Страдают сейчас и тогда страдали многие авторы отсутствием «граммотёшки» и качества. С этими недугами приходилось бороться Малиновскому. Трудно ему было сказать, мол, графоман бездарный… так он брался и пыхтел, выравнивая вещицу, будто с нуля! Добрый был по натуре человек, безотказный. Это не я и не Березовский Коля. Если графоман, то кранты – не суйся в большую литературу, так и скажем: «Вали отсель!» А Миша не мог, корпел, сердился, может, внутри, но виду не подавал. Нельзя так! Я гляжу на стих, вижу хорошие строчки, четверостишия прекрасные – будет толк с такого поэта, а если вижу обрывки да «псевдорассуждансы», как модно стало называть, то и не правлю, выбрасывая, а потом советую не писать вообще. Сердится, конечно, автор. Он либо вырастает, начиная творить, либо перестаёт даже думать о творчестве. В моём лито – немного участников, а в журнале – ещё меньше, не держу графоманов. Чувствуя мой гнев, они сами долго не задерживаются.

Николай Михайлович уважает Малиновского за то, что тихо работал в литературном объединении, не искал крайних – виноватых… «Мир по дороге» и «До поры до времени» – особенно понравившиеся книги Михаила Петровича за то, что выстрадал в них Малиновский за судьбы людские. Умел писатель вложить в маленький объём целый мир, умел, будто ножом ударить по сердцу и выдавить из камня воду, как великан Ганца Христиана Андерсена. Язык у Малиновского был сродни астафьевскому, легкочитаемому, острому. В критику Михаил Петрович не ходил – «лучше помочь молодому, чем критиковать старого» – этим девизом щеголяют теперь так же руководители литературного объединения при омском отделение СРП: Андрей Ключанский, Дмитрий Румянцев и Семёнова-Октябрина.

– К Михаилу Петровичу и в гости всегда придёшь, – говорит, оживляясь, Дима Румянцев. – Принимал он всех: и плохих писателей и хороших. Всем был рад помочь, никого не выделял в особенности. Быстро исправит, почеркает, посоветует и ждёт возвращения на родину! Мы с Андрюхой носились к нему по очереди. И не было чувства неудобства почему-то, мне казалось, что Михаил Петрович – робот и ему больше нечего делать. Сейчас так же здорово правит тексты Трегубов Николай Михайлович и Александр Лейфер, но с ними другая работа.

– Необязательно с текстами приходить можно было к Михаилу Петровичу, – добавляет Андрей Ключанский. – Бывает, зайдёшь, чтобы просто поговорить о литературе, взять почитать журналы, которые выписывал. – А знаешь?.. – вдруг заслезились глаза Андрея. – Он выписывал их даже тогда, когда не читал, когда ослеп. Он знал, что гости у него – не простые всегда, а писатели, поэтому выписывал. Привык выписывать и всё тут.

– Да, – соглашается Дима. – С трудом без Малиновского попал второй раз в «Сибирские огни». У Вероники Шелленберг мало времени работать с авторами.

Жаль, что я таки не познакомился с удивительным человеком и наставником молодых писателей – Михаилом Малиновским. Признаться, завидую в хорошем смысле поэту и прозаику, постоянному автору публицистических статей «Вольного листа» – Виктору Всеволодовичу Богданову, который одним из первых получал отзывы от Михаила Петровича. Независимо к прозе или к поэзии наставник Малиновский относился с трепетом. Советы давал Михаил Петрович осторожно и тихо. Так приятно менялся его голос, когда он призывал повнимательней отнестись к моментам, абзацам, к сюжету или строке. Об этом рассказал ученик Михаила Петровича – Виктор Богданов. Рассказал он, прослезившись, негодуя. Малиновский не только редактировал тексты Виктора, но первым дал рекомендацию в Союз российских писателей, познакомил с замечательным писателем и редактором журнала «День и Ночь» Романом Солнцевым, помог принять участие в литературном семинаре в Красноярске.

Один примечательный и «говорящий» факт. Даже после ухода из жизни Малиновский не перестал помогать молодым выходить на страницах. Министерство культуры Омской области вручило Александру Лейферу средства на издания всех произведений Михаила Петровича отдельными книгами вместе с воспоминаниями о нём других писателей, вместе с рецензиями известных критиков на его произведения. Но затея была отложена, а средства пошли на издание местного альманаха, специального молодёжного выпуска, – по итогам литературного семинара. Таким вот способом Михаил Малиновский снова помог молодым. Вскоре, за столом, Александр Лейфер признался, что видел Мишу во сне, который не советовал сейчас издавать ему книгу. Хочется верить в эту правду, может надуманную, приукрашенную, но писатели всегда верят в чудо, всегда верят в то, что выше понимания других. И в своём блаженном неведении они прекрасны и надеются на лучшее.

Наверное, не только я задаю себя этот вопрос:

– Почему писатели получают признание лишь после смерти?

Что мешает человеку: соратнику ли по цеху, читателю – но сказать хорошее, воодушевив автора? Зависть ли, гнев, нежелание признаться? Трудно сказать.

Надеюсь, что немного понадобится времени, чтобы современники оценили по достоинству вклад в современную литературу Михаила Петровича Малиновского, омского прозаика и наставника молодёжи.

Не в камне и не в бронзе ОН останется навсегда, что тоже не мешало бы сделать в Омске, а в нашей памяти, как Большой Человек, имя которому ПИСАТЕЛЬ.

«Forever» Михаил Петрович Малиновский!
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования