ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

История свержения Хазарского ига (Х век)

До 1492 года, когда восторжествовала иудейская традиция осеннего празднования новолетий, Новый год Русь встречала 01 марта. И, надо заметить, пока не прошел достаточно долгий срок – изгладивший остроту событий, описываемых ниже, и не могла иметь места подобная «календарная реформа». Слишком остры в памяти были впечатления, связанные с иудейскими календарными традициями.

***

Древнейшие фрагменты русских хроник, ведшихся еще в IХ веке, донесла нам Никоновская летопись. Ее избыточные, не отражаемые в тексте Киевского Летописца («повесть временных лет»), датированные известия от середины IХ века, согласно гипотезе ак. Б.А.Рыбакова, были «каким-то забытым, затерянным еще в эпоху Киевской Руси древним листом, м.б. неизвестным даже Нестору» [Рыбаков, 1963, с.161; см.: Забелин, 1876, с.475; Филевич, 1894, с.26; Рыбаков, 1963, с.160; Лесной, 1995, с.24]. Подобного рода «фрагменты» были обильны в Средневековой Руси, цитаты из них оказываются частыми в текстах источников ХV - ХVII века. …Но в ХVIII – ХIХ веках, когда «учеными» немцами каноничным был объявлен текст кодекса Лаврентия, а независимая, более почтительная к аборигенам историография подверглась травле и искоренению, они исчезают.

Родилась Никоновская летопись как сборник подготовительных материалов, собиравшихся для уникального издания - парадной лицевой летописи ХVI века (Царственная Книга). Требования к достоверности были потому исключительно высоки, а точность в копировании собранных археографами рукописей, как и ширина охвата источников, идеальна. Летопись-черновик сохранила, например, такие особенности статей хроник эпохи ПВЛ, составлявшихся по множеству списков в разных изводах, как дублирование известий. Ею [ПСРЛ, т. 9-й, с.с. 7-10] дважды сообщается о землетрясении в Константинополе, трижды (в датированной и недатированной части, по разному излагая обстоятельства) о крещении Болгарии.

Путаницу в науку о древних записях в ХХ веке внес Б.А.Рыбаков. Он правильно указал, что в древнейшей части отсчет шел не по Константинопольской эре (01.09, 5508 лет между Сотв.М. и Р.Х.). Увы, он заявил при этом, будто в Болгарии использовалась Александрийская эра, с сотв.м. 5500 до н.э., на Руси уже в Х в. вытесненная Константинопольской [Рыбаков, 1963, с.165]. Указание партляйтера советской исторической науки усвоил историк-марксист А.Г.Кузьмин хотя им же было отмечено, что: «многие известия летописи за Х в. даны не по Константинопольской, а по какой-то иной эре, отличной от Константинопольской на 4 года» [Кузьмин, 1988, с.154]. Эра сия – Болгарская, протяженность времени до Р.Х. 5504 года - принята именно ею [Климишин, 1990, с.с. 328, 379].

Дальнейшее будет непривычно читателю, воспитанному советской историографической легендой о «киевской Руси», о коренном славянском происхождении «князя» Аскольда [Брайчевський, 1968, с.172; Рыбаков, 1963, с.с. 165-172]. По причинам исторических аллюзий - она вынуждена была скрывать факт юдо-хазарского ига [см.: Рыбаков, 1953], воздвигнутого над Русью в 2-й\2 IХ века, мечами мадьярских «интернационалистов», федератов Итиля. Начали это делать - еще киевские летописцы (греки и грекофилы), ибо от греков хазарский резидент принял православие, следов которого, после истребления дружины Аскольда новгородцами Олега Вещего (славного Рюрикова шурина и одного из прототипов эддического Хельги), не осталось. Общину киевлян, служивших по римскому чинопоследованию, язычники, в отличье от сменивших их спустя век христиан-ортодоксов, по-видимому, не тронули. И от них - на Руси остались такие проникновенные агиографические романы, чуждые ближневосточного греческого уродства, как повесть о Клименте Римском, жития Евстафия Плакиды (т.е. легата Плацида и жены его Татианы), Венедикта Нурсийского, Вацлава и Людмилы Чешских, а также древнейший славянский письменный кодекс - Киевский миссал.

Но мадьярская нацпринадлежность полководца, завоевавшего Киевский каганат в IХ веке, восстановима. Устюжский летописец (сохранивший в соединении с ПВЛ тексты Древнейшего Свода) сообщает о неожиданности, для пришедшего из глубин континента захватчика, – об оказавшемся неожиданным для Аскольда многолюдстве Смоленска и Киева [Авдусин, 1972, с.160]. Киев, в отл. от прочих русских городов, получает мадьярское имя собственное (Сумбат). Укрепленный город произвел такое впечатление на кочевников, что так и был ими назван - Крепостью, подобно тому, как первославянское наименование городов – варов (варъ) – было в форме варош перенято ими в Паннонии [Макушев, 1861, с.с. 112-116]. «Летописцы, повествующие о ратях Аскольда против болгар, полочан, печенегов, древлян, уличей, не знают о войнах его с хазарами либо с племенами – данниками хазар» [Гедеонов, 2004, с.342, ссылки]. Идти из Киева на греков, безопасно минуя хазар, было возможно в 850-х – 870-х годах, когда хазары ведут с ними войну [там же].

На мадьярское происхождение Аскольда - как и на ложность норманистических построений Г.Миллера и А.-Л.Шлецера - внимание было обращено два века тому назад, немецкими же историками [Эверс, 1814]. Это же, косвенно, подразумевает В.Н.Татищев, указывая на «сарматскую» этимологию имени Аскольдова соправителя Дира (сарматы в те века считались отнюдь не иранцами). Ныне то, что Аскольд - служил Хазарскому царю, просматривается в булгарских и казанских летописях, привлеченных Ю.К.Бегуновым [см. Бегунов, 2007, т. 1-й, с.433]. Их подтверждают и археологи: рубеж I Х – Х в. - это время, когда в регионе Киева, подобно Саркелу, бытуют стремена, типа, называемого археологами «хазарским» [Кирпичников, 1973, гл. 5-я]. Это стремена с плоской подножкой, происходящие из Азии, архаичные по форме, но оптимизированные для использования тяжеловооруженной – копейной кавалерией. Такая кавалерия бытовала преимущественно в Сред.Азии, наемники-мусульмане откуда, переселившиеся в Итиль после низвержения Тахиридского государства Измаилом Самани, - составляли основу постоянного войска Хазарского бека, и именно там археологи почти не находят округлых стремян (служивших воинам противоположных тактических навыков – легкоконным стрелкам в мягкой обуви) [см. там же].

Причиною летописных умолчаний эпохи Константинопольского подчинения Русской церкви было то, что от греков при патриархе Игнатии [Пашуто, 1968, с.61] окрещался не Русский князь, но мадьярский гауляйтер Киева, поставленец еврейского бека. Война велась в 820-х (после переворота Обадии в Хазарии), когда греческими инженерами - к 834 году возводится хазарская крепость Саркел [Гумилев, 2001, с.146]. Косвенно, показывая своё знакомство с интерпретацией, об этом упоминает сам Л.Н.Гумилев, говоря о «могуществе Киева, союзе русов с мадьярами» [там же, с.156]. Фабрикуется им - в книге, писавшейся в 1970-х [см.: Кожинов, 2006, с.193] - лишь проходимый сквозь «научную» советскую цензуру «вывод»: «в 860-880 киевское правительство Аскольда и Дира было настолько крепким, что могло не опасаться хазарской агрессии» [Гумилев, 2001, с.156].

В 838 в Константинополе еще появляется посольство Русского кагана [Коняевы, 2004, с.17]. Но к 850-м годам - Киевского правительства уже не было. Норвежский прототип Рюрикова шурина Олега Вещего прибывает в Кенугард (Киев), когда тот входит в состав Хунналанда [Бегунов, 2007, т. 1-й, с.430], т.е. княжества венгров (федератов Итиля). Отметили этот факт, хотя и переврав хронологию, и время самого события, позднейшие татарские летописи, опиравшиеся на булгарские источники [см. там же, с.с. 442-445]. Киев пал под ударами с юга, со стороны Саркела. Это снимает предположение о завоевании Руси т.наз. «скандинавскими варягами» [Гумилев, 2001, с.157], - измышленными пангермано-советской историографией [см.: Фомин, 2004], озабоченной борьбою с «панславизмом – реакционным буржуазным учением». В книге Аполлона Кузьмина - правильно указано, о разгроме Русского каганата хазарами за 839 годом; при этом, правда, названо фантастическое местоположение его: в самом сердце хазарского Донского укрепрайона [Кузьмин, 2002, с.100], ориентированного против Руси [см.: Плетнева, 1989].

Когда миссионер славянства, болгарин со стороны матери, Константин Философ был в 861 командирован «в Скифию», местом его проповеди стал не Киев, не Таврический град Малоросса (Неаполь Скифский?), а Ставка хазарских каганов [см. Кестлер, 2001, прим.51]. Просветителя, как это водилось, отправили к победителю - не пытаясь завязывать сношения с его побежденными подданными. Знакомство с ними – оставшееся эпизодом, но давшее миссионеру материалы русского перевода Евангелия и Псалтыри, поможет Кириллу позднее, при миссии в регион римской культуры, ко двору Велико-Моравского князя.

Тогда, в 880-х годах, первое хазарское иго над Русью было низвергнуто!

***

Мы не станем здесь касаться вопроса, что марксисты-ленинцы (кем были партийные историки Рыбаков и Кузьмин) долгом своим находили борьбу с «панславизмсом, реакционным буржуазным учением», и поэтому, на страницах их работ, тщательно разрываются кровнородственные связи славянских народов, в тот век действительные. Византийские хроники дали нам год Болгарского крещения: 865 [Рыбаков, 1963, с.165]. Политические перипетии этого события [см. Державин, 1945, т. 2-й] здесь не рассматриваются. Но попробуем найти эру древних дат Никоновской летописи.

Ею помянуто окончание Вел.индиктиона (532-летнего цикла), в IХ веке - 6384 лето от Сотв.М., как 24-й год царства МихаилаIII [ПСРЛ, т. 9-й, с.10]. Царствие его, следовательно, считается ею - от 6360 лета. 14-м годом этого царства (6374) датирован ПВЛ один из походов Аскольда на Царьград (крайне неудачный) [там же, с.11]. Не ясно, какой год считается 1-м годом царства: Михаил наследовал трон (стал царем номинально) в 842 г., достиг совершеннолетия в 856, а отстраняет от власти соправительствующую ему мать он лишь в 865. Отнимая от 6360 года 5508, 5504 и 5500, получаем соответственно: 860, 856 и 852 годы. Средняя дата удовлетворяет правовому - юридическому воцарению, совершеннолетию императора; это ведь наши историки считают своим революционным долгом - сообщить, что владычество кесаря было фиктивным, - а древние хроникеры и летописцы, если не писали памфлет, такового отнюдь не подразумевали. Она показывает, что действительно, даты древних рукописей исчислялись по Болгарской эре. Затруднение, как будто, вызывает, как указал Рыбаков, что 870 год (856 + 14) не содержит данных о походах на Царьград. Ответим, что данные этого года и попали в источники, включая Продолжение Хроники Амартола, по ошибке: в лето 6374 флот Аскольда погиб в бурю, не дойдя до столицы, и это послужило источником ошибки [Рыбаков, 1963, с.166; см. Лесной, 1995, с.с. 94-95]. Эра сия применяется и дальше, и сообщение о гибели Игоря Старого под летом 6453, переведенное в 949 год, согласуется с данными Моравских хроник, известными в извлечениях Христиана Фризе, привлекаемыми А.Г.Кузьминым [Кузьмин, 1988, с.154].

Деяние патр.Фотия, известившего в 861 Ойкумену о крещении «народа Рос», говоря строго, нисколько не являлось новшеством. Noticia Episcopatuum – список епархий ортодоксальной церкви VIII века [датировку документа см.: Карташев, 2007, т. 1-й, гл. 1-я], сохранившийся в единственном списке Х IV века в Парижской Библиотеке, помещает в Сев.-Вост.Причерноморье, Ниж.Поволжье и Приаралье митрополию с центром в Доросе (горный Крым), включая епископии: Хоцирскую (Крым), Таматархскую, Оногурскую (Кубань), Астельскую (Волга), Ретегскую (Тарки), Гуннскую (Семендер), Хвалисскую (Кят) [Толстов, 1949, с.229]. Географически митрополия охватывает владения Старо-Хазарского (тюркского) каганата, вплоть до Приаралья, где в последующие века, по сообщениям мусульманских географов, имеется колония христиан, празднующих праздник, именуемый «каландас» [Толстов, 1946] (Коляда, с древним произношением - через юс). Об этой митрополии на древнехристианских землях [см. Ляшевский, 2002], с географическим центром в Поволжье, в следующем веке разгромленной юдо-хазарами [Толстов, 1949, с.с. 227-229 и дал.], но оказавшейся предшественницею Русской епархии I Х века, не осталось византийских известий. И мы понимаем, почему. Греки старательно жгли любые документы, связанные с эпохой, где в их церкви правили иконоборцы. Карл Великий и Каролинги - к имп.Ирине, реставрировавшей иконопочитание, относились с неприязнью, а иконоборцам симпатизировали, и в Зап.Церкви документ сохранялся, хотя после разделения церквей, доныне уцелела лишь одна копия… Папа ИоаннХ III в письме 972 года числит русов христианами [Рапов, 1988, с.114], хотя это эпоха Святослава Игоревича.

Здесь, в Таманском городе Матриха (Тамитарха, т.е. Тмуторокань) [см. Никитин, 2001, с.с. 63; 133], в 1235 году венгерский монах Юлиан встретил людей, весьма смахивавших на Запорожских казаков, какими те являют себя при Богдане Хмельницком. Выйдя в море, путешественники «…через 33 дня прибыли в страну, что зовется Сихия [античная страна Синдхов (синдов)], в город, именуемый Матрика, где вождь и народ называют себя христианами, имея греческое писание и греческих священников. Все мужчины наголо бреют головы и тщательно растят бороды, кроме знатных людей, которые в знак знатности оставляют над левым ухом немного волос, выбривая всю остальную голову» [Каргалов, 1971, с.95].

Именно с Крещением Руси, - разумеется, Болгаро-Тмутороканской Руси - как можно положить, связано торжественное сообщение «Повести Временных лет»: «…оттоле словетъ Русская земля, иже суть Наугородстии людие и до нынешняго дне, прежде бо нартцахуся Словене», - после многочисленных перекомпановок обретшее соотнесение с варягами, скандально знаменитое ныне: «…от техъ Варягъ прозвашася».

Походы русов на мусульман, на берега Каспия, не называемые Киевской летописью, но известные по мусульманским источникам, совершались в 909-914 годах [Дорн, 1875, с.с. 3-6; Гаркави, 1870, с.с. 123-125]. В 913 русы в 500 моноксилах вышли в Черное море [см. Григорьев, 1876, с.с. 13, 43], поднялись по Дону до переволоки в Волгу («Хазарскую реку») и по оной вышли в Каспий. Поход завершился гибелью русской рати, при возвращении истребленной мусульманскими гвардейцами хазарского кагана [Гаркави, 1870, с.с. 125-138]. «Набрав много добычи, русы вернулись в Итиль, послали хазарскому царю условленную долю и остановились на отдых. Тогда мусульманская гвардия хазарского царя потребовала от него разрешения отмстить руссам за кровь мусульман и за полон женщин и детей. Царь разрешил, и в трехдневной битве утомленные походом русы потерпели поражение. Число погибших исчислено в 30 тыс. человек. В плен не брали. Остатки русов бежали на север по Волге, но были истреблены булгарами и буртасами» [Гумилев, 2001, с.170]. Можно думать, в этом походе нашел свою гибель Олег Вещий, местонахождение могилы которого – спустя два века оспаривалось между разными городами, после того, однако, как княжич Игорь Рюрикович воцариться в Киеве смог лишь после смерти регента (это откровенно говорит летопись).

А на Руси – после Итильского разгрома в 910-х пресекается древнейший, еще дохристианский летописный свод [Филевич, 1894, с.26]. Те летописи, что начинают вестись спустя 150-200 лет, мы уже видим диктуемыми варварофобствующим константинопольским духовенством…

Следующий большой поход русов на Каспий состоится лишь в 943 году – после капитуляции, последовавшей за разгромом в походе на греков их недавнего союзника, Игоря Старого, в 941.

Масуди после этого, - как о событии настоящего времени, - в 943 пишет о гонении, коему подвергнул иудеев император Роман Лакапин [см. Заходер, 1962, т. 1-й]. А ранее, в период между 902 - 936 годами, - русы служат в ромейском флоте, участвуют в кампаниях греческих императоров на Средиземном море [Мавродин, 1945, с.230]! Это прервал поход 941 на Царьград.

И вероятно, именно в этом смысле эвфемистически выражалось сказание, цитировавшееся малоосведомленным о свойствах изогнутого оружия летописцем, когда оно говорило о дани кровью – дани мечами с дыма, наложенной на побежденных полян победителями-хазарами [ср.: Коковцов, 1932], вынужденных теперь воевать с врагом иудаизма, солдатским императором Романом Лакапином.

Но вернемся на Каспий. Отступая в 941 от берегов Малой Азии, Игорь шел владениями греков, через Приазовье, подписав у берегов Малой Азии капитуляцию и страшась теперь нападения на Днепре печенегов [Пигулевская, 1976, с.145] - тогда хазарских союзников.

***

По-видимому, в походе 941 Киевский князь потерял сыновей, о которых ничего неизвестно, ибо при престарелом уже князе, годом рождения Святослава, – неясно даже, законного сына, внебрачного сына Ольги или лишь усыновленного приемыша, младшего родственника, - ПВЛ назван 942 г.

Следующий поход на Каспий - поход 943 г. был совершен степью, от Тамани, через земли и при участии алан и лезгин (западных и восточных кавказцев, в те века православных) [Мавродин, 1945, с.240; Дорн, 1875, с.с. 498, 515 и дал.], минуя Итиль. Русы взяли город Берда и установили в нём свою власть, но как говорит Ибн-аль-Асир, «излишнее употребление плодов проявило между ними заразительную болезнь». Потеряв в стычке предводителя, оставив город, завоеватели отплыли в неизвевстном направлении, далее их следы теряются.

В нач. 960-х из Климат – из Таврической Руси [см. Константин, 1989, с.с. 452-453], зависившей от Царьграда, но не получавшей помощи против опустошительных вторжений варваров (хазар), в Киев прибывает посольство. О нем известно по греческим отрывкам, называемым «Запиской Готского топарха». Граждане Климат и их единоплеменники, «не зная греческих нравов и любя более всего независимость, будучи соседями сильного царя, обитающего на север от Истра», посылают к «сильному царю» своего правителя. Послом описывается путешествие, зимняя переправа через Днепр. При переправе, Сатурн стоит в знаке Водолея, что позволяет надежно привязать известие к 962-963 годам [Владимирский-Буданов, 1900, т. 1-й]. Если рождение Святослава датировать по Болгарской эре, то в том году ему исполнялось 16-17 лет, он становился совершеннолетним. …Область отпадает от Византии - примыкая к Киевскому государству, создавая плацдарм у самых границ Хазарского каганата. В лето 6472 (964, 968, 972 год?) «…и иде [Святослав] на Оку-реку и на Волгу; и налезе вятичи, и рече вятичем: Кому дань даете? Они же реща: Козаром по шелягу от рала даем», - говорит ПВЛ. В следующем году «иде Святослав на козары; слышащее же козары, изидоша противу с князем своим Каганом, и съступишася битися». Здесь Аполлон Кузьмин предлагает учесть присутствие в датах т.в., имеющих историческую привязку, эры, на 4 года отличной от эры Константинопольской (Р.Х. в 5508 г. от Сотв.М.) [Кузьмин, 1977, с.270], выводя не 964-965, как делается обыкновенно, а 967-968 год от Р.Х.. Источник же путаницы, образовавшейся в трудах историка Х II века – летописца, вполне объясним. Мусульманские авторы ибн-Мискавейх и ибн-ал-Асир сообщают, что в 965 г. каган Хазарии, подвергшись нападению неких тюрок, пришедших степью, обратился за помощью в Хорезм [Мавродин, 1945, с.265; Толстов, 1949, с.с. 251-252]. Положение иудейского кагана, похоже, становилось отчаянным: им было принято условие обращения подданных-хазар в Ислам. Наряду с Хорезмом, вероятно, послы кагана, ища союзников против Руси, отправлялись и в Болгарию. Киевский князь не ладил с матерью-христианкой [Татищев, 1994, т. 2-й, с.с. 48, 50]. И в правление слабого государя, каким был св.царь Петр Симеонович (927-968), попытки найти здесь заступников против князя-язычника не были безнадежны. Западно-Болгарским царством – царством царя с тюркским именем Шишман, образовавшимся тогда [Мавродин, 1945, с.267], правят братья, стереотипно получившие пророческие еврейские имена: Давид, Моисей, Аарон и Самуил [«Македония…», 1980, с.20]. А когда Святослав по приглашению имп.Никифора в 966 (969?) выступает на Балканы, наряду с болгарскими воинами, согласно Татищеву, его рать на Дунае встречают хазары [Татищев, 1994, т. 2-й, с.49].

Косвенное подтверждение сообщению В.Н.Татищева мы нашли: в 967 году папа Римский ИоаннХ III (965-972) вводит запрет на славянское богослужение [Гумилев, 2001, с.241]. Запрет касался именно Болгарии – бывшей Римским диацезом [см. «Македония…», 1980, док.40 и дал.], но в отличье от латинизированной Моравии, с 894 г., действительно, использовавшей славянскую службу. Мотивы запрета понятны - патеры берегли паству от влияния «порченой» на ново-манихейский манер богослужебной проповеди, к которой более чем лояльны были греческий патриарх Игнатий и император Лев Мудрый, центром каковой проповеди в те годы был Итиль [Гумилев, 2001, с.135]. «…То, что запрещение было обнародовано через год после похода Святослава на Хазарию и падения Итиля, невольно бросается в глаза. М.б., рахдониты и у папы нашли поддержку?» [там же, с.241], - пишет историк, провизантийская и антилатинская тенденциозность которого [см. там же, с.243; ср.: Гумилев, 1990, с.481; ср: "О вере…», 1991] требует корректур, и мы помним, что дату похода на Итиль оказалось возможным передвинуть ближе к концу 960-х годов. Некоторыми источниками, в т.ч. источником болгарским – дополненным переводом хроники Манассии смерть царя Петра и возвращение Романа-скопца в Болгарию датируется кесарством не Никифора Фоки (963-969), а его предшественника РоманаII (959-963) [«Родник Златоструйный», 1990, с.199].

Реконструкция кампании Святослава против каганата встречает разногласия между историками [Артамонов, 1962, с.с. 426-428; Гумилев, 2001, с.191; Мавродин, 1945, с.262; Толстов, 1949, с.252; Шахматов, 2001, т. 1-й, кн. 1-я, с.116]. Мусульманские источники утверждают, что после отражения хазарами тюрок, сменил веру и сам каган, приняв проповедь хорезмийцев. И приводящий их, малоизвестные в СССР, С.П.Толстов заключает: удар с востока наносили тогда по Хазарии язычники-гузы, родичи половцев - вступившие в союз с Святославом, перед его решительным наступлением, усмиренные лишь своими старыми врагами – хорезмийцами, ударившими по кочевьям через пустыню [Толстов, 1949, с.250].

Киевский князь, имея операционную базу в Климатах, тем временем, через степь наносит удар по Итилю, разгромив тяжеловооруженную хазарскую рать [там же]. На Мангышлаке тогда появляются итильские беженцы, информировавшие хрониста ибн-Мискавейха [там же, с.252]. Арабский писатель ибн-Хаукаль, рассказывая о Булгаре Великом, лежавшем на пути в Итиль, сообщает (даты у него спутаны), что русы взяли и разрушили и его [Гаркави, 1870, с.218 и дал.].

Лев Гумилев, реабилитируя гипотезы русского историка Дмитрия Иловайского и возражая традиционной ныне точке зрения, указывал что заставы, выставленные хазарами, стояли подле Белой Вежи. Отряды конных стрелков и латников перехватили бы пешую киевскую рать, а преодолев их, выйдя в низовья Волги, воинам бы пришлось рубить и тянуть тяжелые суда к Итилю. Путь рати Святослава был иным, чрез земли вятичей и булгар, самосплавом по Волге, когда не требуется тащить барки против быстрого её течения, изматывая ратников. Войдя в Ахтубу, окружив стоящий на острове град Итиль, русы не оставили хазарским евреям выхода [см. Гумилев, 2001, с.с. 193-198]. Это красивая гипотеза! Но она не учитывает, что «вятичи Святослав победи, и дань на них наложи», по счету ПВЛ, лишь в следующем - 966 (6474) году; по-видимому, при сохранявшемся владычестве Хазарского государства, первое нападение было отражено. ПВЛ рассказывает о походах Святослава: «В походах он двигался быстро, как барс, многие земли воюя. Он шел без телег, без тяжелых котлов, мясо испекши на углях. Спал не в шатрах, а как все воины, лишь положив в головах седло». Киевский князь посадил ратников на коней [см.: Макушев, 1861, с.123 и дал.], и это объясняет успех его нападения - после перехода степью, как и внезапность появления русов возле Итиля. Переходу предшествовал удар гузов с востока; кампания русов в земле вятичей в минувшем году потребовала, видимо, отправить воинские контингенты вверх по Волге. К времени выступления конного войска - гарнизон Саркела едва способен был оборонить себя, не контролируя степные пространства вкруг крепости.

Против подступивших к Итилю ратников «…потомки иудеев и тюрков проявили древнюю доблесть. Сопротивление руссам возглавил не царь [малик] Иосиф, а безымянный каган. Летописец лаконичен: «И бывши брани, одоле Святослав козары и град их [Итиль] и Белую Вежу взя» [ПВЛ, 1950, с.47]» [Гумилев, 2001, с.192]. Взяв «новый Иерусалим», полководец совершает бросок к старой хазарской столице – Семендеру. Ориентированный на оборону с юга [см. Гумилев, 1966, с.с. 166-172], град Саман-Дара пал, Святослав побеждает ясов и касогов – хазарских федератов. Вряд ли со стороны христиан и язычников он встречал мощное сопротивление, направленное на защиту интересов еврейского царя [там же, с.с. 174-176], руководившего транснациональным спрутом. Как до исламских завоеваний сирийцы, так позже, «как доказывает виднейший швейцарский востоковед Адам Мец, до Х века, евреи господствовали в торговле Запада и Востока, хотя после этого они уже более не упоминаются» [Кожинов, 1992, №11, с.172, ссылка] в названной роли.

После, по Волге, Святослав возвращается в Русь, предавая опустошению волжские берега, что говорят очевидцы, расспрошенные ибн-Хаукалем. Придя в Киев, он равняет с землей церковь, воздвигнутую прежде над могилою Николая-Аскольда [Татищев, 1994, т. 1-й, с.111], стирая саму память о ненавистных завоевателях.

Роман Жданович

Цит.лит-ра:
Д.А.Авдусин «Гнездово и Днепровский путь», «Новое в археологии», М., 1972;
Д.Н.Альшиц "От легенд к фактам. Разыскания и исследования новых источников по истории Допетровской Руси", СПб., 2009;
М.И.Артамонов «История хазар», Л., 1962;
Ю.К.Бегунов "История Руси", СПб., 2007;
М.Ю.Брайчевський "Похожденння Русi", Киiв, 1968;
М.Ф.Владимирский-Буданов "Обзор истории русского права", Киев, 1900 (и др. изд.);
А.Я.Гаркави «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских с половины VII до кон. Х в.», СПб., 1970;
С.А.Гедеонов "Варяги и Русь", М., 2004;
А.Д.Горский "К вопросу об обороне Москвы в 1238 году", "Восточная Европа в древности и средневековье", М., 1978;
Л.Н.Гумилев "Древняя Русь и Великая Степь", М., 2001;
Н.С.Державин «История Болгарии», М., 1945-1946;
Б.А.Дорн "Каспий. О походах древних русских в Табаристан", СПб., 1875;
И.Е.Забелин "История русской жизни с древнейших времен", т. 1-й, М., 1876;
Б.Н.Заходер “Каспийский свод сведений о Восточной Европе», М., 1962;
В.В.Каргалов "Народ-богатырь", М., 1971;
А.В.Карташев "Очерки по истории Русской церкви", Минск, 2007;
А.Кестлер «13-е колено», СПб., 2001;
А.Н.Кирпичников "Снаряжение всадника и верхового коня на Руси в IХ - ХIII в.в.", Л., 1973;
И.А.Климишин «Хронология и календарь», М., 1990;
В.В.Кожинов «История Руси и русского слова», "Наш Современник", №№ 6-12, 1992 (также книга: М., 2006);
П.К.Коковцов "Новый еврейский документ о хазарах и хазаро-русско-византийских отношениях в Х веке", "Журнал Министерства Народного просвещения", ноябрь 1913;
П.К.Коковцов "Еврейско-хазарская переписка в Х в.", Л., 1932;
Константин Багрянородный "Об управлении империей", М., 1989;
Н.М.Коняев, М.В.Коняева "Русский хронограф", М., 2004;
А.Г.Кузьмин "Начальные этапы русского летописания", М., 1977;
А.Г.Кузьмин "Западные традиции в русском христианстве", "Введение христианства на Руси", М., 1987;
А.Г.Кузьмин "Свержение Перуна", М., 1988;
А.Г.Кузьмин (п\ред.) "История России с древнейших времен", кн. 1-я, М., 2002;
А.Г.Кузьмин "Мародеры на дорогах истории", М., 2005;
А.Г.Кузьмин "Тайны рождения русского народа", "Изгнание норманнов из русской истории", М., 2010;
С.Лесной "Откуда Ты, Русь?", Ростов-на-Дону, 1995;
С.Ляшевский "История Христианства в Земле Русской", М., 2002
В.В.Мавродин "Образование Древнерусского государства", Л., 1945;
"Македония. Сборник документов и материалов", София, 1980;
В.В.Макушев "Сказания иностранцев VI - Х в. о быте и нравах славян", СПб., 1861;
В.В.Макушев "О значении слов "кзньць (казнац)", "властиль" и "посадьникъ" в старосербском языке", Варшава, 1883;
А.Л.Никитин "Лебеди" Великой степи", "Наука и Религия", №№ 9-12, 1988;
А.Л.Никитин "Основания русской истории", М., 2001;
В.Т.Пашуто "Внешняя политика Древней Руси", М., 1968;
Н.В.Пигулевская «Византия и Иран на рубеже VI и VII веков», М.-Л., 1946;
Н.В.Пигулевская "Ближ.Восток. Византия. Славяне", Л., 1976;
Н.В.Пигулевская "Сирийская средневековая историография", СПб., 2000;
С.А.Плетнева "На славянско-хазарском пограничье. Дмитриевский археологический комплекс", М., 1989;
"Повесть Временных лет" (ПВЛ), СПб., 1997;
"Полное Собрание Русских летописей" (ПСРЛ), М., 1997 и дал.;
О.М.Рапов "Русская церковь IХ - 1-й\3 ХII в.в.", М., 1988;
"Родник Златоструйный", М., 1990;
Б.А.Рыбаков "К вопросу о роли Хазарского каганата в истории Руси", "Советская Археология", т. 18-й, 1953;
Б.А.Рыбаков "Древняя Русь: сказания, былины, летописи", б\м, 1963;
Б.А.Рыбаков "Первые века русской истории", М., 1964;
Б.А.Рыбаков "Языческое мировоззрение русского средневековья", "Вопросы Истории", № 1, 1974;
Б.А.Рыбаков "Геодотова Скифия", М., 1979;
Б.А.Рыбаков "Киевская Русь и русские княжества ХII - ХIII в.в.", М., 1982;
В.Н.Татищев "История Российская", М., 1994;
С.П.Толстов "Новогодний праздник "каландас" у хорезмийских христиан", СЭ, №2, 1946;
С.П.Толстов "Из предыстории Руси", сб. "Советская этнография", вып. VI-VII, 1947;
С.П.Толстов «Нарцы и волохи на Дунае», "Советская Этнография", № 2, 1948;
С.П.Толстов "По следам ДревнеХорезмийской цивилизации", М.-Л., 1949;
И.П.Филевич "Угорская Русь", Варшава, 1894;
В.В.Фомин «Российская историческая наука и С.А.Гедеонов», в кн. С.А.Гедеонов «Варяги и Русь», М., 2004;
В.В.Фомин "Варяги и Варяжская Русь", М., 2005;
В.В.Фомин "Варяго-русский вопрос и некоторые аспекты его историографии", "Изгннание нормннов из русской истории", М., 2010;
А.А.Шахматов "Разыскания о русских летописях", М., 2001;
Й.Эверс "Kritische Vorarbeiiten zur Gescchichte der Russen", Дерпт, 1814 (есть перевод М.П.Погодина).

 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования