ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Неизвестный Ломоносов

Писать о Ломоносове трудно. Общеизвестно отношение к Ломоносову-историку. Это при том, что, в отличье от своих немецких (и знач.части российских) оппонентов, М.В. знал русские летописи, в отличье же от оппонентов советских - он средневековые и классические источники по истории Европы прочел в объеме полного их корпуса, на их родных языках!..

Доныне бытуют легенды о, якобы, «травле» «беспристрастного историка …отца [русской историографии, стоявшего] несравненно выше Ломоносова, как историка» Г.-Ф.Миллера [Г.П.Шторм «Ломоносов», ЖЗЛ, 1933, с.87], прочих «подлинных представителей русской науки из иностранцев, как и Миллер» [Л.Н.Рубинштейн «Русская историография», 1941]. Как было в действительности, можно выяснить из Предисловия к переизданной в 2004 году (после 130 лет запрета) книги С.А.Гедеонова «Варяги и Русь». Но принято думать, будто норманистическая теория – официозная в СССР 1920-х – 1930-х годов, была отменена «сверху» в 1941-1945, когда и началось неумеренное восхваление Ломоносова И.В.Сталиным.

Если б так!.. Баснословия про «норманский облик …варяжской династии Киевской Руси» [Ломоносов, ПСС, т. 8-й, с.553] – взращенной под тенью выведенной трудами большевистских селекционеров биолога-марксиста Т.Д.Лысенко развесистой клюквы, - приписывались советскими комментаторами к трудам Русского гения, издававшимся в 1952 году [ссылка: Греков\ «Большевик», №11-12, 1947]!

В 1720-х – 1730-х годах, когда Ломоносов получал образование в отечественной истории, такого рода источники – уничтоженные к началу следующего века, еще оставались доступны. Это неловко говорить, но приходится удивить читателя. Крупнейшая русская летопись – Забелинская, использовавшаяся Ломоносовым, при написании же имевшая источником пергаментный кодекс ХIII века (сейчас таких неизвестно!), не издана доныне, ее даже не упоминают в большинстве рассказов о русском летописании, – о котором доныне тиражируется миф, будто оно прекратилось в ХVI веке. Ввиду конфискации архива «Нового Петербурга» борцами за «толерантность», увы, не могу точную отсылку, но в газете рассказывалось, как М.В. было дано точное описание образа божества Поморских славян – предков новгородцев, - в годы, когда Аркона оставалась не раскопанной и об этом известно не было.

Об источниках великого русского историка - при таком отношении к отечественным источникам - мы можем лишь гадать…

Потому рассказ наш пойдет об известном еще менее: о Ломоносове-метеорологе. Чувствую, что заявленная тема вызывает усмешки, ввиду общего отношения к сей ученой специальности. Они напрасны. В 1761 году ТЫСЯЧИ специалистов наблюдали редкостное астрономическое явление – проход планеты Венера на фоне Солнечного диска. Лишь один – М.В.Ломоносов пришел к заключению, о наличии на Венере плотной атмосферы, показавшей себя при пересечении края диска.

Строки «…Открылась бездна, звезд полна.\ Звездам числа нет, бездне - дна» (стихотворение «Вечерние размышления…»), - заслуженно признаны вершиною профессиональной (метрированной) русской поэзии допушкинской эпохи. Но никто не задумывается – хоть мы, как будто, воспитаны в парадигме «научного» мировоззрения, - о чем же, помимо «…Божьего величия», размышлял Ломоносов, наблюдая полярное сияние?

В его время понятия о земной погоде не отличались от представлений об устройстве мира веке в десятом. Влияющей на климат - числилась лишь географическая широта. Ломоносов отверг эти заблуждения, первым объяснив механизм формирования климатических поясов, принятый доныне в науке о погоде. Над экваториальным поясом, где продолжительность дня и ночи практически одинакова, а инсоляция сильнейшая на планете, нагретый светилом воздух, расширяясь, поднимается вверх – в разреженные слои атмосферы. Здесь он расширяется – в направлении полюсов, отдает свое тепло Космосу, охлаждается и, становясь тяжелым, сгущаясь, оседает к поверхности Земли, проливаясь дождями. Так создается надтропический максимум давления, ветра от которого дуют в постоянном направлении - на юг, и в преобладающем направлении – к северу (в Сев.полушарии; в юж. - наоборот). Далее – над приполюсными широтами стоит полярный максимум давления тяжелого – холодного воздуха Арктики и Антарктиды. Между ними располагается область низкого давления – умеренный пояс.

В нач. ХХ века метеорологические наблюдения в Арктике Э.Ф.Лесгафта (двоюродного племянника знаменитого физиолога) показали, что имеет место «подсос» экваториального воздуха даже к полярным широтам.

Нужно было обладать гением, чтобы описать этот процесс полутора веками ранее.

Столь же неизведанна была тогда природа полярного сияния. Ученые, судя о нем из своих кабинетов, считали, что имеет место чисто оптическое явление, подобное радуге или зеленому лучу. Несколько больше знали об этом явлении поморы. Ими оно объяснялось «научно», ровно в такой же мере: «ангелы играют на небесах». Но поморы наблюдали явления, сопровождавшие игру света: треск, колебания компасной стрелки – начинавшей, по словам мореходов «дурить», делать беспорядочные обороты.

Лишь Ломоносов – с детства размышлявший над таинственным явлением, предположил, что явление имеет природу электрическую.

Объяснение электрических явлений в полярной атмосфере было им дано – в пределах знания о ней, имевшегося в то время: «…мерзлый пар среди зимы родит пожар». Кристаллы сгустившейся и замерзшей воды, отнесенные в полярную область от экватора, должны были, по мысли Ломоносова, сталкиваясь с восходящими токами воздуха над открытым океаном, трением генерировать электрический заряд, подобно тому, как накапливается он в грозовых тучах. Он же сделал ориентировочную оценку высоты явления, установив, что происходит оно в атмосфере, на высоте десятков и сотен верст, а не в межпланетном пространстве.

Правильно смогли истолковать природу этого электричества лишь немецкие физики прошлого века Гольдштейн и Биркеланд: его генерировало Солнце, поток частиц от которого резко возрастал с образованием пятен – тогда же, когда Сияние Севера становится особенно частым. К сожалению, Ломоносову была недоступна эта закономерность: он жил в эпоху, когда интенсивность магнитных бурь на светиле была минимальной, и от середины ХVII в., почти век пятен на нем не наблюдалось вообще [Дж.Эдди "История об исчезнувших солнечных пятнах"\ "Успехи физических наук", 1978, т. 125-й, вып. 2-й].

Значит ли, что, как писал в модном тогда нигилистическом стиле Д.О.Святский, «гипотеза Ломоносова имеет чисто историческое значение» [Святский «Что такое стратосфера», 1935, с.50]? Позволим с этим не согласиться, ибо «гипотезы» Коперника, Галилея, Кеплера, следуя такой логике, имеют значение ровно в той же мере.

Роман Жданович
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования