ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Р.Жданович "Россия открывает Тадеуша Воланского"
(Рецензия на книгу «Письма о Славянских древностях»)

«Вы держите в руках запрещенную книгу!» - эта пугающая фраза предваряет издание польского автора, по-русски прежде не издававшегося НИ РАЗУ.

В Испании последний приговор Св.Инквизиции выносился в 1834 г.; в Италии – в 1852, совсем недавно. Но наша держава в данном отношении превзошла латинян.

Названная книга, наряду с прочими книгами Ф.Воланского, была внесена в индекс Римско-Католической церкви. Сугубый гнев оной возбудило воспроизведение автором поэмы древнего поэта Славосмысла, о побиении юдо-хазар Святославом Великим. (По-русски выдержки из этой поэмы даются в книге А.А.Лучина «Славяне: Свет и потемки истории», М., «Белые альвы», 2003). В оных персонажах Х века, простерших своё иго от Аральского моря до Балтийского, - ксендзы и бискупы века Х I Х узнавали себя, видя нового Святослава в авторе, грозящем Европе освобождением от ига Израиля. И в 1853 году примас Польши вошел в Святейший Правительствующий Синод с прошением, ходатайствовать перед Императором о предании самого автора - Фаддея Воланского аутодафе, с сожжением его на костре из собственных книг.

Государь Николай Павлович, нареченный Палкиным и ославленный как революцьонэрами как «душитель свободы», в этом деле разобрался. Избегая конфликта с Ватиканом, тем не менее, император рассудил вполне Соломоново. Предписано было «взять потребное количество оной книги под крепкое хранение, остальные же, дабы не наносить вред духовенству, сжечь, к Воланскому же прикомандировать воинскую команду для содействия ему в его экспедициях по сбиранию тех накаменных надписей и впредь, и охранения его персоны от возможных злоключений». Экспертное заключение на материалы, собранные Воланским, давал статский советник и доктор философии Егор Классен. Это ученый - ныне столь же недопустимый в «академической науке», известный оной не иначе как «садовник» [А.А.Формозов «Феномен «Синопсиса», «Вестник новой литературы», №4, 1992], - фонд которого в знаменитом Русском музее в Сан-Франциско изучал Александр Семенович Иванченко. Классену царь «велел опубликовать в своем сочинении такие таблицы из книги Воланского, которые бы не вызвали недовольства Русской православной церкви, что Классен и сделал со всей предусмотрительностью. Но недовольство со стороны Церкви все равно вызвал великое, как теперь раздражает наших ученых-историков одно упоминание его имени», - пишет в книге «Путями великого россиянина» Иванченко.

Шляхтичи Воланские, как следует из немецкой транскрипции фамилии (T.v.Wolanski), происходили из местности «ВОлан». Сиречь из древнего поморского города Волин - современника Ладоги, возникшего в 700-е годы, откуда, по свидетельствам краниологии и топонимики, переселились в наш край новгородцы [Ю.Д.Беневоленская, Г.В.Давыдова «Псковские поозеры», «Антропология современного и древнего населения Европейской части СССР», 1986, с.с. 12-14]. Тадеуш родился в 1785 в Шавлях на Жмуди, как тогда назывался Шауляй, в семье Яна Воланского, надворного советника короля Станислава.

Офицер Великого Герцогства Варшавского - он участвовал в кампаниях Бонапарта, включая Московский поход 1812 года, где стал кавалером ордена Почетного Легиона. Выйдя в отставку по завершении Наполеоновских войн и женившись, пан Воланский селится в имении Рыбитва в Познани, посвятив свои дни славянской археологии, особенно такой, ныне малоизвестной дисциплине (ибо древность славянского письма оспаривается) [см. Жданович «Славянские письмена...» «Нов.Петербургъ», №№ 8-9, 2010], как сфрагистика - наука о надписях. Им изучаются скандинавские, поморские и южно-славянские рунические записи, кельтские монеты, саркофаги и иные артефакты с этрусскими погребальными надписаниями.

Исследователь собрал огромную археологическую коллекцию. Из нее происходят, например, бронзовая статуэтка Озириса и фаянсовая погребальная фигурка Ушебти, найденные при раскопках на берегах Балтики, датированные VII - IV в. до н.э. Эти свидетели сношений славянских земель с Древним Египтом, эпохи Мидийского и Персидского царств, хранятся ныне в Ягеллонском университете. Так перестают звучать фантастически новеллы эллинистического романа [«Деяния апостола Андрея», М., 2004] и Русской летописи [«Повесть Временных лет», М.-Л., 1950, с.208] - повествовавших о хождении апостола Андрея в страну Мирмидонян, путешествии его с Босфора по Днепру и Волхову на Балтику, становится понятно, почему о.Валаам имеет, по признанию лингвистов [Н.М.Коняев «Свет Валаама», М., 2009, с.44], не угро-финское, а семитическое имя. «Не русскими создано предание о проповеди ап.Андрея в нашей стране. Русский народ в это только свято поверил…», - констатирует ученик митрополита Антония (Храповицкого), священник РПЦЗ Стефан Ляшевский [ С.Ляшевский «История Христианства в земле Русской», М., 2002 , с.с. 14-15]. Находки Воланского безупречно объяснялись известиями мировой истории. Именно в указанные века наступавшая на арийские страны агрессивная карфагенская цивилизация (предтеча цивилизации россиянской) утвердилась на берегах Гибралтара. Карфагеняне разгромили и завоевали Южно-Испанское государство Сагунт и изгнали греческих колонистов из Зап.Средиземноморья [см. С.И.Ковалев «История Рима», Л., 1986; Ю.В.Циркин «Финикийская культура в Испании», М., 1976 ], закрыв морской выход в Атлантический океан, коим могли ранее плавать купцы за британским оловом и балтийским янтарем.

Но огромная библиотека, созданная Воланским, утрачена, - сообщает Википедия, - разделив судьбу множества частных библиотек, сожженных уже в Х I Х веке «борцами с лженаукой» [ Б.В.Сапунов «Книга в России в IХ - ХIII в.в.», Л., 1978, с.с. 20-21; Р.Т.Пересветов «По следам находок и утрат», М., 1963, с.с. 30-36 и дал.; Е.П.Столбов «Русь, откуда ты?», «Дуэль», № 10, 2008 ].

Ученый предпринял попытку дешифровки загадочного языка этрусков. Я пишу так осторожно - «попытку», ибо в наше время В.А.Чудинов, гонимый «исторической наукой» россиянии аналогично, подходит к дешифровке этрусских надписаний иначе [см. В.А.Чудинов «Реабилитация славянских надписей», М., 2003 ].

Воланский исходил из ошибочности методологии предшественников – пытавшихся прочесть надписи исходя из законов каких угодно языков, полагаемых в родственные этрусскому, кроме языков славянских, игнорируя сохранение ими доднесь архаических черт, свойственных арийским языкам прошлого [ А.Мейе «Общеславянский язык», М., 1951 , с.14]. Это предубеждение имеет место доныне, хотя родство принадлежащего к анатолийским этрусского языка со славянскими языками - формально применяемые исторические методики предполагают [В.В.Иванов “Общая индоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы”, М., 1965]. Провозглашение идей подобного рода [напр.: А.Н.Драгункин «5 сенсаций», СПб., 2003 ] – доныне встречается академическими учеными с отнюдь не академической яростью. И здесь - нельзя не отметить, должно подчеркнуть – более здоровую духовную атмосферу, существовшую тогда среди польских ученых, нежели в русских научных учреждениях - пораженных вирусом велико-германского шовинизма с момента рождения [см.: Р.Т.Пересветов «Тайна выцветших строк» (неск.изд.)], далее усвоивших из марксистской талмудистики и сугубо антисистемную – еврейскую русофобию. Как отмечает современный историк, попытки сфальсифицировать происхождение Польской и Чешской цивилизации не отличались от попыток онемечиванья Рюриковичей. Но относительно Пшемысловичей и Славниковичей, «домыслы, не заслуживающие названия гипотез, не нашли признания даже среди ученых, объясняющих историю славян с точки зрения решительно пронорманистской» [Х.Ловмяньский «Религия славян и её упадок», СПб., 2003, с.32].

До последней четверти позапрошлого века на славяноведческие материалы Воланского еще могли ссылаться археографы и историки школы академика Н.С.Тихонравова. Далее - на них, практически, наложен был запрет. « Традиционные историки не смогли опровергнуть расшифровку этрусских надписей с помощью славянских языков, равно как и предложить альтернативное прочтение с помощью других языков. Поэтому исследования Воланского голословно были объявлены «фантастическими» и выведены из обращения » [ Kraslava Rusinka, http://rusinka.qsp.ru ].

Связано это было - с развитием пангерманизма, с идеологически мотивированным принижением прошлого славянских народов, проводимым в университетских кругах Европы. Явление это отмечено даже в мемуарах генерала Брусилова [А.А.Брусилов «Мои воспоминания», 1983, с.70]. Кембриджская «Всемирная история» в те годы, без тени юмора, родиной славянства назвала Полесские болота – регион, доныне непригодный для жизни, годный лишь для партизанской войны. «Неисторические» славянские народы подлежали стиранию из настоящего, и соответственно – в прошлом их истории не было места аналогично. Руины Арконы, разрушенной Вольдемаром Датским (внуком Владимира Мономаха), окончательно стерты с лица земли были совсем недавно – Адольфом Алоизовичем Гитлером, недовольным наличием свидетельств, свидетельствующих о негерманском прошлом цивилизации Балтийского Поморья. И если цитировать «кембриджскую гипотезу» происхождения славянства до 1991 историки как-бы совестились, ныне она – вполне цивильная, между иных россиянских гипотез, направленных на дезавуирование собственно русской – летописной Средне-Европейской (дунайской) территориальной генеалогии. «Из наших гуманных предков охотно сделали бы даже людоедов, был бы только хоть малейший предлог для этого» [С.Лесной «Откуда Ты, Русь?», 1995, с.14]!

При том административно–командном управлении, что поднесь осуществляется в русской исторической науке, гипотезы Воланского, действительно, воспринимаются трудно. Доныне, лишь из болгарских изданий [«Македония…», София, 1980, док.18, 36], читатель может выяснить себе, что оказывается языческое, хотя не принадлежащее к ново-славянским языкам имя Прусиан - вплоть до 1000-х годов употреблялось в династии болгарских царей, царей южных славян - не связанных с Средневековым Московским государством (исчислявшим происхождение династии от Прусия Римского), увидя так историческое зерно в Средиземноморской генеалогии рода Рюрика. Имя Алусиана - брата царевича Прусиана, - чье имя как и имя второго так же этимологизируемо лишь в контексте топонимики Троады 2-го тыс. до н.э. [см. Л.А.Гиндин, В.Л.Цымбурский "Гомер и история Восточного Средиземноморья", 1996 ], где спустя 1000 лет основывается град Пруса Вифинская, - в отечественных изданиях упоминается [«История Византии», 1967; «Родник златоструйный», 1990]. Но их, в том числе самые подробные издания [напр.: Н.С.Державин «История Болгарии», 1945], от упоминаний другого сына царя Ивана-Владислава - царевича Пруссиана, старательно очищают! Названия Пруссии, «прусская» топонимика – распространяется в Македонии, Вифинии, Аттике, доныне этимологиясь из словарного фонда литовского языка, где доныне pajuris – берег [см. В.П.Кобычев «В поисках прародины славян», М., 1973].

Последователи А.А.Гитлера трудятся в российской науке доныне! Подрядившаяся «закрыть» находки на Охтинском мысу - под возводимым «Газпромом» по заказу мировой нео-коминтерновской закулисы [см.: И.Захаров «Партии солдат-2», «Минуты Века», №8, 2008] 400-метровым капищем, к.и.н.Наталья Соловьева спешит заявить [«Эхо Москвы в Петербурге», 25.10.2010], а координационный совет Ин-та Истории материальной культуры РАН - подтвердить, что якобы, «в северной части мыса должно было находиться средневековое новгородское поселение; результаты исследований второй экспедиции эту гипотезу не подтвердили» [http://www.fontanka.ru/2010/10/25/143/]. Техника по утверждению Соловьевой на стройплощадке ныне не работала - только археологи. Меж тем, 20 числа с набережной Охты я своими глазами видел экскаватор, роющий землю точно в северной части мыса, где и не пахло раскопами - вблизи строения на ленточном фундаменте, где роют только под снос, раскопок прежде там заведомо не было...

***

Топонимика трех областей Античной Ойкумены: Вифинии (берегов Мраморного моря), Севера Адриатики и Южно-Балтийского Поморья, нареченная в науке «иллирийской», имеет общий характер [Г.Краэ, см.: А.Г.Кузьмин (п\ред) «История России с древнейших времен», 2002, кн. 1-я, с.40], показывая колонизацию сих краев ветвями одного народа древности. Исследования показывают родство «иллирийской» топонимики и языков с северо-европейскими, прежде всего с балтскими, затем – со славянскими языками [ А.В.Десницкая «Сравнительное языкознание и история языков», Л., 1984 ]. Но если родство между этрусками и народами далекой Индии доказуемо объективными исследовательскими приемами [см. А.Клёсов "Арийцы и гаплоиды", "Лебедь" (Сан-Франциско), №№ 574-575, 2008], без осмеяния стандартных филологических методик, то на естественный вывод о родстве корня с корнем Русского имени, в академическом издании можно не рассчитывать. Между тем, аргументы исторического порядка подтверждают гипотезы Воланского.

Античная традиция называла этрусков мигрантами в Европу из Анатолии, чему имеются и археологические подтверждения [см. Я.Буриан, Н.Моухова «Загадочные этруски», М., 1970].

Мертвые, но известные по многочисленным памятникам древности, анатолийские языки - показывают родство с древне-славянским языком. Мы помним загадочный термин «века Трояни», звучащий в «Слове о полку Игореве» (отсчитывая их от IV в. н.э.), «Трояновыми» - прозваны исполинские валы, прикрывавшие Киевщину от набегов с востока. Над загадкой Трояна, поминаемого также славянским апокрифом «Хождение Богородицы по мукам» - как некое языческое божество, в ряду со Сварогом и Перуном, ученые бьются два века [см. Л.Н.Гумилев «В поисках вымышленного царства», 1994, с.с. 275-277]. Император Траян (II в. н.э.) здесь явно ни при чем: валы древнее на полтысячелетия.

Разгадку заключает имя скифского Первочеловека, сообщаемое античными писателями: Таргитай. Оно, как и южно-иранское имя Туры - отца авестийского героя-спасителя Самы Кершаспы (по генеалогии Бируни), является передачей анатолийского (лувийского) имени бога грозы Тархунда, как показывает ученый с истфака СПб.ГУ [И.В.Шауб "Италия – Скифия…", 2008, с.с. 72-74]. Донесенное доныне письменами лувийского языка, доныне оно звучит в имени дагестанского городка Тарки и фамилии князей Тарковских, в названии травы с острыми – ланцетовидными листьями (символом молнии), и возможно, в гидрониме Терек. Спутницу Тархунда мы хорошо знаем - как греческую, но имеющую анатолийское происхождение богиню грозовых туч Атану (Афину в ионийском произношении), «Владычицу Асийскую» (или Конную: ашува – конь по-лувийски) [см. К.М.Колобова "Из истории раннегреческого общества (о.Родос IХ - VII в.в. до н.э.)", Л., 1951 ], как зовут ее каталоги посвятительных жертвоприношений микенских греков 2-го тыс. до н.э., первоначально по-видимому – одну из мойр-вил, хранивших нить жизни героя. Но и теофорное имя Тархунда мы знаем. Знаем мы его – как известное этрусское имя Тарквиней, вошедшее в историю Рима, называемое многими латинскими источниками.

«О фракийцах, язык которых представлен многими десятками местных названий и личных имен в античных источниках, народе, с которым греки связывали мифы об Орфее и Дионисе, с каждым годом становится известно всё больше, и не только в результате непрерывно ведущихся археологических раскопок. Обследование фракийской ономастики, проделанное И.Дуридановым и В.Н.Топоровым, обнаружило её тесные связи с ономастикой народов, говоривших на языках балтийской семьи, вплоть до того, что напрямую возникает мысль о древнем балто-фракийском диалектном единстве. Но с востока, на переходе из Подунавья в Причерноморские степи, фракийцы издавна граничили с носителями иранских, а возможно, и индоиранских диалектов. …Не будет преувеличением назвать Фракию местом пересечения дорог, ведущих во все концы мира индоевропейцев, как бы сердцевиной этого мира» [Гиндин, Цымбурский, 1996, с.186]. Во фракийских языках это же божество – Тархунд-Тура известен как Терей [см. там же], и можно думать, именно это слово бедногласный древнеславянский язык мог артикулировать в отглагольном существительном как Трояна.

…Из древних источников аутентично дошли доныне анналы Египта. Они рассказывают о вторжениях в Черную Землю в кон. 2-го тыс. до н.э. «народов моря», которые лингвистами идентифицируются как известные нам племена Средиземноморья; в 1192 г. до н.э.: данауна (данайцев), такруи (корсиканцов?), вашаша, пурасати; в 1229 - акайваша (ахеян), руку (ликийцев), шакарша (сикулов), шардана (сардинцев), туруша.

Названный анналами народ пурасати индолог Харит Кришна Деб отождествляет с племенем пуластья Яджурведы. Об этом народе сообщается, что пуластья не заплетают кос - в отличье от народа капардин, к коему относился род Тритсу (каковому принадлежали риши Васиштха и раджа Судас). Деб истолковывает этноним пуластья как египетскую передачу имени филистимлян, известных Ветх.завету [ С.-К.Чаттерджи "Введение в индоарийское языкознание", М., 1977 , с.81] . Оные – были выходцами с Балкан, с верховий реки Струмица, палайстьями - по самоназванию, греками же именуемые пеласгами. Современная наука видит пеласгов балто-язычным племенем [Гиндин, Цымбурский, с.185] – народом, чей язык ближе всего стоял к славянскому языку [см. там же, с.с. 252-260]. Родичами пеласгов были тирсены. Нам они известны как тирренцы - этруски [там же, с.с. 165-166].

Деб также высказал мысль, что капардин - это кафторы Ветх.завета и кефтиу египетских записей, т.е. критяне, действительно, «изображаемые в произведениях искусства людьми с длинными косами» [Чаттерджи, с.81]. Из 7-й мандалы Ригведы, созданной брамином Васиштхой, известно о войне раджи Судаса с коалицией противников: племенами якшу, шигру, бхригу, маться, турваша и т.д. Враги прижимают царя к разлившейся реке. Риши Васиштха взывает к Индре - присутствующему на сей момент в ином краю, при жертвоприношениях иных певцов, и речью служителя - бог переносится на помощь арьям, обмелив реку перед ними и вновь наполнив ее водой, когда вослед Судасу устремляются его преследователи. Их добивают воины… Мы знаем повествование библейской книги Исход, о «расступлении» вод Чермного моря (повествование, нимало не подтверждаемое летописями Египта. Оные - современны событиям, в отличье от еврейской «священной» борзописи, известной едва в списках Х в. н.э., как книги Торы. И в отличье от рассказа наби (пророка) Моисея - рассказ риши действительно правдоподобен, возможно, послужив источником еврейского литературного плагиата, датируемого 700-ми – 600-ми годами до н.э. [см. Р.Нудельман «Загадки кумрана» (неск.изд.)], ныне известного как «священная история ветхаго завету». Реки с верховьями в горах, наполняясь ливневым дождем, могут переполняться и вновь мелеть очень быстро.

И меж перечисленных Васиштхой племен, Кришна Деб опознает известных египетским анналам народы: ахейцев (якшу), сардинцев (шигру). Турваша следует понимать как объединение этнонимов тура и ваша (вис - род), каждый из которых известен ведийским текстам, соотносясь с этнонимами туруша и вашаша - называемыми египтянами. И первые опознаются как тирсены - этруски [Чаттерджи, с.81, см. ссылки]. «Если эти отождествления верны, то выходит, что некоторые племена Малой Азии, появившиеся на исторической арене в ХIII – ХII в.в. до н.э., пришли в Индию вместе с основной массой арьев » [там же, с.82].

«…Как далеко простиралось в древние времена жительство славян в Африке, пусть докажут славянские надписи на камнях Нумидии, Карфагена и Египта… Разве в Италии, Индии и Персии – даже в Египте – нет славянских памятников? …Мы, Славяне, сможем довести эти исследования до конца, только в том случае, если дети и внуки наши захотят пойти по нашим следам!», - говорил Фаддей Воланский полтора века назад, в письме к археологу Каролю Рогавскому (1819-1888). «Имя Фаддея Воланского часто встречается в трудах 1-й половины Х I Х века, у исследователей русской и славянской истории, на его богатейшую коллекцию старинных предметов, амулетов, монет, содержащих славянские надписи, ссылались историки школы Н.С.Тихонравова. Затем отношение к Воланскому изменилось, и завеса академического молчания покрыла его богатейшие материалы по славянской истории, письменности и культуре дохристианского периода, сделав их неизвестными публике более чем на столетие. Возможно, это проявление непознанных нами законов духовного развития, заставляющих нас забывать то что было хорошо известно предкам, чтобы впоследствии вспомнить когда-то забытое и удивиться мудрости тех, кто создавал и сохранял славянскую культуру на протяжении многих тысячелетий ее драматического развития », - говорит редактор перевода [С.С.Робатень «О книге Ф.Воланского…»\ Воланский, 2010, с.5].

Книги Воланского [«Письма о Славянских древностях», Собрания 1-е и 2-е], - начавшие публикацию артефактов древности в 1846 и 1847 годах в древней польской столице Гнезно - чудесным образом носящей то же самое имя что и древняя хеттская столица Неса - т.е. Гнеза в языке ее несийских хозяев [А.М.Кондратов, В.В.Шеворошкин «Когда молчат письмена», М., 1970], теперь приходят в Россию.

Р.Жданович.
 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования