ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

 

ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

 

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА

 

Духовник и «полифизиограф»
(Раскрытие тайны Свято-Боголюбовского монастыря)

Петербургские радиослушатели - архимандрита Петра Кучера, духовника Свято-Боголюбовского женского монастыря, слышали собственными ушами. Его интервью передавал в программах радиостанции «Слово» писатель-агиограф, исследователь и общественный деятель Валерий Филимонов. В настоящее время с ним – обитель видавшим собственными глазами, связаться невозможно из-за командировки (электронный адрес его на сайте движения «За право жить без ИНН» не указан). Но некоторые выводы доступны непосредственной оценке.

Допустим… Из рассказываемого в эфире названной станции «Слово» ее директором - Вячеславом Суворовым, из слов вещающей на той же волне ведущей «Православного радио Петербурга» Елены Бадьяновой и выступающей на «Эхе Москвы» Евгении Альбац, безусловный приоритет - в глазах русского слушателя - должен принадлежать выступлениям Евгении Абрамовны. Не по содержанию своему - содержание речений перечисленных ведущих равно принадлежит виду клюква развесистая. И различается оная лишь сортами, выведенными в разных лабораториях. В последнем случае – сортом иудейским, в предыдущем – православным, в первом же – марксистско-ленинским, и трудно сказать, что какой-либо из них вреден менее остальных. Какая разница, щелочью разрушат вам «умственный желудок», кислотой или же солью?..

Но Евгения Абрамовна (или как там её…) перед господами Бадьяновой и Суворовым, в глазах русского слушателя, обладает безусловным, отсутствующих у коллег, достоинством. Тем что, во-первых, имея возможность взять псевдоним, просто будучи замужем, не скрывает свою фамилию. Во-вторых – говоря по-русски, вообще-то не идеально, тем не менее, склоняет числительные - и вообще, правильно связывает между собой слова, используя такие свойства великорусского языка как падежи и склонения. Исключение составляют разве лишь такие, специфически еврейские обороты лексикона, как «в Украине» (централизованно разработанные советскими «филологами» уже в ХХ веке)* - равно общие сеятелям израильской клюквы…

Это – разговор на русском языке, как на языке русском, а не как на английском (с его нью-аналитической структурой), есть свидетельство - отсутствия волнения в разговоре. Своего рода «детектор лжи» - показывающий отсутствие мыслей задних, скрываемых за речью. И на перечисленные типы речевых ошибок (тем более, когда ведущие работают не впрямую, как названная Альбац, а на запись, как названные Бадьянова и Суворов), обращать внимание следует – даже ранее, нежели на содержание речи, ибо о фактическом ее содержании слушатель м.б. не осведомлен, вынужденный полагаться на правдивость виртуального рассказчика.

Архимандрит Петр, помимо содержания своей речи – содержания РАЦИОНАЛЬНОГО (редкого для священника), не глядя на преклонный возраст и последствия военных ранений и контузий, говорил ПРАВИЛЬНО, демонстрируя отсутствие мыслей, в нашем языке зовущихся задними, сокрытием которых озабочен выступающий.

***

Порядки общинножительных православных монастырей человеку статскому редко кажутся нормальными. Так называемая «дедовщина», не имевшая корней в Русской Императорской армии, политработниками армии Советской – была внедрена, заимствованная именно из монастырских порядков, копируя отношения между «послушниками» и «старцами» (привнесенные в русские монастыри с Афона украинским бродячим святым Паисием Величковским - полухохлом-полужидом, причем со стороны обоих родителей). Не случайно русский богатырь нового времени, каким создавал Ивана Северьяныча Н.С.Лесков, уходит из монастыря – предназначенный Богом и автором совсем для иной смерти.

Еще хуже атмосфера в современных – постсоветских женских монастырях (о чем читатель найдет в и-нет высказывания игумена Сергия Рыбко). До революции понятия о чувстве собственного достоинства (и к слову, о такой греховной страсти как садомазохизм) – вытравленные лишь в Совдепии, существовали, и девочек в педагогических целях - тогда отнюдь не пороли вовсе. В качестве телесного наказания – их ставили на колени на горох, но физически – от наставнических побоев - они были неприкосновенны. Таскать на крестьянских работах не только коромысла с ведрами, но и пятипудовые кули с мукой им приходилось (что было и не так плохо – для будущей женщины, тем более растущей на гороховой похлебке – тогдашней «постной пище», предельно далекой как от совкового «белкового питания» в виде колбасы, так и от современного «постничества»), но дисциплинарные права пряжки солдатского ремня – на них не распространялись. Пороли – лишь в таких западнических заведениях как женские институты (и то, не везде).

Поручиться за соблюдение этой нормы ныне, среди современных православных «борцов с ювенальной юстицией», разумеется, сложно.

Тем не менее, когда пресса раздувает очередной скандал, связанный с тем или иным монастырем, уместно внимание к деталям, в которых возникают «проговорки», по определению такого старательного ученика Диавола как герр Зигмунд Фройд. Этим стоит заняться, когда статьею обвинения - в устах борзословцев оказывается некая молитва обвиняемых об освобождении души от жидовского духа, как мы видели, крайне актуальная для того «картавого подлого сброда» (Харчиков), что занял боевые позиции не только возле «демократических», но и «патриотических» микрофонов, - сейчас же, якобы, творимая именно Боголюбовскими монахинями. Уже здесь Русский человек обязан сказать себе: «Стоп!» - как говорит это араб-палестинец, перс, индус, слыша речи русскоязычного оратора об его (оратора) огромном вкладе в победу над фашизмом.

«Проговорки» имеют место, и в истории со Свято-Боголюбовским монастырем.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ раствор, вводимый людям при большой потере крови, содержит 0,8 - 0,9 % хлористого натрия - поваренной соли. Ее содержание в пяти литрах крови, сколько бывает ее у взрослого, крепкого, ведущего здоровый образ жизни мужика, таким образом – должно составлять около 40 граммов. Выводится она из организма в растворах, главным образом с пОтом. Т.е. медленно. Содержание в поту солей (разных) – ок. 0,5 %, и потоотделение составляет от 1 до 10 л в сутки. Потому, в частности, моряки, оказавшись на спасательном плоту - пьющие неразбавленную морскую воду (с соленостью 2 – 4 %), погибают очень быстро от избыточного солепитания, нарушения метаболизма, вызванного изменением ионного состава физиологических жидкостей в организме.

Теперь представим, сколько хлорида натрия должна была принять девица, по ее словам (в передаче журналистов), в наказание присужденная монахинями съесть кружку соли. Будь так, после этого – ее гарантированно уже не было бы в живых.

Возможен оговор воспитанницами своего монастыря? Да! В подростковом возрасте «смирение», проводимое тупоголовыми православными родителями, посредством тупого монастырского устава, может для юницы стать символом МИРОВОГО ЗЛА. При ее образовательном круге - это едва ли не справедливо. То, что православные монастыри - превращают девочек в идеальных наложниц для вайнахского гарема, так же как россиянская (советская и постсоветская) армия дает русскому парню лишь подготовку по учетной специальности «военнопленный», известно.

МЕСТЬ мировому злу – святое чувство! – может совершаться любыми методами. О внешнем мире, чью цивилизацию рекламируют радио и телевидение – гораздо более растленные нежели, допустим, Интернет, - воспитанницы ныне осведомлены (видя его в детстве – до «обращения» родителей, и монастырь – не тайга), - и права их на оный Мир ничуть не меньше, нежели их родителей и наставниц, ЛИЧНО покинувших оный, по СВОЕЙ воле.

Не меньше манила некогда своими благами шикарная и блистающая (и столь же растленная) Византийская цивилизация склавинских девиц У1 века нашей эры, живших на ее границе. Но у них, правда, был существенный выбор. Они могли взять причитающиеся жизненные блага силой - став подругами четников**, ходивших в это государство набегами и походами, либо вербуясь туда в качестве наемников, и поселиться в нем НА СВОИХ (а не на его) правах***. Путь, не своей волей назначенный «спасавшим души» Боголюбовским воспитанницам, в те века становился уделом ничтожного меньшинства девиц – лишь тех, кто действительно от юности уходил добровольно из мира, уходя в лес, становясь ведьмой (бабой-йогой)****…

Так что требования бежавших девочек - лишить их родителей родительских прав, с одной стороны, частным образом, могут быть справедливыми. С другой - это не делает достоверным показанное ими по существу. Если б вместо дурацкого оттарабанивания молитв, постничества и низкопоклонства, их бы обучали ремеслам, гимнастике и верховой езде, а по праздникам возили в гости к парням, на танцы, как велось «общественное воспитание» девочек в Царской России, бунта бы не произошло, не смотря даже на крайне суровый режим педагогических заведений того времени.

Общественная позиция архимандрита Петра, делавшая его неудобным – прежде всего внутри самой РПЦ, где вопросы идентификации граждан и символики в паспортах актуальны, стала одной из основных причин, по которым теперь вновь было организовано шельмование монастыря – по заказу, исходящему из рядов «православной братии» же. С ним – во всероссийском масштабе произошло то, что в Петербурге имело место с К.Ю.Душеновым, в избавлении от которого епархия заинтересована была более, нежели карательные органы (чью заинтересованность мотивировал факт, что Душенов был свидетелем алиби лиц, обвиненных в убиении «замоченной в сортире» при участии Б.А.Березовского [см. Ю.Шутов «Кто ее убил?», «Нов.Петербургъ», №46, 1998] демократ-баши С-Петербурга Г.В.Старовойтовой).

Вторая проявляемая причина столь же прозаическая. Было семейство новых русских, глава которого – обычный новорусский бизнесмен, со всеми типическими привычками таковых. За единственным исключением – прожигая жизнь на неправедно нажитые деньги всеми возможными способами, это семейство не начало, как теперь принято среди новорусских, публично исповедовать православие. Но дочь бизнесмена, отведав всех возможных новорусских пороков и скоро пресытившись ими (что лишний раз к слову, опровергает свято-отеческое учение о первородном грехе, как свойстве человеческой природы), достигнув совершеннолетия, покинула буржуйско-богемную среду отца и его коллег, найдя приют в одном из монастырей. Их порядки – разрушительные для детской психики, для нее, принятые ею добровольно, по-видимому стали не только приемлемыми, но и необходимыми (как необходимы окатывание ледяной водой, мордобой, а при необходимости – промывание желудка, кровопускание и капельница, упившемуся пьянице). С тех пор, усилия отца направлены на «реабилитацию» «пострадавшей от сектантов» дочери – несколько раз с помощью милиции возвращаемой в семью, и столько же раз вновь ее покидавшей.

Подчеркнем, речь идет о совершеннолетней – сейчас 24-летней девушке. Не было «компромата», который, попадая в руки ее отца, не был бы излит на РПЦ с его помощью – помощью человека с широкими возможностями. Он стоял, в частности, у истоков первого скандала вокруг приюта Свято-Боголюбовского монастыря, имевшего место в прошлом году. И сейчас - в прессе промелькнуло сообщение, что целью правоохранительных органов был розыск Валентины Туленковой, предположительно скрывавшейся в одном из скитов Боголюбовского монастыря.

Р.Жданович

*Пристрастие евреев к этому обороту вызвано ненавистью их к хохлам с времен восстания Богдана Хмельницкого и тою ассоциацией, что выражение «в…», произносимое по-великорусски относительно объекта женского рода, вызывает в памяти. (здесь и дал.прим.авт.).

**Терминология военная с семейно-брачной, как видим, в старо-славянском языке совпадала, и уходит это установление, из 1-го тыс. н.э. - в 2-е тысячелетие до н.э.. Ибо слово супружество – по первому значению указывает на парно-конную упряжку. Так на Руси никогда не запрягали (запрягали на наших узких дорогах гуськом, пока татары не принесли свою «тройку»), а употреблялась симметричная относительно дышла упряжка – лишь в боевой колеснице, еще присутствовавшей в погребениях Гава-Голиградской культуры, но уже к Скифской эпохе (2-я\4 тыс. до н.э.) из употребления вышедшей. В Германии, мало пригодной для высокопородного коневодства, архаическая техносфера держалась долее, и Тацит упоминает о германском племени, употреблявшем колесницы, в которых возницами воинов-колесничих служили собственные жены.

***Из таких славянских наемников например, поселенных в Малоазийских фемах, как указывает акад. Ф.Успенский, состояло войско императора Ираклия, с которым тот отправился в Персидский поход [моя статья «О происхождении празднования Влахернской Богородицы (14.10)»].

****Другим путем было формальное «перекрещивание», когда уклонявшаяся от замужества по родительской воле девица получала мужское имя и начинала вести жизнь, приличествующую гайдукам, т.е. заниматься бандитизмом равно парням. В Албании, Черногории, Далмации, этот обычай сохранялся до прошлого века.

 

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 
  Яндекс цитирования