WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Р.Жданович "Два тысячелетия "…славянской письменности и культуры"

( P . Scr . к статье «Г.Н.Бренев и современное…»)

После опубликования рецензии «Г.Н.Бренев и современное состояние палеоисторической науки», один из авторов сайта ЗРД, откликнувшись на указание очевидного факта - исторической «правки» древних, в данном случае – евангельских текстов (последняя главка статьи), указал мне на церковнославянскую формулу, в русском переводе Библии известную как «Отойди от Меня, Сатана» (Еванг., 4-я: Мф., 8, Лк., 10). По-славянски она возглашает обратное: следуй за Мной, Сатана [«Евангелие от Матфея на греческом, церковнославянском, латинском и русском языках с…», М., 1993].

Церковнославянский текст засвидетельствовал, как «справщики» Писаний, якобы богодухновенных, оказались пойманы за руку – еще в древности, благодаря труду создателя первого дошедшего доныне критического текста - правившегося им на месте событий, в Палестине, по многим, в то время еще доступным, ранним рукописям, на разных языках – по разному передававших терминологию(на сирийском, персидском, коптском). Не даром - на Руси Вульгата издавна считалась авторитетным текстом, даже еще до признания ее в Западной Церкви «богодухновенным» Писанием (речь о писании, а не об литургическом языке), происшедшего лишь в 1560 г., на Тридентском соборе! И, например, взявшись за создание полного древнерусского перевода Библии, свободного от искажений, борец с ересями Геннадий Новгородский в кон. Х V в. - свободно ее использовал, наряду с Септуагинтой.

В Вульгате – латинском переводе Библии, в I V в. выполненном Иеронимом Стридонским, данное место гласит: « time dicitei Iesus : Vade , Satana ; scriptum est enim … » - «тогда говорит Христос: иди, Сатана; ибо написано… [из Второзакония: Господу Богу твоему поклоняйся, Ему одному служи]». И переводчик – уроженец Стридона в Далмации (Иллирии), может считаться первым великим славянским ученым, известным широко, о чем – о происхождении упоминает он сам, называя своих земляков [С.Лесной «Откуда Ты, Русь?», 1995, с.167]. Польский анонимный хронист Х V века говорит что племя поморян в тевтонском языке зовется вендами (в галльском, латыни и италийском - вандалами), а в русском – галмачами. В русских документах галмачи (гломачи) действительно известны, по-иному именуясь делемичами [А.Г.Кузьмин «Падение Перуна», М., 1988, с.139], уроженцами Далмации - в данном случае Далмации Балтийской, сохранившей топонимическое родство с Иллирией Южной [Краэ, см.: Кузьмин «История России с древнейших времен», 2002, кн. 1-я]…

Об этом ученом нам следует помнить, и относится к тем, кто отрицает существование славянских источников прежде IХ века – так же, как и к тем, кто по-русски употребляет оборот «в Украине», т.е. скрытым жидам - проговоркой изобличившим себя. Для академической науки эта проблема ныне становится напряженной: «Учитывая изначальную полидиалектность праславянского языка, на чем настаивал О.Н.Трубачев, нерудно понять, что сумма праславянских черт отнюдь не гарантирует их принадлежность некоему праэтносу. Иными словами, праславянские изоглоссы не обязаны в своей совокупности отражать какого-то территориального и культурного континуума...» [А.В.Назаренко «О язычестве эльбо-одерских славян», «Религии мира. История и современность», М., 2002, прим.8], - и предлагаются (лицами, не разделяющими доктрину Гумилева) такие вот «решения»: «...Этнос складывается на определенном историческом этапе в силу разного рода географических, политических, культурных и прочих обстоятельств на основе конвергенции диалектов, каждый из которых, неся те или иные праязыковые элементы, мог ранее принадлежать совсем иному этническому единству» [там же].

Посаженный папой Дамасцием за сверку и исправление старых латинских переводов ( Vetus Latina ), «Иероним был глух к догматическим спорам Востока» [ А.В.Карташев «Вселенские соборы», Минск, 2002 , с.167], что для нас особенно ценно, ибо можно положиться не только на квалификацию, но и на объективность его в исследовании рукописей. «По природе своего ума не философ, Иероним не увлекался богословием, не воспринял никакой отравы из уроков Аполлинария, но усвоил филологическую технику…» [там же, с.166]. И его перевод Мф., 4 - отвечает структуре трехчленного полемического диалога; хотя, отметим, это противоречит логике адресования такого текста Матфеем, адресовавшегося у этого евангелиста - иудеям, т.е. монистам. Еллин Лука, повторяющий воспроизведение этого диалога, лишь с иным расположением тезисов и антитезисов, был секретарем ап.Павла, т.е. д.б. следовать этой же или близкой, семитской традиции. Но Иероним – на однозначащем терминологически, строгом и четком латинском языке – передал нам иную, противоположную нежели греческая, версию той же самой сцены (хотя канон писаний в Риме тогда уже был установлен) [ С.Г.Лозинский «История папства», 1986, с.15 ]… После отослания врага рода человеческого - идет цитата из Второзакония. Какому богу, если следовать Вульгате, должен был кланяться здесь Сатанаил? По смыслу - Ягве (разное наименование еврейского бога в Торе русским Синодальным переводом расшифровывается тем способом, что понятие «бог» - им используется для обозначения имени Ягве).

Известный ныне церковнославянский текст, будучи не столько переводом с греческого языка, сколько филологической «калькой» (сохранив обороты оригинала, неуместные в славянском), как показывают исследования, восходит к Константинопольской версии греческой Библии редакции Лукиана (Антиохийская редакция нач. 300-х годов, почти в одни годы с Иеронимом). Иероним об этой редакции был предельно низкого мнения [«Православная Энциклопедия», 2001 и дал., т. 5-й, с.124].

Существующая церковнославянская Библия неоднократно правилась в Х -Х веках в сторону приближения к греческому подстрочнику [там же, с.с. 140-141 и дал.]. Она не имеет отношения – ни к переводу Кирилла и Мефодия, ни к тому раннему русинскому переводу, что видел в 860 г. Кирилл в Корсуни. Кирилл Философ происходил из Солуни – портового города, славянский диалект коего был своего рода койне (как наш петербургский диалект, ближе всего стоящий к письменной норме), отличаясь от македонского – южнославянского диалекта. Работал Кирилл в Моравии – стране, говорившей на западно-славянском диалекте; на этом же диалекте говорили и древние русы [см. С.А.Гедеонов «Варяги и Русь», 2004, с.с. 190-195]. Тем не менее, диалект церковнославянского языка - не смотря на века русификации 2-й\2 2-го тыс. н.э. - остается «древнеболгарским» языком, что можно идентифицировать не только по дошедшим текстам, но и по эпиграфике. Как судят филологи по Остромирову и иным древнейшим спискам русских евангелий, делались те с болгарских книг. На Русь попасть они могли в качестве трофеев – с теми войсками, что посылались Святославом и Владимиром на помощь грекам против болгар.

Перевод Кирилла до нас не дошел - если не связывать с ним находку 1874 г., загадочный Киевский миссал [см.: В.А.Истрин «1100 лет славянской азбуки», 1988 ], писаный глаголицей – на века древнейшей, но из «антиклерикальных» соображений в СССР приписанной Кириллу. Что это не так, что в Чехии и Моравии в Х в. писали кириллицей, а «глаголическое возрождение» при папе Евгении I V – уже в Х V веке, вызвано было гонением на «греческое» письмо в минувшие века, - было установлено в позапрошлом веке [ В.В.Макушев «Заметки о старо-чешской письменности», Воронеж, 1879, вып. 1-й ]. То, каким шрифтом мы пишем, даже при близости языков, влияет на выбор круга общения - напрямую. И из дальнейшей историографии - названный факт был вытравлен, преимущественно, из соображений «борьбы с панславизмом», вытравлен как в Германском, так и в Русском мире (в СССР), соображений - далеких от науки.

Более того, это скандальный факт, но от Кирилла и Мефодия днесь не дошло вообще, практически, НИЧЕГО [Истрин, 1988, с.20] - ни строчки, хотя их богословские труды существовали, а стихи Философа, писанные на классическом – греческом языке, описывает библиотекарь Папы римского Анастасий, оговаривая что не решается, из-за сложности классического языка, сделать перевод.

И как звучали строки, знакомые нам по бытующему древнеболгарскому церковному тексту неизвестного автора, в дальнейшем перенятому также и Сербией, в переводе Просветителя, мы можем лишь гадать…

Существующая церковнославянская фраза, где Христос предлагает Сатане следовать за ним, служа Еврейскому б-гу (цитируя Вз.), выдает возраст терминологии, используемой этой нашей южнославянской Библией – древнейшей, сравнительно с появлением Болгарской церкви (850-е годы), гораздо древнейшей, сравнительно с эпохой Кирилла, когда, якобы, она перевод появился. По смыслу - это фраза «оригенистическая». <Принадлежность ее собственно Оригеновской редакции НЗ сомнительна, ибо Иероним, ценивший Оригена как библеиста и звавший его критиков «бешеными собаками» [Карташев, 2002, с.168], чуждый богословия, но приверженный филологии, изучивший греческий, древнееврейский и сирийский (арамейский) языки, как мы видели, переводит на латынь спорное место в ином смысле. Вероятно, в то время оно еще содержалось, причем в авторитетных списках, что нам латинский перевод и зафиксировал>. Ориген – Греко-христианский ученый 200-х годов, гностический философ и исследователь разночтений Торы, весьма тенденциозный полемист против римлянина Цельса, был создателем теории апокатастасиса – монизма, призванного примирить еврейское гоененавистничество (с времени Маккавейских и Иудейских войн с гоями продуцировавшее интерполяции в текст Торы и Пророков, ранее зафиксированный Септуагинтой) с свободомыслящей и чуждой «трансценденциального» шовинизма, отстаивавшей относительность имени божьего, греческой философией. По этой теории (отразившейся в латинском учении о Чистилище), в конце времен, после «очистки» адскими муками, не только грешники, но и бесы, и даже сам Сатана - будет примирен со Христом и обожен.

«Святая земля после реставраций Константина и Елены стала резиденцией многих любителей монастырской жизни не только восточных, но и западных из высшего римского общества» [там же, с.167]. И оригенизм – был необыкновенно популярен в середине 1-го тыс. н.э. в Палестине, монахи Палестинских монастырей были ярыми оригенистами [см. там же и дал.]. Эта – «Греческая Палестина» погибнет в 610-х годах, когда Ближний Восток займут войска Хосроя Апарвеза, и в «святую землю» вступит, ведомая еврейскими проводниками, армия полководца Шахрвараза, которому откроют ворота иудеи, подняв мятеж в городе. Церкви Палестины будут срыты до грунта (современные ее храмы – новоделы, исключая Рождественский в Вифлееме, который защитили портреты магов на фресках, авторитетные для персов – последовательных генотеистов), жители взятых городов проданы в рабство еврейским торговцам, а прочее население уведено в Персию. Шах вскоре отнял Иерусалим у евреев и передал его христианам-монофизитам, врагам кесаря, к общине которых принадлежала старшая шахиня Зайрин (Ширин), и как кажется, именно это стоило ему жизни [см. Н.В.Пигулевская «Византия и Иран на рубеже 6-го и 7-го веков», 1946, с.с. 263-270]…

Греческий взгляд на мир – оставался взглядом античного полиса (имевшего свое узко-племенное и отнюдь не «этическое» божество), весьма близким «антихристианским» взглядам Ницше – ученого, ныне очерняемого не только коммунистами, но и христианами(!), - но <взглядом> чуждым латинской «этической религиозности»*.

Но однако в 540-е годы, на V Вселенском соборе, по инициативе императора Юстиниана Великого (уроженца Скопье, местное имя которого было Управда, и столь же по-славянски звучат в латинской транслитерации и имена его родственников) [Карташев, 2002, с.330], наряду с оппонентами византийского ницшеанства - дуалистами (Федором Мопсуэтским и др. последователями патриарха Нестория), Оригену также была объявлена анафема.

Западная церковь, усвоившая не деспотическую ближневосточную, а юридическую – Римскую культуру, руководствуясь правовым убеждением, что посмертные, то есть заочные проклятия (т.е. когда отсутствие обвиняемого вынужденно) - не должны выноситься, этот анафематизм не признала. Но дошедший церковнославянский текст, как говорилось выше, оказался лишен западных влияний.

И церковнославянский текст, не будучи «демотическим», - писанный с источника высокообразованными переводчиками, перекладывавшими эллинскую речь дословно – не народным массам но для столь же подготовленного земляка-филолога, способного восстановить первоисточник по его «кальке», - при наличии «оригенистических» философских цитат - этот текст показывает, что он не мог создаваться позже 540-х годов - когда выражаемое в нем учение попало под анафему.

Это подтверждают наблюдения палеографов (Карский, Срезневский): тот греческий шрифт, который можно соотнести с «кирилловским» письмом дошедшей доныне славянской письменности, это шрифт не I Х – Х в., как можно было бы думать, а шрифт употреблявшийся веками прежде Кирилла и Мефодия, известный из рукописей V II века [В.А.Истрин «Развитие письма», М., 1961, с.279] . И вновь напоминают нам филологический факт, в 1848 году указанный в диссертации Ф.И.Буслаева: славянский перевод Библии, по всем древнейшим спискам, показывает выработанность терминологии, возраст её, лежащей далеко позади времени Кирилла и Мефодия.

Таковы факты мировой и отечественной истории, указываемой академическими учеными (хотя, конечно, в СССР «не приветствовавшимися»), тем не менее, отсутствующие в русскоязычной учебной и популярной литературе.

Р.Жданович

*РПЦ странным образом проявившейся в форме реставрации древнееврейской «исторической этики» (прим.авт.)

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.