WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Р.Жданович "Забытые полки"

60-я годовщина этого события прошла на удивление тихо, не глядя на политические коллизии вокруг эпохи и вокруг региона. 25.06.1950 года началась Война в Корее.

Советские руководители не отличались подлинно имперским – океаническим стратегическим мышлением. Кругозор их был сугубо континентальный. В 1945 году Д.Эйзенхауэру не было большой заботы в том, кто первым займет Берлин – заботило его тогда, смогут ли большевики упредить Союзников в завоевании Датских проливов [Р.Ф.Иванов “Дуайт Эйзенхауэр”, 1983]. В «антифашистском» раже, укладывая солдат на Зееловских высотах на Берлинском направлении, Советское командование об этом - о послевоенном (после ВОВ) доступе в Атлантический океан не думало. Точно так же, в Тегеране и Ялте, при определении разграничительной линии Советской и Американской оккупационных зон после предстоящей победы над Японией, Вашингтону была предоставлена оккупационная зона до 38 град. с.ш. на Корейском п-ве. И близко не лежавшем к зоне боевых операций US Army, но закрывшая выход из Японского моря в Тихий океан! И в Корею, с 1910 года бывшую колонией Японии, после капитуляции Японских войск перед Советским командованием, вступили части американской морской пехоты.

В 1945 году корейский повстанец Ким Ир Сен превратился из командира диверсионного отряда, ведшего разведывательные и боевые действия против японских империалистов с сопредельной советской территории, в главу суверенного Корейского государства провозглашенного в Советской зоне оккупации. Поскольку большой ценности в глазах русских военачальников п-в не представлял, наши войска покинули его территорию, не смотря на то, что в зоне «вероятного противника» возникло Южно-Корейское государство, равно претендующее на общенациональный суверенитет и развернувшее борьбу с местными коммунистическими организациями. Покровительство над новым коммунистическим государством перешло в руки китайских товарищей.

В отличье от СССР, руководители КНР и КНДР – национальных государств, не обремененных искусственно изобретенными идеологемами, типа «евразийской» - возведшей континентализм в историософскую догму, мыслили стратегически безупречно. Необходимость лишить «вероятного противника» плацдарма на континенте ими сознавалась. И после разгрома войск Чан Кай-ши, они поставили вопрос перед Сталиным, об аналогичном разгроме южно-корейского режима. В столь простом решении корейской проблемы И.В.Сталин уверен не был: режим Ли Сын Мана охраняли американские войска, атомная бомба СССР была испытана лишь в 1949, противопоставить США на морских просторах было нечего. И предложение Мао Цзе-дуна было встречено кисло. Но под впечатлением бегства в 1949 г. на Тайвань остатков чанкайшистов, не получивших поддержки войск Штатов, во время визита в Москву в нач. 1950 Мао и Ким Ир Сен убедили Вождя, что военная помощь Ли Сын Ману, аналогично, не будет оказана, получив санкцию на проведение военной операции.

В этом они грубо ошиблись, тем более, сами американцы готовили своего протяже к военной операции. Стремления южно-корейских государственных деятелей подогревались тем, что в прошлом Манчжурия, ныне захваченная китайцами, была населена народами корейской крови и языка [см. Л.Н.Гумилев «Хунны в Китае», гл. «Тление»]. Война виделась им национально-освободительной – против китайских оккупантов и их местных коммунистических марионеток!

И когда 25.06.1950 между северо- и южно-корейскими войсками начались боевые действия, они начались встречным сражением.

До 1991 года агрессором в этой войне в историографии безапелляционно называлась Южная Корея, после - столь же безапелляционно таковым определяется Пхеньянский режим.

Эти тезисы пропаганды, выдаваемой за историю, клишированные с мифологемы «внезапного нападения 22 июня» [см. Жданович «Жуковский миф о внезапности», «Нов.Петербургъ», 21.06.2007], равно не заслуживают внимания. Обе стороны сосредоточили у границы 100-тысячные армейские группировки. Нельзя поручиться за точность цитирования в советской газете, но 11.07.1950, когда Советские войска еще не участвовали в конфликте, «Красная звезда» сообщила о заявлении 08.07 министра внутренних дел Корейской Республики Ким И Сека, который подтвердил что «на рассвете 25 июня с.г. Ли Сын Ман отдал Ким Сек Вону и Цай Бен Деку приказ начать наступление на Северную Корею. План операции, по словам самого Ким Сек Вона, заключался в том, чтобы наступая со стороны Онгдина, занять Хэчжу, а затем Пхеньян, а для поддержки операций на восточном фронте начать наступление по всей линии 38-й параллели».

***
Дальнейшее известно неплохо. 27.06 авиация военно-воздушных и военно-морских сил США начала наносить удары по аэродромам, коммуникациям и войскам КНДР; одновременно американские вооруженные силы взяли под охрану о.Тайвань Китайской Республики, куда эвакуировались остатки войск и правительство Чан Кай-ши, потерпевшие поражение от маоистов в Гражданской войне в Китае. Спустя несколько часов(!) - Советом Безопасности ООН была принята резолюция, осудившая северо-корейскую агрессию и предоставившая вооруженным силам США и их Союзников на Тихом океане мандат ООН.

В этой связи, в историографии критикуется Министр иностранных дел СССР Вышинский. Считается, что им была допущена ошибка – отозван из Совета Безопасности ООН советский представитель, должный заблокировать неблагоприятное Коммунистическому блоку решение своим правом «вето». Эта оценка б\комиссара милиции Временного правительства в Москве, летом 1917 года выписавшего ордер на арест немецкого агента В.И.Ульянова («Ленина»), предвзята. А.Я.Вышинский мыслил строго юридически (см. о нём в мемуарах бургомистра Смоленска при немцах, адвоката Меньшагина). Решения Совета Безопасности имели силу лишь при участии в голосовании всех пяти постоянных членов – представителей стран-победительниц в войне 1937-1945, и отказ остальных членов принять представителя КНР, оставив место посланцу правительства Чан Кай-ши, со стороны СССР вызвал бойкот дальнейших заседаний. И юридически - «резолюции» июня 1950 года силы не имели, решение стран Запада об интервенции в поддержку Сеула - опирались на то, что определяет мировую политику ныне, как и в прошлом – право силы и политическая целесообразность.

01.07 началась переброска с Японских о-вов на п-в частей 8-й армии СВ США. 05.07 они вступили в бой. Вскоре после этого, в войну втянулись Сухопутные войска КНР, а далее, после выхода американских войск на манчжурскую границу, к боевым действиям пришлось привлекать части ВВС и ПВО Дальневосточного ВО Советской армии. После года маневренной войны - в ходе которой Сеул четырежды переходил из рук в руки, а интервенты поочередно то отбрасывались к берегу Корейского пролива, то выходили на крайний север п-ва, - и 2 лет позиционных боев, было подписано перемирье, разграничившее занимаемую противоборствующими сторонами территорию, примерно по той же линии, что разграничивала её в 1945 году.

Р.Жданович

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.