WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Происхождение Ирландского народа

Последние годы в нашей стране формируется традиция празднования Дня св.Патрика. Странно, конечно, что празднует его в первую очередь прозападная элита, как выражение идеи космополитизма, хотя трудно придумать что-либо, более противоречащее духу этого празднования… И помимо того, что Патрик - православный святой, святой У века (с почитанием которого в прошлом долго и упорно боролась Британская католическая церковь, как Рим боролся с порядками Ирландской церкви), обычай этот - должен приветствоваться в России, как пример празднования национального и как выражение духа того народа, с именем которого связана деятельность бриттского проповедника.

«В чем причина давнего и упорного равнодушия образованной Европы к кельтской поэзии? Конечно, это не простая лишь случайность. Главную роль здесь сыграла недостаточная, хуже того – превратная осведомленность европейского общества о прошлой и нынешней культуре кельтских народностей. И в этом повинен тот народ, которому было суждено блюсти судьбы почти всех сохранившихся ветвей кельтского племени. Английское культурное общество – верный союзник своего буржуазного правительства, искавшего в этом лишнее оправдание проводимой им политики угнетения подвластных ему нацменьшинств [до ХУ
III в. составлявших нацбольшинство на Британских о-вах] –последовательно замалчивало и затушевывало всё то ценное, что дало и продолжает давать национальное творчество ирландцев Эригены, Беркли, Свифта, Шеридана, Мура, Уайльда, Шоу, Синга, Уистлера, шотландцев – Юма, Гамильтона, Макферсона, Скотта, Бернса, Байрона, валлийцев – Оуэна, Бен-Джонса, английское общество систематически занималось клеветой на кельтские народности, и в первую очередь – на самую даровитую и потому самую опасную для них, ирландцев. Подтасовывая факты и сочиняя нелепые анекдоты, оно всеми силами пыталось – и, к сожалению, не без успеха – распространить по всей Европе легенду о том, что ирландцы – самый разбойничий, тупой от природы, самый грязный и неспособный к культуре народ», - характеризовал состояние современной ему ученой и общественной мысли А.А.Смирнов - в предисловии к подготовленному им сборнику переводов памятников древнеирландской литературы, изданному в 1920-х в нашей стране [Смирнов, 1929, с.8].

Столь же верным союзником Английского буржуазного правительства является русское культурное общество. Точно так же работают литературно-академические пропагандисты - в России, против Русского народа, приспособив для этого всю «лучшую в мире» русскоязычную систему образования, - от которой ранее, в эпоху 1812 года, простой народ был защищен своим невежеством.
«Если мы от аналогий и косвенных указаний лингвистики обратимся к древнейшим письменным свидетельствам о восточных славянах, к древнейшим текстам, мы найдем в них полное подтверждение приведенной выше характеристики этих славян как народа земледельческого, но стоящего в то же время на очень невысокой ступени культуры», - заявил Председатель Моссовета, определив русских как народ, народа, живший матриархально-родовым строем, обитая в «длинных домах» [Покровский, 1966, т. 1-й, с.88]. По утверждению его, великоросского народа так и не существовало вовсе, ни много ни мало, 80 % русской крови составили некие угро-финны, что доныне воспроизводится русскоязычной наукой [см.: Зеленин, 1940, с.23, лит-ра]. По утверждению «православного «философа» Виктора Аксючица, ни более, ни менее, «Письменности еще не было у славян [до Кирилла и Мефодия]… – у этих полудиких языческих племен» [«Радонеж», 23.15 28.09.2008]. А так говорилось «на страницах официального органа Зарубежной юбилейной «Комиссии по подготовке к тысячелетию крещения Руси»»: «Если греки, римляне и германские народы пришли к христианству с «богатым языческим наследием» во всех областях общественно-политической и культурной жизни, то русские славяне до принятия христианства «не имели совершенно ничего: ни государственных представлений, ни национального сознания, ни самобытной культуры»…» [Гордиенко, 1986, с.17]. Взгляд, не отличимый от взгляда, пропагандировавшегося воинствующими богоборцами: «П.Муратов в 1923 г. писал: «В ряду народов мы взяли на себя историческую роль ученичества. Как ученики цивилизации, мы приняли христианство и, как ученики индустриальной Европы, стараемся теперь усвоить социальный материализм… Русская художественная история никогда не знала поэтому веяний искусства архаического, иначе говоря, искусства, завоевывавшего форму и свои средства выражения. Русь древняя и новая Россия не участвовали в сложении некой возникающей художественной традиции, но как та, так и другая жили уже великой уже сложившейся вне их традицией»» [Гумилев, 2001, с.338, ссылка].

Роль демагогов, как будто незначительная – за лесом штыков ОМОНа и строем мигрантской черномазой рати, прекрасно осознается «распределителями финансовых потоков», неизменно выделяющими необходимые денежные средства на «откорм Аксючица» (перефразируя выражение Паршева о Гайдаре) – понимаемого в собирательном значении…

***

В центре Дублина некогда возвышался осязаемый символ колониального могущества Англии: колоссальная статуя адмирала Нельсона. Однажды ирландцам это надоело, и полтора века назад 60-метровый колосс рухнул, не устояв перед натиском динамита.

Когда в позапрошлом веке в Ирландии началась вооруженная борьба против колонизаторов, против «многонациональных британских оккупантов», боевые группы патриотов избрали себе имя Фениев - в честь фион, - мобильных боевых отрядов древне-кельтских воинов, не привязанных местечково к территории и узким политическим интересам клана. Борьба завершилась победой, освобождением большей части отечества от иноземных захватчиков (война за освобождение 6 графств, остающихся под британской оккупацией, продолжается). Прошлое, как видим, прямо и осязательно может влиять на настоящее!

«…К основным социальным и экономическим факторам упорного и никогда не затихающего ирландского революционного движения, стремящегося к полному освобождению от буржуазного английского ига, постоянно примешиваются мотивы национального порядка, связанные с застарелым этническим антагонизмом. Для кельтского племени характерна необычайная устойчивость национального типа, о которую разбились многовековые усилия англичан ассимилировать ирландцев; и если современный бретонец гораздо менее отличается от рядового француза, чем ирландец от англичанина, то только потому, что сам этот француз в значительной мере – кельт, ибо в его жилах течет немалое количество галльской крови. Между тем, ирландец, столь далекий от англо-сакса, и по сейчас сохраняет в большой чистоте свой древний тип не только в физическом, но и в психическом отношении» [там же, с.7]. Это вообще удивительно, в самом деле: насколько сельский, безграмотный Ирландский народ – лишенный национальной элиты, погибшей в войнах Х
II – ХУII веков и под жесточайшей идеологической оккупацией пуритан прекратившей воспроизводиться, оказался политически более развитым, нежели народ Русский! И потому, столкнувшись со всей мощью Британской империи – помимо 50 миллионов британцев, располагавшей миллионами азиатских и негритянских колониальных солдат, подобно цыганам и таджикам, армянам и вайнахам, неграм и дагестанцам многонационального россиянского режима, тем не менее, ирландцы одержали победу.

Среди них не могло возникать сцен, подобных, например, сцене, описываемой Ю.А.Рапопортом: «На всю жизнь я запомнил одно факультетское партийное собрание. На нём выступал немолодой, истощенный и плохо одетый человек, мало кому знакомый. Скорее всего, это был новый аспирант. Он стал говорить о том, что теперь известно всем: как голодали рабочие его военного завода, а иногда и падали замертво у своих станков. Наши «хунвейбины» топали, свистели и в конце концов проголосовали за арест клеветника. Два добровольца взялись охранять преступника в коридоре, а третий побежал звонить в соотв.учреждение. Оно было совсем рядом, и правдолюбца мгновенно забрали. Каково же было мое удивление, когда дня через два я увидел этого человека на факультете. Оказалось что его сразу выпустили, порекомендовав нашему партбюро впредь не валять дурака…» [«Выдающиеся…», 2004, с.229].

Джонатан Свифт некогда советовал ирландцам: «жгите всё английское, кроме английского угля». Последовав совету, Ирландский народ завоевал свободу.

И так же, как учил земляков мудрый настоятель Дублинского собора, русскому - следует жечь русскоязычные труды, под названное определение – определение масонского происхождения - российской «исторической» литературы подпадающие.

***

Прошлое Ирландского народа – народа, а не жителей Ирландского о-ва, где ныне, подобно другим странам Европы, растет процент иноземных мигрантов, теряется во мгле тысячелетий.

Некогда, придя на Балканский п-в и столкнувшись с каннибальской Критской талласократией, микенские греки, сражаясь с прикрытыми огромными - по ростовой фигуре человека щитами критскими воинами, доработали традиционное греческое оружие – копье. Так появился известный нам меч – результат укорочения копья, а отнюдь не удлинения кинжала. Поначалу он был чисто колющим оружием – рубить не позволяла мягкость бронзы длинного клинка, и держали микенские мечи - по-испански (с мизинцем у перекрестья), что иллюстрируют изображения [Лурье, 1960, с.27]. Иначе ими и нельзя было пользоваться – клинок раннего меча крепился к перекрестью не черенком, а приклепываемым уголком, очень слабо в части поперечной нагрузки, и выдерживал лишь колющий удар. Археология показывает, что владельцы ранних микенских – еще непригодных к рубке мечей, т.е. до сер. 2-го тыс. до н.э., плавали на Британские острова, оставив образцы своего оружия, а также походного инвентаря (в частности, микенские выпрямители древков стрел). В частности, в Ирландию, где найдены такие клинки [Окшотт, 2004, с.с. 27-30].

Д.-Э.Бинчи, историк, литературовед и переводчик, опубликовавший в 1980-х г.г. свод раннесредневековых юридических памятников «Корпус ирландского права», отмечает: «ирландское право сохраняет в окаменевшем виде многие первобытные индоевропейские учреждения, лишь слабые юридические следы которых существуют в других юридических системах, происшедших из того же источника» [цит.по: Росс, 2005, с.130]. «Ж.Н.Ламберт обнаружил параллели между архаическим Римом и ирландцами средневековья. Начиная с У
I – УII века ирландцы делились на 184 tricha cet. Термин этот переводится как «30 сотен» и эквивалентен термину tuath (род)» [Маяк, 1983, с.93]. От этого же термина, к слову, происходит понятие Дейчланд – Германия [Пауэлл, 2002, с.188]. Некогда это была кельтская страна!

При слабой заселенности о-ва Айриу, с его примитивным натуральным хозяйством, подобное организационное деление гойделов - на 184 «легиона» - свидетельствует нам глубочайшую древность, когда народ обитал ещё на континенте, и условия его жизни, охват территории - были иными. «30 сотен были «идеальным числом», не всегда отражавшим действительное количество воинов. В соответствии с ним была поделена и вся территория о-ва: на 184 tricha cet или tu
ath приходилось 184 дистрикта, которые также именовались tricha cet. Каждый дистрикт включал по 30 bailes, т.е. нас.пунктов. Значит, каждая сотня воинов, входивших в tricha cet, имела bailes, т.е. свою территорию. В этом Ламберт видит аналогию к переданному Дионисием Галикарнасским установлению Ромула, по которому вся римская земля была поделена на 30 клеров между 30 фратриями, или куриями, поставляющими контингенты в войско по сто человек от каждой из них. На этом сходство не кончается. В средневековых текстах ирландское tuath, или tricha cet, называется еще cantaredus, что представляет собой латинизированную форму галльского слова cantref, по-французски - cent tref, т.е. сотня tref, что означает фиксированный на земле род. Слово tref переводится и как воинское подразделение, и как соответствующая ему территориальная община и территориальная единица» [Маяк, 1983, с.94]. Сравни с известным: cauntry. «Из анализа указанных терминов выявляется некое арифметическое равенство: 30 сотен = 100 tref. Отсюда следует, что кельтское войско состояло, как и в Риме, из 30 групп по 100 человек или из 100 групп по 30 человек» [там же].

На сотни – центурии пехоты подразделялся в древности и латинский легион, делившийся первоначально на трибы (дословно - трети) по 10 сотен. Так же - на турмы, по 30 воинов, в бою членились три входящие в него всаднические центурии – три клуба кшатрийской аристократической корпорации, бывшие сотнями лишь по принципу комплектования, формируемые трибами легиона. «Учитывая близкое, хотя и не идентичное значение латинского tribus, умбрского trifo, кельтского tref как общины, племени, принимая во внимание, что римляне, дорийцы, ирландцы приписывают себе троичное происхождение, Ламберт считает этимологию tribus, связанную с индоевропейским tref (три), совершенно обоснованной. Одновременно он предостерегает против понимания tribus как «трети» общины или народа, подчеркивая значение числа три в комплектовании римского войска. В конечном счете все наблюдения Ламберта подтверждают представление о Ромуловом Риме как об обществе, в основе которого лежал Альбанский род вполне историчного Ромула. Исследователь совершенно верно отметил, что социальная тройственность продиктована военными потребностями, т.е. базируется либо на трех элементах строя – центр и фланги, либо на возрастном подразделении войска» [там же].

Младшая Эдда описывает Трою-Асгард, стоящий в центре нашего мира, некогда должного сгореть в огне всемирного пожара: «Этот град был много больше, чем другие, и построен со всем искусством и пышностью, которые тогда были доступны. Было там двенадцать правителей, и был один верховный правитель» [Щербаков, 1989, с.11]. Должный сгореть - как и сгорел некогда Аркаим на Урале [Юркин, 2001], как позднее сожжена была несийская Хаттуса в Малой Азии, – отнюдь не завоеванная, нет! - покинутая, тщательно эвакуированная хозяином пред жертвенным своим сожжением [Волков, 2004, с.с. 265-266].

Хеттская литература мало понятна нам в жанровом отношении, огромную роль среди нее составляют, например, не художественные произведения (в нашем смысле), а, аналогичные нашим советским, сценарии общественных «массовых мероприятий». Буквализм и «фотографическая» тщательность в описаниях, бывших едва ли не любимым несийским жанром, позволили по расшифровке выяснить многое о быте и верованиях этого народа, в том, разумеется, объеме, что мы смогли как-то интерпретировать. Обожествляемый огонь в хеттских документах употребляется в среднем роде, словом, образуемым от глаг. P
ah(h): охранять. И в «служебных инструкциях» хеттских царей персоналу свщ.очага, поддерживавшему культовый огонь, сама судьба столичного града, достаточно определенно, в «древнехеттском фрагменте судьба Хаттусаса связывается с поддержанием огня в очаге, то в более позднем тексте наставления служителям храма снова речь идет о зависимости судьбы Хаттусаса от обращения с огнем» [Иванов, 1962, с.268], подобно судьбе Рима, связанной с очагом Весты.

На протяжении Х
III века хеттские цари ведут непрерывные войны с варварскими племенами, вторгающимися в границы Хеттского царства, разрушая города и истребляя население. К началу следующего века - произошли события, реализующие то, что в германских мифах спустя 2,5 тыс. лет описано будет как грядущая гибель мира, уничтоженного вырвавшимися из преисподней силами тёмной стихии… В Европе же в след.тысячелетии классическим авторам становится известно германское племя хаттов, сближаемое автором с хеттами [Волков, 2004, с.227].

Но, однако, лингвисты отмечают общие изоглоссы анатолийских, в частности хеттского (несийского), языков – не с северо-, а с южно-европейскими - италийскими и кельтскими языками [см. Десницкая, 1955]. В то же время, отсутствуют таковые сближения с другим южным западно-индоевропейским языком – греческим [Гиндин, 1972, с.280], что показывает разделение народов, случившееся прежде, нежели анатолийцы спустились через Кавказский перешеек в Малую Азию, а греки – через Балканский п-в в Элладу.

Общность установлений италиков и кельтов требует отыскать общие страницы их истории. Известна европейская археологическая культура регулярных в плане селений, напоминающих позднейший – знаменитый римский легионный лагерь: с пересекающими его трассами улиц, с святилищем в юго-восточном углу и палаткой полководца по центру. Это культура террамар.
Террамары – это пласты отложения жирной италийской земли, над местами былых поселений – где она насыщена способствовавшими почвообразованию домашними отбросами, а также осколками керамики и иным содержимым культурного слоя. Такою же квадратной, регулярною д.б. идеальная планировка создаваемого города и по мысли авторов индийского трактата «Артхашастра» [«Хрестоматия по истории Древнего мира», 1975, с.104].

Культура террамар распространяется по Апенинскому п-ву в сер. 2-го тыс. до н.э. [Чайлд, 2006, с.90
]. Своих мертвых, подобно индусам и позднейшим латинам, обитатели террамар кремируют, что, как определили римские антиквары, свойственно было народам воинственным – отлучающимся из мест погребения своих усопших и берегущим их от осквернения неприятелем. На морском берегу против Римских холмов находят богатые находки изделий ахейского – позднемикенского типа ХII в. до н.э. [там же].

Но жилища италийских террамар очень бедные – это жилища колонистов, начинающих жизнь с чистого листа: обмазанные глиной плетенки, установленные на бревенчатых сваях, вбитых в заболоченную италийскую землю. Считается, на сваях их возводили – посреди древних болот, защищая водными пространствами от нападений неприятелей [«История Европы», 1988, т. 1-й, с.174]. Это - культура малочисленных завоевателей, отделившихся и ушедших со своей терра-матер.

По не очень надежным данным топонимической статистики - индоевропейские племена, войдя в Юж.Европу, вторгаются на Апеннины с юго-востока. С Балканского п-ва а не через Альпы, как это считалось ранее [там же, с.175]. Это правдоподобно: об аналогичных домах на сваях у фракийцев на Балканах упоминает Геродот. Нелепы лишь «политкорректные», толерастические разглагольствования авторов советского сборника, что де «движение пришельцев не было подобно великому переселению народов У в. н.э., а представляло собой постепенное длительное проникновение небольших групп колонистов» [там же]. Мы позволим себе с этим не согласиться. Завоеватели жили родовым строем, где не требуется много рабов, а потребности в производимом продукте определяются числом полноправных соплеменников. Завоевав земли для расселения - они поступали с побежденными, как в ХХ
I веке - на наших глазах - поступают с побежденными, скажем, албанцы. Альба Лонга, Альбанское озеро - дословно значат области блондинов, это всё имена - помещенные в земле, населенной до арийского завоевания черноволосыми племенами лигуров [см. Тэйлор, 1897, гл. 2-я]. Эллинские названия Ирландии и Британии – Иерне и Претаника восходят - к гойдельским словам Айриу и Альбу [Росс, 2004, с.36], - т.е. Ариана и О-в блондинов.

Современные итальянцы предельно далеки от италиков, известных нам по римскому реалистическому скульптурному портрету, классический тип их унесен массовым импортом рабов в Италию и войнами 1-й\2 1-го тыс. н.э., массовым переселением левантийских мигрантов на освобождающиеся места. Но описание древнеримского аристократического бракосочетания Фабия и Метеллы называет ее типичной римской красавицей, описывая как блондинку с низким лбом, с длинными белыми руками, орлиным носом, маленькими черными глазами [Гиро, 1995, гл. 2-я, гл-ка 1-я]. Этот тип весьма напоминает энеолитический северо-европейский [см. Дебец, 1948]. В недоумение ставят лишь черные глаза, неестественные для белокожей длиннорукой блондинки. Но поскольку компилятивная книга Гиро по-русски являет тройной или четверной перевод, не исключено, здесь просто имеет место неточность перевода, переделка, допустим, серых глаз (редких у современных французов) в черные (а «блонд» - выражение универсальное, его трудно исказить). Античный литературный канон фиксирует представления о человеческой внешности, даже у почерневших греков считавшиеся правильными: «пришла Афина с небес, направила ее белолокотная Гера» [Красухин, 2007, с.11].

Древняя эпиграфика архаического балканского – иллиро-фракийского мессапского языка, языка сатемного, сохранилась в Сицилии и Юж.Италии [Десницкая, 1984, с.с. 215-218]. Первыми т.обр.
Италию завоевывали племена италиков - племена западно-индоевропейской речи. Шли же они из Дунайского бассейна [Маяк, 1983, с.84] - подпираемые восточно-индоевропейскими (иллирийскими) народами, пока не были остановлены встречным вторжением в Италию этрусков – с севера ок. Х в. до н.э..

Сам Рим, как первобытный поселок на исключительно неудобной, заболоченной земле, ценной стратегически - держащей брод через реку Тибр, возникает ок. ХУ
I в. до н.э.; в УIII в. до н.э. наблюдается приток населения, густота заселения местности растет [см. Робер, 2006, с.12].

Лингвистически близкие латинам, умбрам и оскам кельты разделились некогда с массивом родственных италийских народов, еще до похода оных на Балканский п-в - к Ядранскому морю и дальше в Италию. Италики узнают галлов, лишь когда они вторгаются на Апеннины в 1-й\2 1-го тыс. до н.э., с противоположного направления – с северо-запада, прервав развитие этрусской цивилизации Кампании и нанеся тяжелое поражение Риму. Разделение западно-индоевропейских народов т.обр.произошло еще в Вост.Европе - не далее Сев.Причерноморья (если не выстраивать фантастических гипотез, что на Дунай индогерманским пастухам пришлось проникать через Полесье и Карпатские хребты, минуя Валашскую степь).

***

Кимвров ("цимбров") - как старших арийцев Европы, потомков Афета, имеющих ближневосточное родство, называет Киевский Синопсис арх. Иннокентия: "Цимбры родство имеют от старейшего сына Афетова Гоморра, от него же наперва нарицахуся Гоморры, Гречески наименовашася Кимеры или Цимблеры; потом прозваны бяху Цимбры. Размножившежеся по родом своим, иныи седоша в полях диких, иныи над Доном и Волгою реками, иныи над Богом [Бугом] рекою, иныи над Днепром, над Десною, Сосною, и над иными реками, иныи над Черным морем, идеже Очаков, Крым, Перекоп, и над езером Меотис [Азовским морем]; иныи же седоша, идее же Волынь, Подолье, Подляшье, Жмудь и Литва. Ибо от тех же Цимбров и Литовский народ изыйде. От тогожде Цимбрийскаго народа изшедшии людие по временем нареченны бяху, иныи Готами, Епидами, прочии Половцами, Ятвягами и Печенегами. Но все тии Цимбры бяху народы воинскии, мужественныи; и егда от полунощных стран, найпаче идеже ныне Литва, Прусы и Шведы, ради неплодствия земли поидоша до Франции и Испании, потом оттуду до Волох, или до Римлян; Римлянеже им не хотяху земли дати; они брань вседши с Римляны, многажды побеждаху Римлян, и селения своя разширяху и распосаждахуся, яко же хотяху. Потом нескоро, егда в тех изобильных странах пожившее в мире, разбогатеша, и к воинским делам разленишася, внезапу от некоего вождя Римскаго, именем Мария, нещадно побеждены бяху; сего ради ослабевши в то время Цимбры в силах своих паки возвратишася в страны полунощныя, и седоша по различных местах и странах над вышереченными реками. Все же верою поразнишася, инии Христиане, инии поганее оставше" ["Мечта о Русском единстве…", 2006, гл. 11-я].

Объективная наука - опирающаяся на краниологию и археологию не может сделать принципиальных возражений схеме, выстроенной на основании классических источников, существовавших в ХУII в., создателем "Синопсиса" - архимандритом Иннокентием (Гизелем). Вторжение кельтов в Италию привело не только к сожжению Рима и взиманию с римлян тяжелейшей контрибуции, но и положило конец экспансии - подавило развитие этрусской цивилизации Италийского Двенадцатиградия, благодаря чему, собственно, латины смогли сохранить свою независимость, а впоследствии - и завоевать себе место под Солнцем, покорив весь п-в.

Страны и города - со всем их населением стоящие на пути галлов, этих свирепых, героических завоевателей – создателей уникальной воинской культуры древности, у которых даже дочери, жены и подруги шли в рядах войска [Смирнов, 1929, с.34], - громились и подвергались полнейшему опустошению.

Вот каким увидели кимврское вторжение – вторжение наименее цивилизованных кельтов, не отличимых от германцев, римляне: «Жильем кимврам служили крытые повозки. В бою эти повозки использовались как укрытие. Под их кожаным верхом кимвры помещали скарб и свои семьи. Жители юга удивлялись, смотря на высоких и стройных людей с темнорусыми волосами и голубыми глазами, на их сильных и статных женщин, на детей. Сражались они одетыми в медные шлемы и панцири, применяя в бою длинные мечи, метательные копья и большие продолговатые щиты. Их боевой строй представлял тесную фалангу, состоявшую из равного числа рядов в ширину и глубину. Воины первых рядов часто связывались друг с другом цепочками или веревками, продетыми в металлические пояса. Из такой тесно связанной одной цепью шеренги невозможно было ни бежать, ни отступить. Существовала у кимвров и конница… Кимвры были суровым, диким и отчаянно смелым народом: нередко они уславливались с противником о времени и месте боя и перед началом сражения вызывали сильнейших вражеских бойцов на поединки. Перед битвой, пришельцы всячески выражали свое презрение к врагу и поднимали страшный шум: мужчины оглашали воздух боевым кличем, а женщины и дети стучали по натянутым кожаным крышкам повозок. Кимвры дрались с необыкновенной храбростью, считая смерть на поле битвы достойной свободного человека. Зато после победы они зверски расправлялись с побежденными. Случалось, что они заранее посвящали богам всю военную добычу: после завершения боя уничтожалось все имущество врага, убивали даже лошадей; пленников вешали на месте или оставляли в живых только затем, чтобы принести в жертву богам. Своих вождей они выбирали из рядов лучших и храбрейших воинов» [«Знаменитые римляне…», 1964, с.с. 108-109; Плутарх, см.: Граков, 1937]. По обету - даваемому для битвы будущими победителями - побежденные, со всем их имуществом, чадами и домочадцами приносились в жертву в гигантских трофеях, погребаемых в болотах либо сожигаемых в огромных кострах из ивняка: «Перед сражением они посвящают Марсу будущую добычу, а после победы приносят в жертву всё захваченное живым, остальную же добычу сносят в одно место», - писал Цезарь [Юлий Цезарь, кн. 6-я, 17]. Страбон: «Упоминаются еще и другого рода человеческие жертвоприношения: они расстреливали свои жертвы из лука, или распинали их в святилищах, или же сооружали огромную статую из сена и дерева, затем бросали туда скот и людей, и всё это вместе сжигали» [Страбон, кн. 4-я, гл. 4-я]. Жилье и утварь кельтов - украшались отсеченными головами побежденных [Росс, 2004, с.с. 97-101].

***

Хоть галльская литературная традиция погибла при Римском завоевании, дошедшие до нас от эпохи раннего Средневековья хроники периферийных - британских кельтов: "История бриттов" [Ненний, 1984], ирландская "Книга завоеваний" [«Предания и мифы Средневековой Ирландии», 1991], валлийская "История Британских королей" [Гальфрид, 1984], - сходятся в происхождении кельтов из области Троады. В том, что предки их - явились в Британию, предводительствуемые ригами (раджами) и друидами, выйдя из Эгеиды, "северных островов Греции". Где они "долго ходили между афинянами и филистимлянами", по-видимому, в качестве посредников" [Хокинс, Уайт, 1984, с.49], и идя туда через Скифию, под которой во времена написания понималась Вост.Европа, в целом.

Современные русскоязычные исследователи ирландских текстов, в отличье от бережно относившегося к ним как к историческому источнику А.А.Смирнова, безапелляционно отрицают историчность их. Комуняцко-масонской науке неприемлемы оказались любые достижения нордического, расово- гомогенного народа, с оружием в руках завоевавшего свободу. И ученые сочинения средневековых ирландских книжников интерпретируются, как разнообразная "мифология": "Книга Захватов Ирландии" содержит много совершенно произвольных привязок местной традиции к мировому историческому и географическому пространству. Так, скифская родина гойделов появилась благодаря предполагавшемуся сходству названий Scythi и Scotti (латинское название ирландцев). Испания сделалась отправной точкой последнего путешествия к Ирландии, оттого что авторитет прекрасно известного ирландцам Исидора Севильского подтверждал созвучие Hibernia (латинское название Ирландии) Iberia. Кроме того ряд ранних источников считает Испанию ближайшей к Ирландии страной, которая, по общему мнению, помещалась между Испанией и Британией. Традиционная хронология, выводимая из производившегося составителями "Книги…" подсчета поколений, относит описываемые в этом отрывке события ко времени ок. 1560 г. до н.э., что, естественно, никак не соответствует исторической реальности" ["Предания и мифы Средневековой Ирландии", 1991, с.253, прим.1; см.: Шкунарев, 1985, с.399 и дал.; Шкунарев, 1991, с.19].

Однако археология подтверждает известия ирландских источников, о древней истории острова. В самом деле, доарийские обитатели Британских о-вов - приплывали туда на кожаных понтонах из Испании, будучи родом из Сев.Африки [Тэйлор, 1897]. Современные генетические исследования Б.Сайкса, С.Оппенгеймера и др. показали, что 75 % населения Британских о-вов генетически родственно аборигенам Иберийского п-ва [Эрлихман, 2009, с.44]. Благодаря скрупулезности и чуждости идеологизированного постулирования западных ученых, их свободы от «официального скептицизма» нашей застойной науки (термин В.Б.Сапунова), им также удалось «вычислить» языки таинственных племен, предшествовавших на Британских о-вах кельтам.

Хотя народ «лингвистического субстрата» оставил следы в антропологии валлийцев и ирландцев, лингвистически он индогерманскими завоевателями искоренен был полностью. Но в языках завоевателей остались «смещения», чуждые всем прочим индоевропейским языкам. По этим смещениям, с помощью сложнейших компьютерных расчетов, удалось определить тип языков, что повлияли некогда, на речь арийских завоевателей. Ими оказались семито-хамитские языки – языки народов Сев.Африки [О.Генслер, см. Биркхан, 2007, с.95], к коим относятся как берберы, так и египтяне с евреями [там же, с.с. 95-97].

Ирландцы же, или точнее - носители одежды кельтских расцветок, клавшие мечи в женские(!) аристократические могилы, – как выяснилось недавно, побывали некогда в самой далекой азиатской Скифии – в Восточном Туркестане [см. Мельников, 2000, илл.]. Так подтверждается достоверность и собственного кельтского летописания - в проверяемых независимо, в первую очередь на археологическом материале, деталях [см. Смирнов, 1929, с.с. 24-25; Пауэлл, 2003, с.35; Росс, 2004, с.с. 62-63], как и достоверность свидетельств о кельтах классических авторов [Граков, 1977, с.63].

Ирландские рукописи, по которым судим мы об истории гойделов, сохранились лишь с Х - ХУ в.в., что служит основанием для скепсиса [Шкунарев, 1991, с.с. 24-25]. Однако орнаменты, украшающие рукописи, с тех времен которыми датируется запись текстов - с УIII в., начинают украшать кованые решетки возводимых в просвещаемых языческих странах западноевропейских церквей [Богман, Семерак, 1982, с.10]. И нет никаких оснований полагать начало копирования их - в сельской стране, лежащей на европейском отшибе, церковь которой, знаменитая своим миссионерством, противопоставляла себя римской, - на книжный лист с железного, 2 века спустя, - а не наоборот - по мере развития на континенте кузнечного ремесла.

Записывали и переписывали рукописи христианские монахи, что позволяет допустить известную правку, подгонку под шаблон. Тем не менее, на страницах ирландских саг герои по-прежнему сражаются на колесницах, словно во времена Гомера в Троаде или Юлия Цезаря в Британии - хотя уже тогда это было анахронизмом, верховая же езда – самоочевидная для Х века н.э., для «сочинителей» саг, как будто, почти неизвестна [Смирнов, 1929, с.32]. Герои не превратились из колесничих в всадников. Штаны носят только плебеи, знать же - по-прежнему одета в аристократические хитоны (что на Христианском Западе нередко влекло обвинения в мужеложстве!..).

Подразделение волн элладских колонизаторов Западного мира, потомков Немеда, на Фир Болг и данайцев - отразилось археологией. Происхождение последних с "северных островов" [Шкунарев, 1991, с.20] отзывается в признаках высадки собственно кельтов Латенской культуры на северную сторону Эрина [там же, с.282]. Неразвитость в Ирландии института друидов - возникшего видимо на континенте, после уже завершения колонизации о-ва, отражено - в отсутствии каких-либо упоминаний о борьбе его с христианской миссией, в отл.от борьбы, скажем, континентальных друидов против римской агрессии. ХI век, к которому относится составление "Книги…" (известной в рукописях ХУII в.), не подразумевает – самого наличия интереса западного духовенства к античным заимствованиям, интересу к "греческим островам", искусственного поиска подобных корней.

***

"Книга Завоеваний" Ирландии по-русски целиком не опубликована и потому, для реконструкции ирландской исторической схемы, подобно реконструкции неизвестных античных текстов, существующих лишь в цитатах, пользоваться приходится разными выдержками из нее.

Первым генетическим предком скоттов она называет Бреогана, чей сын Ит, увидев Ирландию с сторожевой башни испанского берега, приплыл к острову и высадился на нем, где предательски был убит прежними обитателями - людьми богини Дану. "Послали они вдогонку за ним могучее войско, что поразило его насмерть на Маг Ита - оттого и получила эта долина свое имя. Другие же говорят, что добрался он до своего корабля и умер в море. Отвезли его люди тело Ита в Испанию. Так говорит повесть о Сыне Бреогана, которого погубили Племена Богини Дану за то, что прельстился он их владением - Ирландией. Отомстить за Ита и приплыли туда Сыновья Миля. Так говорят ученые люди: 36 вождей гойделов было у них, что приплыли на 36 кораблях" ["Книга Захватов Ирландии", 1991, с.50]. В Книге упомянуты "три волны ранних пришельцев - фоморяне, сыны Партолана и немедяне, причем появились они вовсе не обязательно в этом порядке… Фоморяне, свирепые и коварные, были "сумрачными морскими великанами… воинственные… они чинили большие досады всему миру". Кроме этого, они были трудолюбивыми земледельцами - "они создали овечью землю". И… "они строили башни" Свои навыки и умения они принесли из Африки через ту часть Европы, которую мы теперь называем Испанией" [Хокинс, Уайт, 1984, с.47]. Современный, советский комментатор, в отл. от носителей языка, решительно отрицает человеческую принадлежность фоморян, в число колонистов не включая их вовсе, относя к миру духов [Шкунарев, 1991, с.20 и дал.]. Хотя по смыслу, на собственно ирландском материале, к ним скорее уж следует причислять подданных богини Дану… Нечеловеческая их принадлежность, тем не менее, никак не влияет на антропоморфный облик фоморов, что находит свое объяснение. Африканское происхождение - известная черта древних обитателей Средиземноморья, как и каннибализм, и земледельческий характер их цивилизации. И действительно, на о-вах западной стороны Средиземного моря, напр. на Сардинии и Корсике, они оставили по себе величественные башни [см.: Монгайт, 1974; Ильинская, 1988] - строительство которых прекратилось лишь после ХУ в. до н.э., с завоеваниями "народов моря". "Пикты, атекотты, каледонцы и др. - вероятно были родственны иберам, занимавшим в доисторические времена Пиринейский п-в и знач.ч. Галлии" [Смирнов, 1929, с.20]. Островные кельты переняли от них, для примера, "употребление каменных орудий, систему матриархата (наследования по женской линии), обычай кудавы", также эпический сюжет о Тристане, имевший пиктское происхождение, где имя Тристан было распространенным династическим именем пиктских королей [там же, с.21, прим.]. Полную свободу пиктских женщин подтверждают римские авторы [см. Хендерсен, 2004].

"Партолоняне также, по-видимому, явились из Испании. Об их обычаях нам известно гораздо меньше - только то, что они сражались со свирепыми фоморянами более успешно, чем с судьбой. "Моровая язва погубила их… и земля пустовала 30 лет". Немедяне явились из Греции через Скифию и принесли с собою искусство политики. Когда "сумрачные морские великаны" начали их угнетать, они воззвали о помощи к "знати Греции". Просьба их, вероятно, показалась убедительной, и помощь вскоре явилась в форме "огромного войска с друидами и друидессами"" [Хокинс, Уайт, 1984, с.47]. Появление воинов - вооруженных ахейским оружием, причем в самой архаической форме, времени Минойской цивилизации, подтверждает археология [Окшотт, 2004]. Она же показывает далекие западные плавания ахеян после сокрушения талассократии державы Миноса - за меридиан Италийского п-ва [Маяк, 1983, гл. 2-я]. Равным образом, из изобразительных памятников и хозяйственных документов Пилосского дворца известен факт высокой роли жриц в Ахейском культе [Блаватская, 1976, с.с. 140, 150-152].

"Получив подкрепление, немедяне "возобладали над башнями фоморян" и благоденствовали, пока "великая волна" не пришла с моря и не "утопила и уничтожила" победителей вместе с побежденными"" [Хокинс, Уайт, 1984, с.47]. Шкунарев правда, основываясь на своих источниках для переводов, пишет, что пытаясь низвергнуть фоморян, укрепившихся на "северном острове", немедяне были разбиты и осталось в живых из них лишь трое братьев, двое которых стали прародителями фир болгов и данайцев. Не запечатлелись ли действительно, пусть со сбитой хронологией и географией, здесь микенские предания о взрыве вулкана Санторин?

"Горстка немедян спаслась от наводнения, но "пав духом и опасаясь моровой язвы", они отбыли из Англии в Грецию, на свою прежнюю родину. "И земля осталась пустой две сотни лет"" [там же, с.48]. Не до ХIII века до н.э. ли, века завоеваний народов моря?

"Затем явились фир болг - народ, несмотря на свое название, менее всего экзотический. Согласно легендам, его предками были крестьяне Греции, трудившиеся на праотцев гомеровских "меднообутых" ахеян, которые много веков [?] спустя сожгли высокие башни Илиона. Фир болги были трудолюбивыми и искусными земледельцами и имели похвальное обыкновение создавать плодородные поля на каменистых пустырях, натаскивая туда в мешках хорошую почву. "Они превратили глинистые холмы со скалистыми вершинами в клеверные луга". Творцы легенды полагали, что своим кожаным мешкам они и были обязаны названием "фир болг", которые истолковываются как "люди с мешками". Однако господа так притесняли фир болг, что "измученные и отчаявшиеся" земледельцы сбросили "невыносимое иго… изготовили лодки и прекрасные корабли из кожаных и веревочных мешков для переноски земли" и уплыли прочь. До Ирландии они, как повествуют ирландские саги, добрались за одну неделю…

Благополучно прибыв на свою новую родину, люди с мешками немедленно принялись снова таскать землю, чтобы сделать зеленые холмы более плодородными. …Жители о-ва Аран проделывают то же и в нашем веке. Документальный ф-м Флаэрти показывает, как мужчины пальцами выскребают почву из расселин в скалах на этом открытом всем ветрам клочке суши у берегов Ирландии. Собранную землю они переносили на свои крохотные огороды…» [там же].

В следующие века этнос данайцев - "народа моря" жил в хеттской стране Атания - Адана [Гарни, 2002, с.59] или Адавана, на территории современного турецкого вилайета Адана [Казанский, 1962, с.273], и приняли участие в антиассирийском восстании УIII века [там же, с.276]. То, как всегда подавлялись жесточайше - с истреблением и выселением восставших, эти восстания, объясняет отсутствие в Сирии последующих веков народа, говорившего бы на гойдельском языке. Лапифы, к слову, - народ известный из греческих мифов и изобразительного искусства, - соседи и противники кентавров – известны точно так же, происходя именно оттуда, с границы между Хеттским царством и Ахийявой, где они тогда отразили вторжение фракийцев (кентавров?), разрушивших Хеттское царство [см. там же, с.275]. А доряне, племя Геракла, оказываются т.обр. – действительными родичами свирепых кельтов, подтвердив исторически славную свою воинскую репутацию.

Как показали раскопки, поздним - латенским памятникам в Ирландии, видимо связанным с бельгской инвазией, которую упоминает Цезарь, принадлежит лишь северная половина острова, на южной стороне (Мюнстер) вплоть до Христианских времен культура продолжает сохранять черты эпохи Галльштата [Шкунарев, 1991, с.282]. Это ученые-скептики Запада и копирующие их позднесоветские лингвисты-ленинцы пытаются соотнести с известиями ирландских хроник [см. там же]. Впрочем, в отечественных трудах по археологии, собственно Гальштатская культура - и не считается захватывающей Британские о-ва [см. Граков, 1977], охватывает их непосредственно лишь континентальный Латен [там же, с.54]. И это, особенно в отношении Ирландии, признавая слабым аргументом свидетельство миграции вещей (каковое предоставляет археология), признают зарубежные авторы. Галльштат Британских о-вов – вне собственно Британии узок [Биркхан, 2007, с.352, прим.3], так что это – трактовка археологических памятников - вопрос, в высшей степени спорный.

Последними, "самые многочисленные и лучше всех организованные", в Ирландию прибывают гойделы - потомки Нела (Миля) и Скоты, по официозной легенде - дочери фараона Египта, матери Гойдиля. С скифами (и возможно киммерийцами) из фараонов Египта сталкивался фараон Псамметих, откупившийся от них огромной данью [Белявский, 1971, с.61]. Но мы, пожалуй, не будем отсчитывать их генеалогию столь кратко, с УII в., памятуя что начало кельтской экспансии на века древнее [Смирнов, 1929, с.20], киммерийцы же были стрелки и наездники, подобно скифам, а не колесничими.

Время филистимльских завоеваний Ближ.Востока, когда народы Балканского п-ва через Эгеиду высаживаются в Палестине и Египте, известно благодаря летописной традиции Египта, это ХIII - ХII в.в. до н.э.. Данайцы в них участвуют, везя на кораблях разобранные боевые колесницы. Потому нам придется идентифицировать поход гойделов в Европу - временами Хеттского государства (тоже воевавшего и заключавшего брачные союзы с Египтом) и Троянской войны, временем распространения по Европе колесничной воинской культуры, т.е. примерно ХII веком.

Гойделы вели счет предкам со стороны матери, что А.А.Смирнов относит к пиктским влияниям. Подобная традиция, однако, бытовала и в иных области обитания "дравидов", в частности, в Малой Азии хеттских времен. Женщины гойделов участвуют в боях наравне с мужчинами, и по имени Скоты, предводительствовавшей ими и павшей в битве при Слиаб Мис, стали они именоваться скоттами ["Книга захватов Ирландии", 1991, с.53] – передав это имя завоеванной ими в У веке н.э. сев.части Британии [см. Хендерсон, 2004; Эрлихман, 2009]…

Таково происхождение Ирландского народа, согласно хронике, написанной им самим, независимо от историографической традиции иных стран. Следуя средневековой традиции, определяющей Троаду, Малую Азию - как место рождения огромного числа народов Энеиды (Европы), мы вступаем в определенное противоречие, с фактом бедности их иссушенных ландшафтов ныне. Противоречие это мнимое, оно находит себе разъяснение - в том, что в 2-м тыс. до н.э., в теплом субтропическом поясе Средиземноморья, Ближ.Восток - имел увлажнение, много лучше современного [см. Абросов, 1962]. Напротив, нам представляющийся идеальным, климат Италии напоминал среднеевропейский, был прохладным и снежным [Ковалев, 1986, с.38]. Пишет R.-J. Braidwood, в работе "Prehistoric Investigations in Iraqi Kurdistan", Чикаго, 1960, с.28: "Есть все основания полагать, что в позднем доисторическом и в начале исторического периода от Центральной Палестины через Сирию и до Восточного Ирана тянулась полоса почти сплошных горных и предгорных лесов, местами густых, местами разреженных, "парковых". В горах зимой выпадало большое количество осадков [зимний режим - норма увлажнения субтропического пояса]; здесь росли большие, широколиственные деревья, а подлесок представлял собой непроходимую чащу. То был поистине первобытный лес, остатки которого теперь сохранились лишь на немногих пологих склонах гор, вдали от деревень. У подножия гор и на равнинах росли по-видимому разреженные леса, где преобладал дуб…" [цит. по: Ллойд, 1984, с.38]. Плотность населения Малой Азии до изменений климата в 1-м тыс. до н.э. – 1-м тыс. н.э. была огромной [см. Черных, 1972, с.18]. И дДмной [см. Черных, 1972, с.18]!пределяющей ась британская католическая церковькая элита, как выражение идеи космополитизма..го еревянные суда привычного нам вида - килевые и палубные, с гладкой досчатой обшивкой на шпангоутах, впервые появились в 3-м тыс. до н.э. – на Ближ.Востоке, в безлесной ныне Сирии, даже ранее, чем в Финикии [Ханге, 1976, с.24].

Р.Жданович

Цит.лит-ра:
В.Н.Абросов "Гетерохронность периодов повышенного увлажнения гумидной и аридной зон", в Изв. ВГО, № 4, 1962
В.А.Белявский «Вавилон легендарный и Вавилон исторический», М., 1971
Г.Биркхан «Кельты. История и культура», М., 2007
Т.В.Блаватская "Греческое общество 2-го тыс. до н.э. и его культура", М., 1976
К.Богман, Г.Семерак «Художественная ковка и слесарное искусство», пер. с чешск., М., 1982
А.В.Волков «Хетты. Неизвестная империя Малой Азии», М., 2004
«Выдающиеся отечественные этнологи и антропологи ХХ века», М., 2004
Гальфрид Монмутский «История бриттов», М., 1984
О.Гарни «Хетты. Разрушители Вавилона», М., 2002
Л.А.Гиндин «Некоторые ареальные характеристики хеттского», «Этимология 1970», М., 1972 - «Этимология 1972», М., 1974
П.Гиро «Частная и общественная жизнь римлян», СПб., 1995
Н.С.Гордиенко ""Крещение Руси": факты против мифов", Л., 1986
Б.Н.Граков «Древние германцы. Сборник документов», М., 1937
Б.Н.Граков «Ранний Железный век», М., 1977
Л.Н.Гумилев «Древняя Русь и Вел.степь», М., 2001
Г.Ф.Дебец "Палеоантропология СССР", М.-Л., 1948
А.В.Десницкая «Вопросы изучения родства индоевропейских языков», М.-Л., 1955
А.В.Десницкая «Сравнительное языкознание и история языков», Л., 1984
Д.К.Зеленин «Об исторической общности культуры русского и украинского народов», «Советская Этнография», вып. 3-й, М., 1940
«Знаменитые римляне. Жизнеописание выдающихся деятелей Древнего Рима, составленные по Плутарху», М., 1964
В.В.Иванов «Культ огня у хеттов», сб. «Древний мир», М., 1962
Л.С.Ильинская «Легенды и археология», М., 1988
"История Европы", М., 1988, т. 1-й
Б.В.Казанский «Историческое значение хеттских (иероглифических) и финикийских надписей Кара-Тепе», «Древний мир», М., 1962
«Книга Захватов Ирландии», в кн. «Предания и мифы Ирландии», М., 1991
С.И.Ковалев «История Рима», Л., 1986
К.Г.Красухин «Аспекты и времена праиндоевропейского…», "Вопросы Языкознания", №4, 2007
С.Ллойд "Археология Месопотамии", пер. с англ., М., 1984
С.Я.Лурье "Заговорившие таблички", М., 1960
И.Л.Маяк «Рим первых царей», МГУ, 1983
Э.Мельников «Амазонки… из Китая», «Невероятное. Легендарное. Очевидное», 14.08.2000
«Мечта о Русском единстве. Киевский Синопсис (1674)», М., 2006
А.Л.Монгайт «Археология Западной Европы. Бронзовый и Железный века», М., 1974
Ненний «История бриттов», в кн.: Гальфрид Монмутский «История бриттов», М., 1984
Э.Окшотт «Археология оружия», М., 2004
Т.Пауэлл «Кельты. Воины и маги», М., 2003
М.Н.Покровский «Избр. Произведения», М., 1966
«Предания и мифы Средневековой Ирландии», М., 1991
Ж.-Н.Робер «Рим», М., 2006
Анна Росс «Повседневная жизнь кельтов в языческую эпоху», СПб., 2004
Энн Росс «Кельты-язычники», М., 2005
А.А.Смирнов «Древний Ирландский эпос», в кн. «Ирландские саги», Л., 1929
И.Тэйлор «Происхождение арийцев в свете новейших данных», М., 1897
Х.Ханке «Люди, корабли, океаны», б\м, 1976
И.Хендерсон «Пикты», М., 2004
Д.Хокинс, Д.Уайт «Разгадка тайны Стоунхенджа», М., 1984
"Хрестоматия по истории Древнего мира", М., 1975
Г.Чайлд «Арийцы. Основатели европейской цивилизации», М., 2006
Е.Н.Черных «Человек - металл - время», М., 1972
С.В.Шкунарев ««Похищение быка из Куальнге» и предания об ирландских героях», в кн. «Похищение быка из Куальнге», М., 1985
С.В.Шкунарев «Несколько замечаний по поводу раннеирландской генеалогической традиции», в кн. «Предания и мифы Средневековой Ирландии», М., 1991
В.И.Щербаков «Где жили герои Эддических мифов?», «Знак Вопроса», № 9, 1989
В.В.Эрлихман "Король Артур", М., 2009
А.Юркин "Древние Русичи - против НЛО", «Нов.Петербургъ», № 55, 2001

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.