WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Русский ученый А.Н.Веселовский

В 1940-х годах, из соображений «борьбы с фашизмом», в Советской науке был введен запрет на занятия компаративистикой, «сравнительно- историческим методом» литературоведения и историко-литературных исследований (изучавшей пути известных литературных жанров и сюжетов). Вместе с методом, фактически под запрет попало имя выдающегося русского ученого – Александра Николаевича Веселовского (1838-1906), чей день рождения будет 17 февраля.

Кроме «антифашизма», запрет подкреплялся противоречиями, высвечиваемыми школой компаративистов в «новом учении о языке», в 1920-х созданном «5-м классиком марксизма» (был и такой) академиком Н.Я.Марром. Учение постулировало независимое и автохтонное развитие существующих языков, начиная с палеолита (и, тем самым, использующих оные народов), объясняя языковое разнообразие, существующее на планете, стадиальной асинхронностью для существующих языков. По сути, так отменялась вовсе этническая история, оставляя место лишь для истории производственных отношений, функцией каковой объявлялось развитие языков и происходящие этнические изменения, вплоть до смены на данной территории расовых типов. Учение Лысенко, развивавшееся синхронно учению ак.Марра, это (самопроизвольную эволюцию Белых в негров и т.п.) допускало!

В 1950 г. покойный Марр был из числа классиков советской науки выведен. Позднее – в 1960-х был снят запрет на компаративистские исследования, как перегиб эпохи культа личности. Но имя А.Н.Веселовского оставалось практически под запретом. На него не ссылались, даже полемизируя с ним, скрыто цитируя его, и не видя его текста, например, трудно понять включение некоторых главок в состав написанного в 1-й\2 70-х и депонированного в ВИНИТИ (без расчета на публикацию!) в 1979 трактата Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».

Русский ученый – был великим специалистом в части того направления человеческой мысли, что 10 веков назад именовалось «ново-манихейскими ересями».

Историю Европы мы представляем себе с очень сильными искажениями. В частности, существующими схемами сокрыт факт что 1000 лет назад Ортодоксальная церковь раскололась отнюдь не на две конфессии (Греческую и Латинскую). Практически, что отметил Веселовский, их было три. Помимо общеизвестных тогда в Европе процветало третье направление, ветви которого: богумильство, павликианство, альбигойство и т.д. – являются и вполне могут быть рассмотрены, как целостное учение, равновеликое православному и католическому. И хотя наличие у указанных ересей общего законспирированного первоиерарха (сидевшего в Боснии), предполагавшееся средневековыми литераторами, в книге 1872 г. А.Н.Веселовским упоминается со скепсисом, другой забытый славист той эпохи, В.В.Макушев, в отличье от Веселовского бывший ученым-«полевиком», этнографом- и археографом-практиком, пятью годами ранее пишет об этом, как о факте. Словарь «Христианство», в наше время составленный С.С.Аверинцевым из энциклопедических статей Словаря Брокгауза и Ефрона, говорит об этом столь же утвердительно.

Их бытование на Руси свидетельствуемо огромным списком памятников средневековой культуры, письменных и устных (духовные стихи), ныне характеризуемых как памятники христианской культуры, в те же века – учеными русскими иерархами вносившихся в Индексы запрещенных книг, как сочинения богумильствующих еретиков, Православия чуждых. Столь же обильна эта литература в странах Запада, при том, что до нас дошли лишь остатки её, не уничтоженные инквизиторами Средневековья.

Это направление религиозной мысли достаточно полно описано Л.Н.Гумилевым [см. Гумилев «Конец и вновь начало», гл. «Этногенез и культурогенез» и дал.; его же «Величие и падение Древнего Тибета»; его же «Открытие Хазарии»]. Им оно определяемо как антисистема – учение с негативистской по отношению к Тварному миру идеологией, возникшее в среде средневековой городской этнической химеры. С 800-х годов шло расползание, активная экспансия учений манихейского корня [«Древ.Русь и Вел.степь», 2001, с.135 и дал.], захватывавших целые страны и общественные слои Европы. И например, «духовно»-мудрствующее интеллигентское мировоззрение поздне-советских времен (его примером Гумилев приводил стихотворение Н.Заболоцкого «Ладейников»), ныне плавно трансформировавшееся в «пост-советскую» форму «православного христианства», по существу, является одною из форм оных. Как рассказывает Илья Фоняков в стихотворении «Альбигойцы»: «Лев, сын Ахматовой и Гумилева,\ со сцены желчно вглядывался в зал.\ -Попросим о родителях два слова! -\ И раз, и дважды кто-то подсказал.\ Был резкий голос раздраженно-громок\ в ответ бесцеремонным голосам:\ -Я вам явился не как литпотомок,\ я значу в мире кое-что и сам! -\ Мы после с ним в машине толковали\ спонтанно, ни с того и ни с сего,\ о мистицизме, о св.Граале\ и альбигойцах – рыцарях его.\ -Их правило звучало непреложно:\ когда захватят в плен тебя враги,\ клянись и лжесвидетельствуй – всё можно,\ меняй лицо – но тайну береги!\ Ничто не исчезает здесь на свете, -\ он палец поднимал и щурил глаз. -\ Как знать, быть может, альбигойцы эти\ еще и ныне живы среди нас?».

На пути химеризации этносов – явлений природного мира стоит эффект пассионарных толчков, в огне возобновляемых коими этногенетических процессов - антисистемные идеологии «сгорают». Средневековую – Католическую Европу, с 800-х годов набухавшую пассионарностью, как мне кажется, спасло явление, лежащее вне Римской церкви, возникшее в светской среде, в результате знакомства ранее безграмотного воинского сословия с персидской литературной традицией стран Востока, в эпоху Крестовых походов. Именно тогда формируется знаменитая рыцарская поэзия, с её культом воинской героики и благородных мирских удовольствий – породившая мирской идеал, не поддающийся призывам к мироотрицанию.

В Византии, в Балканских странах, в Древней Руси, живших инерцией толчка рубежа нашей эры, было хуже – они были беззащитны перед процессом химеризации. Ни «куртуазной» литературы, ни чего-либо ей подобного в Киеве и Новгороде не возникло, а старая языческая традиция, представленная «Словом о полку Игореве», продолжала отмирать, исправно искореняемая приходящими из Константинополя иерархами.

И процесс всё сильнее охватывал православный мир, разложив страны Балканского п-ва, до полной их гибели - при очень слабом сопротивлении - с вторжением в Европу турок-Османов.

Препятствие на Руси он встретит лишь позднее, в ХУ – ХУ1 веках, когда, после пассионарного толчка Х1У века, складывалась новая великорусская культура, выдающимися фигурами чего стали археп. Геннадий Новгородский, арх. Иосиф Волоцкий, митр. Макарий, царь Иван Грозный, служилый человек и литератор Иван Пересветов (и подлинный воинник Петр Губастаго, и его высокий покровитель, равно пользовавшиеся этим литературным псевдонимом).

Уяснить всё это возможным оказывается, лишь при объективном взгляде на идейный мир Средневековья, великим знатоком и описателем которого был А.Н.Веселовский.

Один из основателей компаративистики, он обладал энциклопедическими знаниями литературных памятников Старого Света, лишь малая часть которых бывает известна ныне, даже специалистам - узким специалистам нашего века.

Например, убежденность христиан в уникальности и богооткровенности их учения, начиная с книг пророка Моисея, во многом, основана на невежестве в вопросах литературы стран Востока. Причем не только ассиро-вавилонской, но и древнеперсидской и древнеиндийской. Приемы критики текста позволяют определить не только степень, но и направленность заимствований двух сходных или даже слабо похожих текстах, и будь знакомство шире - адептам пророка пришлось бы заключить, что Иегова, продиктовавший Моисею книги Торы, был истинным арийцем. Так же, поколеблена может быть обывательская убежденность фанатов многих культур, числящихся традиционными, включая известное по учебникам «древнерусское язычество», средневековую кельтскую культуру. На помощь нам приходят работы Веселовского, если не как хрестоматия первоисточников, то хотя бы как свод ученых штудий, называющий их и показывающий их содержание.

Труды ученого доныне остаются мало цитируемыми, в научном мире – потому что считаются «устаревшими» (точно не устарели Ключевский и Соловьев?!), у любителей отечественной словесности – ввиду малой доступности. Тем не менее, ныне формального запрета на его имя нет. И например, в 2001 году издательство «Эксмо» выполнило переиздание сборника работ его [А.Н.Веселовский «Мерлин и Соломон», М.-СПб. (приложен общий список трудов автора)]. Были и иные переиздания, ввиду эпохи и специального содержания трудов, очень небольшими тиражами. Потому, если они попадут Вам в руки, настоятельно рекомендую!

Р.Жданович

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.