WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Историческое ядро Махабхарата-пураны. Русский перевод

Начатый в СССР в 1950 г. перевод и издание Махабхараты, не смотря на наличие индийских критических изданий, выверенных по многим рукописям, заканчивается лишь в ХХ1 веке. В 2009 г. ИЦ «Ладомир» издан комментированный научный перевод «Бхишмапарвы», 6-й книги «грандиозного свода нарративных и дидактических текстов» Махабхарата-пураны, - историческое ядро «Перво-Истории» - как зовётся на родине этот Свод Сочинений древне-индийской литературы, сравнимый с Библией, столь же разнообразный жанрами включаемых новелл, но в отличье от оной, являющийся подлинно художественным произведением.

Перевод и исторический комментарий выполнен В.Г.Эрманом, ранее известным читателю как соавтор конспективного изложения сочинений индийской эпической литературы, вышедшего приличным тиражем в серии «Поэзия и проза Древ.Востока» ["Три великих сказания Древней Индии", М., 1978].

***

Каста – явление дравидийского мира, присущее классовому обществу, шумеро-хараппскому кругу цивилизаций. Арийские общества триедино делились иначе - на варны, в древности – возраста (дословно - цвет). Это установление, утраченное в Древней Индии, существует, однако, на Западе: в структуре римского легиона; но не в трибульном его подразделении (как это считал Ж.Дюмезиль), а в возрастном членении центурий - из принципов, гастатов и триариев (ветеранов) [Д.Ламберт, см.: И.Л.Маяк "Рим первых царей", М., 1983, с.с. 90-93].

Сословное определение в древнеарийских обществах осуществлялось иначе. И в родовом – доклассовом мире членение выражалось в разделении на патрициев и плебеев, не имевших коренного происхождения и прав, получающих права - лишь в качестве клиентов, «приписанных» к исконным родам, не имея доступа к участию в собрании и владению собственностью, к родовым культам. Понятно, при этом сохранялась расовая чистота завоевателей.

Такая картина отражена археологией [см. Е.Н.Черных, С.В.Кузьминых "Памятники Сеймино-Турбинского типа в Евразии", в кн. "Эпоха бронзы лесной полосы СССР", М., 1987], она подтверждается генетикой [см. Е.Е.Кузьмина «Арии – путь на юг», М., 2008, с.187], и главное, сохранена индоарийским изобразительным искусством. В У веке н.э. цейлонский царь Кассапа, скрываясь от своего брата, воздвиг дворец-крепость на неприступной вершине Синха-гири (Львиной скалы) - Сигирии [см.: И.В.Можейко «Другие 27 чудес», М., 1969, с.с. 165-169]. Скальное основание расписано было изумительными фресковыми росписями, как гласит надпись того века: «Пятьсот юных женщин в своем великолепии, подобны венцу славы царских сокровищ» [там же]. От росписи сохранился лишь фрагмент с 21 красавицей, укрытый во впадине стены, защищенный от тропических ливней и прямых лучей солнца. Эта композиция вероятно знакома читателю, она часто воспроизводилась, но обыкновенно черно-белой. Делалось это по соображениям «борьбы с расизмом».

В изданной уже в наше время книге Н.Р.Гусева - известный ученый-индолог, изыскивая финансирование проекта, так показывает свою лояльность, почтение владыкам мира сего, толерастлителям: «так можно себе уяснить, что великий Вьяса, черный дед Пандавов, передал сыну, этому Панду, свой расовый тип, но даже и этого мало – их мать, супруга Панду, сама именуется Черная [кришна], и судя по всем описаниям, происходит из среды местных доарийских народов. …Но это не послужило ни в одном стихе поэмы поводом хотя бы к малейшему осуждению или умело скрытому «расовому» неприятию» [Н.Р.Гусева "Мифы Древней Индии", М., 1999, с.14]. Позволим себе улыбнуться… О смысле эпитета кришна (хрисна), в свете сказанного Артуром Древсом [«Миф о Христе», 1924], читатель может выстроить более убедительную гипотезу. Древс сблизил хари- - санскритский эпитет Агни, с греческим понятием крия-, откуда идет понятие Христос – Помазанник (жертвенным маслом). И означает имя не «черный» (черная), а Огненный (Огненная), сиречь божественная. Но кланяясь князю мира сего, Наталья Романовна не ультрасовременна и отнюдь не одинока. В черно-белой прорисовке двух женщин с иллюстрации к статье популярнейшей - издававшейся в СССР сотнями тысяч экземпляров книги И.В.Можейко, рассказывающей о фресках Сигирии [Можейко, с.164], служанка с подносом намеренно «отретуширована» под арийский – под северо-европейский тип, госпожа, бросающая цветки лотоса, напротив, переделана в азиатку. В руки мне попало цветное, выпущенное сторонним и, будучи епархией Академии художеств, не столь политизированным издательством «Искусство», воспроизведение фресок Сигирии [С.И.Тюляев, Г.М.Бонгард-Левин «Искусство Шри Ланки», 1974, илл. 61-69]. Полуобнаженные девы в дорогих украшениях и пышных, полностью закрывающих волосы головных уборах, сыплют на землю цветы. Смысл сцены не вполне ясен историкам: то ли это небесные апсары, то ли придворные царя Ланки [см. там же, с.с.145-150]. Но исследователи сходятся - изображения индивидуальны и портретны. Фрескописцы рисовали с натуры, реальных участниц буддийских праздничных церемоний, совершаемых в Ланке доныне. И разбиваются они на два четко очерченных антропологических типа. Стереотипно, с одной стороны – служанки, облаченные в красные кофточки, подающие подносы с цветами. Они имеют оливковую кожу, выступающие челюсти, толстые губы, широкое лицо с слабо выступающим носом. Словом – принадлежат местной экваториальной расе. Включая указ.темнокожую служанку, схематично «воспроизведенную», якобы, в черно-белом издании Можейко - как крупнолицая белокурая немочка, словно с картин Гольбейна, должную графически «свидетельствовать» собою расовое смешение арийцев с дасами [ср.подлинник: там же, илл.64]… С другой – их госпожи, в дорогих прозрачных кофтах, изображаемые с золотистой кожей, тонкими губами, выступающим носом [ср.: там же, илл.65]. Такой же цвет кожи – называется цветом кожи родившегося Будды Шакьямуни [Б.И.Кузнецов «Ранняя история буддизма», СПб., 2002, с.27], царевича из кшатрийского рода.

Волосы дев закрыты сложными головными уборами, но на некоторых изображениях виден цвет глаз. Глаза дам – голубые, служанок – темные.

***

Полный перевод «Бхишмапарвы» на русский язык выполнен впервые, книга содержит новый перевод Бхагаватгиты, «библии индуизма», – известной ранее, прежде всего, разумеется, в переводе Б.Л.Смирнова - и возможно, освещающий её с новых сторон, слабо акцентированных им.

Комментатор реконструирует историю формирования поэмы. «Совершенно очевидно, что образ Кришны особую роль играет в относительно поздний период, когда он выделяется среди всех других как аватара бога Вишну, когда героический эпос, лежащий в основе дошедшего до нас памятника, на завершающем этапе сложения громадного свода преображается в свщ.книгу индуизма – именно так традиционно воспринимается в Индии Махабхарата…» [В.Г.Эрман "Книга о Бхишме как сюжетное ядро Махабхараты"\«Махабхарата», кн. 6-я, М., 2009, с.284].

Поражение Куру виделось индоарийцам началом конца мира – наступлением эры Кали [см. Ф.Ф.Зелинский «Светопреставление» (и др. его очерки)\ «Из жизни идей», 1907, репринт: 1995], и ашвамедха, совершаемая в конце поэмы, это последняя ашвамедха в мировой истории, когда таинство это - в нашем мире может сохранять действительность. «Не вызывает сомнений, что мораль уходящего в прошлое героического века представляют в эпосе Кауравы, носителями же нового мировоззрения, запечатленного наиб.ярко в Гите и освященного именем Кришны, выступают их победоносные противники, именуемые Пандавами. То, что первоначально эти герои сказания с потомками Куру в родстве не состояли, явствует не только из родового имени их (как отмечалось, Кауравами именуются в эпосе постоянно мужи враждебного им стана), но более всего из обычая полиандрии, на который в соотв.эпизоде повествования сами Пандавы ссылаются как на принятый в их роду, что явно противоречит не только приписываемому им родству с Кауравами, но и самой принадлежности их к арийским племенам» [Эрман, с.286]. А объяснение, даваемое Арджуной Драупади, представляет собой, т.обр., попытку позднейшего осмысления событий и обстоятельств, тогда еще хорошо известных, в арийской среде браминов Индостана. «Здесь эпос сохранил, несомненно, наследство древнейшего сказания, лежащего в основе его сюжета, - невзирая на то, что повествование вступает в вопиющее противоречие с нормами брахманистической морали» [там же, с.284].

«Более чем правдоподобно высказывавшееся уже давно некоторыми исследователями предположение, что самое имя Пандавов может указывать на исконную принадлежность их иной расе (
pandu – букв. «желтый»). Позднее оно было переосмыслено как отчество от имени Панду, т.е. в значении «сын Панду», - в данном случае, как можно полагать, образ отца, введенный посредством для ранней санскритской лит-ры «ложной этимологизации», оказался «моложе» образов его сыновей.

Исследователи давно отказались от тщетных попыток восстановить текстуально древнее сказание, послужившее основой для Махабхараты, насчитывающей ныне сто тыс. строф; как установлено, для текста, сложившегося в устно-поэтической традиции, это в принципе невозможно. Тем не менее, по-видимому, именно оно подразумевается под версией в 8,8 тыс. строф, о которой в 1-й же главе 1-й книги сообщает сказитель Уграшравас (упоминание об этой первоначальной версии (в которой, как указывается в тексте, «мог знать сказание Санджая»), по неясной причине исключено из критического издания (1863)). И если говорить об «авторстве» (разумеется, только условно), то не мифический Вьяса, которого называет традиция (и который в то же время фигурирует в самой Махабхарате как родственник её гл.героя), а именно Уграшравас, «сын колесничего», скорее, может почитаться «автором» древнего сказания, индийским Гомером
» [там же, с.с. 286-287].

«Знаменательно, что в центральной части памятника повествование доверяется Санджае, барду стана Кауравов. Не случайно, очевидно, и то, что книги Махабхараты, последовательно описывающие перипетии 18-дневной битвы на Поле Куру, носят имена военачальников армии Кауравов. 6-я книга носит имя Бхишмы, возглавлявшего войска Кауравов и их союзников в течение первых 10 дней и приведшего бы их к победе, если бы не коварная уловка врагов, не способных одолеть его в честном бою. Следующая названа именем Дроны, сменившего Бхишму во главе войска через 5 дней и подобно ему сраженного врагами не в честном бою. Та же участь постигает Карну, именем которого названа книга 8-я. 9-я книга носит имя Шальи, возглавившего Кауравов в последний день битвы. Всё это легло в основу давно высказывавшегося исследователями предположения, что именно Кауравов воспевал древний героический эпос о битве, в которой отважные воители пали жертвой вражеского коварства (сходно с германской «Песнью о Нибелунгах»); в основе этого сюжета могло лежать предание о войне куру с панчалами, в которой последние одержали победу, призвав на помощь чужеземцев с севера или вступив в союз с ними, когда они в страну куру вторглись сами. В Пандавах, причисленных потом к роду Куру, не без оснований можно усмотреть черты какого-то воинственного монголоидного племени, пришедшего с Гималаев. Даже в дошедшей до нас переосмысленной версии сказания права их на царство куру достаточно зыбки и, овладев им в обход сыновей старшего брата, они выступают по существу в роли узурпаторов» [там же, с.288].

Скажу, что раздражали при знакомстве с переводом лишь неудачные конструкции русского языка, используемые в попытке передать точное значение и звучание индийских выражений. Как, в процитированном комментарии, где суты - возницы колесничих – раджаний, равно зовутся колесничими, вопреки всякой логике.

Здесь, а также в предисловии к «Трем великим сказаниям…», переводчик обращает внимание на очевидные сюжетные и психологические «кальки» между древней частью Махабхараты и эпосом Эллады, сомневаясь, однако, в возможности заимствования [что это не так - см.: А.Н.Веселовский «Мерлин и Соломон», М., 2001]. «Сходные черты в образах Карны и Ахиллеса уже отмечались в исследовательской лит-ре (к ним относится, в частности, дар неуязвимости, не уберегающий тем не менее героя от гибели)… Едва ли здесь можно предполагать заимствование, но эти параллели трудно объяснить и случайным совпадением; и есть основания полагать, что Махабхарата сохранила в своём содержании отголоски самых ранних сюжетных мотивов и образов эпического творчества индоевропейских народов…» [Эрман, с.290].

***

«Бхишмапарва» издана тиражем 2 тыс.экз., что разумеется, затрудняет её приобретение. Крупные библиотеки, вроде бы, её получают. Можно также порекомендовать читателю поиск в фирменных магазинах издательства «Наука» (напр. в СПб.ГУ), дочерней фирмой которого является «Ладомир».

Р.Жданович

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.