WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Мелкий джинн "Бог"
(Арийская слава и семитская духовность.
Несколько филологических наблюдений…)

В лекции «Об упадке средневекового миросозерцания» (1891) Владимир Соловьев разродился неожиданной для нас сентенцией. Основополагающие черты ортодоксального (в отвлеченном смысле) христианства, что в его римской, что в греческой форме, им определены как «ложное средневековое мировоззрение с его антихристианским догматизмом, индивидуализмом и спиритуализмом». Это говорил филокатолик, с известного периода – просто католик (присоединившийся к Римской церкви и принимавший католическое причастие), называя положения, римо-католической церкви в прошлом свойственные даже более нежели греко-православной. Это ныне – после коммунизации центральноевропейских и индустриализации южноевропейских (Италии, Баварии) стран, и напротив – «возрождения России», католики - из нашей страны видятся образцами европейского рационализма. А тогда было наоборот, и руководимая Победоносцевым Российская церковь, на их фоне, могла выглядеть примером реформаторского протестантизма. Не случайно, например, хорваты – подданные феодальной Австро-Венгерской монархии, католики, с их вековой враждой к сербам, «русским братушкам», в 1914 г. возносили молитвы о победе Русского Царя, с чем виделось им «вхождение в Европу» (понимаемую в философско-цивилизационном смысле) из феодальной олигархии Габсбургов и Ротшильдов.

Папёжник В.С.Соловьев имел перед нами лишь одно, но очень серьезное преимущество. Именно - дореволюционное образование, позволявшее знакомиться с текстами на классических языках в их первоисточниках, минуя «переводы» (не всегда существующие). Зная традицию изначальную, он имел возможность видеть её историческую трансформацию.

Например, превращенное деспотической ближневосточной идеологией в имя нарицательное слово «грех» идет от понятия греза – иллюзия. Переводчики того терминологического аппарата Библии на славянский язык, что знаем мы (почему, в частности, едва ли ими были Кирилл и Мефодий, исключительно точные филологи-грекофилы, и житийные известия о существовании докириллова русского перевода верны), как видно, были более не чужды идеологии буддизма, нежели авраамизма. Ими, например, могли быть центральноазиатские манихеи (их византийские подпевалы). В греческом, на котором создавался первоисточник, используется термин амортия – промах. Только и всего! Как профанное выражение, оно бытует в нашем языке, «это я промазал» - говорим мы, желая оправдаться, т.е. видимо, понятие существовало с общеиндоевропейских времен. А какое к этому отношение имеет «грех», как в нарицательном, так и в дословном значении..?

Профессор классической филологии Ф.Ф.Зелинский в своем выступлении 1906 г. перед учащимися о пользе классического образования, обратил внимание, что общеизвестное, ходульное выражение «со-весть» - чуждо славянскому языковому фонду, способам словообразования славянских языков. В наших странах даже жену в супружество (т.е. в упряжку с приставкой-указателем двойственного числа) берут за себя, а не со собой. Выражение привнесено в язык церковными книжниками, как калька взятое из греческого, где употребляются эти обороты.

Т.обр., по-русски должный смысл передает слово завет, в нашей речи употребляющееся лишь как устаревающее, фольклорное, актуально сохранившись лишь в юмористических оборотах, типа «заветы Ильича» (заветный – ранее обозначало священный предмет, предмет-оберег, завещанный, с долгом бережного хранения). Напротив, словечко беззаветный – стало хвалебным. А чем гордиться «беззаветно преданным», если по смыслу - это невежественный, безсмысленный?..

Внедрение чуждого понятия – служит для манипулирования говорящими, когда например, осуждая «расизм», апеллируют к этой самой «совести», предписывая «дружбу» с неграми и китайцами, борьбу с «фашизмом» (национал-социализмом). Завет Святослава и Ильи Муромца, Дмитрия Донского и Александра Суворова, требует противного!

Наблюдения за словесами приносят немало таких, неожиданных самому себе, открытий. Слово «Богъ» по правилам русского языка пишется с заглавной буквы. Т.е. это не нарицательное, а имя собственное. Происхождение его индоиранское, индусы так его и используют: Бхага. По значению – делитель (богатств), «вседержитель» - дарующий свою паству. По сему, у нас есть выражение богач, и это, кроме человеческой социальной характеристики, в зафиксированных В.И.Далем диалектах еще и наименование огня [В.В.Макушев «Сказания иностранцев…», СПб., 1861]. Богатый – было прежде аналогично понятию святой. Не будь совершено искажение смыслового фонда языка некогда, борцами с арийским огнепоклонничеством, не было бы и революции 1917 года!

Слово это фигурирует лишь в индо-иранских и славянских языках, другие индогерманские языки используют иные термины. Это ПРАВИЛО – наречение «бога» национальным именем, и хотя Аллах – это тоже вседержитель, «единый бог», покруче еврейского Элох-им и христианской Троицы, этого арабского бога (арабский язык – в магометанстве каноничен) - мы именуем именно по-арабски. Возникает интересный вопрос. Когда в нашей стране еврейские пропагандисты и христиане обличают русских язычников, не знавших «истинного Бога», ими с какого то припёку используется БРЕНД, принадлежащий КАК СОБСТВЕННОСТЬ именно тем – язычникам (здесь - дословно). Видимо, выражение «не знали Христа», должное бы использоваться здесь, не имеет должного эмоционального заряда, необходимого в обличении, в стремлении вызвать нравственные переживания потомка тех язычников (и христианину-еврею лишняя сложность, ибо конкретизируя, он называет Конкретного бога, служить Которому послан в нашей стране лишь «по долгу трудной службы», оставаясь подданным Ягве – сущности ревнивой и злобной, могущей отмстить)… По аналогии с «аллахом», следует заключить, что Богъ – это Дажьбогъ (день-бог, свет, некогда терминологически отождествлявшийся с Солнцем [см. там же]), Свентовидъ, но отнюдь не еврейский дух Ягве, обитавший в вефиле Иерусалимского храма, и не греческий Христос - хотя возлияние на огонь жертвенного масла, откуда термин Помазанник (Христос), и родственно по кругу понятий. Не знают юдо-христиане «истинного БОГА»!

Начав с т.наз. совести, кончим «альфой и омегой» оной, «духовностью». Евреям – уместно верить в духов, таких как «дух божий», «дух злобы поднебесной» и прочих. В семитских языках не существует грамматической характеристики неодушевленности [Б.А.Тураев «История Древнего Востока», Л., 1936] - среднего рода индогерманского языка. В них – все предметы «живые», каковое СВОЙСТВО задается обитающим в вещественном теле духом – «душой» этого организма. Потому до сотворения мира «дух божий» и носится над волнами, не имея пристанища. Нельзя его не пожалеть!

Местообитание духа – кровеносная система, и стихи о противопоставлении Слова, которое нёс Моисей на скрижалях, и Крови, написанные выпавшим из лингвистического поля своего этноса Александром Городницким, тем не менее, не могли родиться вне оного – в среде народов, где кровь рассматривается как носитель кислорода, а не субстанции жизни…

Но в арийских языках понятие «души» (дуновения) имеет вовсе иной смысл. И имя того, кого семиты знают как Элохим, нам бы следовало передавать не иранским термином Богъ (Б`га), а арабским термином ДЖИНН.

«Поддыхало» - это лишь брюхо. И у кулачных бойцов удар в солнечное сплетение издавна так и именовался: «в душу» [А.К.Белов "Славяно-горицкая борьба", М., 1992]. Как указывает Негельсбах, у Гомера психэ- выражает принцип ЖИВОТНОГО существования. «Она лишена чувства, сознания, хотения, - как раз всего того, что составляет «я» человека» [В.В.Вересаев "Аполлон и Дионис (О Ницше)", М., 1924, с.35]. Таково существование семитических народов, с их харизматическим мировоззрением – лишенным критического взглада на себя (личного, а не «б-жественного», спроецированного в собственный аппарат зрения при «таинстве покаяния и исповеди»).

Ахилл у Гомера: «…многие души могучих героев низвергнул в мрачный Аид, а САМИХ распростер ИХ, на снедь плотоядным». То же у Фирдоуси: «Простерлись недвижно, оставшись без сил, И с милой душою ИХ рок разлучил» (дастан об исходе Кей-Хосрова). Анимализм – назв. кино про животных происходит от лат.
anima – то же, что греческ. «психэ» (душа). И Одиссей, занимаясь некромантикой (Одиссея, песнь 11-я), дает душам умерших вкусить жертвенной крови – лишь после этого, обретая плоть, т.обр., они обретают способность видеть, чувствовать, осознавать… Персидский поэт Санаи, автор поэмы «Странствие рабов божьих по Пути к своему истоку», одного из первоисточников «Божественной комедии» [см. А.Е.Бертельс "Художественный образ…", М., 1997, с.157 и дал.], начал её главой «Обращение к ветру». «…Очевидно, потому, что ветер делает «ветренным», грешным обыкновенного человека, будучи субстанцией «животного духа», и бороться против него, против искушения удовольствиями жизни труднее…» [там же, с.251]. Джан (новоперсидское), употребляемое Санаи для обозначения этой самой, ветреной души, - передает арабское нафс- [там же, с.252, прим.27], - т.е. библейское нефеш- - именно душа, дух. И несложно понять, какие сущности получили имя джиннов - сущностей «духовных», состоящих из ветра и огня, в среднеазиатском фольклоре.

Носитель человеческих качеств – язык, Слово, то, что в санскрите передается понятием Rta, Речь. И то, что остается после ЧЕЛОВЕКА, - не его «душа», а его СЛАВА.

Словарь и формульный язык, сохраненный позднейшими литературными памятниками, позволили реконструировать для рубежа 4-го – 3-го тыс. до н.э. существование Греко-индоиранской общности. По ним стал представим образный мир тех песен, что слагались предками эллинов и индоиранцев об их героях. То были воители с «мощным духом», взывающие к богам - «подателям благ», в битве добывая «славу мужей», «неумирающую» на «широкой земле». «За 2000 лет, разделяющих период этой общности и время создания гомеровских поэм, образ жизни греков и окружающая их среда по крайней мере дважды претерпевали изменения. 1-й раз – с переселением их из степей, где они еще на праэтническом уровне имели контакты с праиндоиранцами, на покрытый лесистыми горами Балканский п-в. 2-й – когда с Балканской Греции в кон. 2-го тыс. до н.э. часть греков перебралась в Анатолию, утратив прямую связь с родными местами, с могилами обожествленных предков. И однако же в культурном сознании малоазийских греков оставались живыми тысячелетние эстетические клише, связанные с традициями воинской героики, ее неизменными ценностями. Именно это важно: …языковые способы выражения таких ценностей, от неведомых поэтов раннебронзовой эпохи и до Гомера, находились в отношении прямой генетической преемственности. …Поэт работал временами с невероятно архаическим материалом» [Л.А.Гиндин, В.Л.Цымбурский "Гомер и история…", М., 1996, с.15].

Если вы относите себя к мыслящей скотине – тогда да, у вас все основания признать неправоту Гомера, правоту наби (шамана) Моисея.

Р.Жданович

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.