WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Мы живем в стране, беременной революцией снизу. Не замечая того…

Радующиеся за Бразилию, коей выпало быть избранной местом проведения очередных Олимпийских игр, наделены железным сердцем. В краю, где даже понятие «социалистической законности» является неизвестной роскошью, решение МОК – означает, прежде всего прочего, расправу над миллионами бедняков - лишних в 300-миллионной стране и обитающих в занятых самозахватом трущобных поселках городских окраин. Теперь – для обеспечения безопасности туристов должных быть беспощадно разрушенными. Богачи могут это себе позволить - позволить создание именно такой, предельно неэффективной системы, где в географически (выходы к незамерзающим портам) и климатически благоприятных условиях избыточна по законам рынка половина населения (а неблагоприятных – 90%), так же как позволяют себе «левую» риторику буржуазные президенты…

И после предстоящих Игр – революция, подавленная в 1950-е – 1960-е годы в этой стране, далее считавшейся свободной от коммунистической угрозы, встанет вновь на пороге Бразилии. Понимая это, место проведения Олимпийских игр в России – задвинуто далеко на этническую окраину, откуда русские выдавлены еще в годы построения «многонационального государства», не глядя на, прежде всего, «финансовый» смысл этого «проведения» (смысл освоения денег под мероприятие, вероятнее всего, подлежащее отмене перед самым проведением).

Советские «контрреволюционеры» буржаззного происхождения 1930-х, ранее – в 1920-х годах бывавшие в лапах революционного следствия, вновь оказываясь в оных в 1937, отмечали - разительное на первый взгляд несоответствие нового поколения следственных работников Лубянки традиционным нормам своего учреждения. Прежние чекисты – старые большевики, образованные люди, большие поклонники маркиза де Сада*, хорошо умели и любили дать такую возможность задержанному - испытать всю гамму человеческих страданий, неспешно и со вкусом, психологических – даже более, помимо страданий плотских.

Знакомство же с новыми кадрами, нередко на пороге учреждения, начиналось с удара - отработанного на тысячах задержанных, разлучавшего арестанта с зубами, и продолжалось в подобном же духе, более уместное в воровской малине, чем даже в инквизиторском застенке.

К 1937 в органы пришло новое поколение чекистов – «птенцов Дзержинского», из беспризорной гопоты «пролетарского происхождения», потерявшей родителей и выброшенной на улицы революционным катаклизмом, извлеченной с улиц и получившей кров над головой трудами 1-го начальника ЧКи.

Какого-либо аналога в Новое время этой генерации трудно вспомнить, исключая м.б. «красных кхмеров» (при том, что особый культ вождей, Пол Пота и Иенг Сари, в Кампучии не развился, объектом культа в этой стране - была Ангха в целом).

Одним из таковых б\беспризорников – что сам рассказывает Шарапову - был известный Глеб Жеглов.

К «легендарному революционному прошлому» - «старым большевикам», непосредственным виновникам своей семейной катастрофы - наступившей после 1917 г., а также «старорежимным кадрам» - благополучным в годы их страданий, к б\нэпманам – видимым остаткам «буржуазного строя» и социально им близкой интеллигенции**, естественно, птенцы Дзержинского не питали иных чувств - кроме жгучей ненависти. Которую и реализовывали в пыточных кабинетах Лубянки. Сохранив доброе отношение - лишь к отцу-основателю своей организации, а его бывшим соратникам - не являвшимся исполнителями технической части операции по водворению «революционного» беспризорничества в приюты, - предоставив все возможности изведать прелесть отстроенной самим организатором системы.

В 1990-х, так же, миллионы русских детей и подростков оказались на улицах – где прелесть существования ныне усугублена прессом рати многочисленных органов отстроенного в ХХ веке тоталитарного государства. Их не видно - на фоне путинского нефтедолларового благополучия, благополучия как буржуазии и чиновничества так и обывателей, разнообразных безработных с неоправданно высоким пособием - коими являются клерки многочисленных государственных и частных контор, переливающих из пустого в порожнее, и их прислуга («мойщики автомобилей» в широком смысле). Именно этот обогатившийся слой, ничтожный среди 200 миллионов «старых русских» граждан СССР, узкий но заметный, – слой, который с аппетитом готовятся теперь шантажировать «правоохранительные» органы методами т.наз. «ювенальной юстиции» - оплачивает ныне развернутую в Рфии кампанию «в защиту семьи»***, против этой «юстиции», - сейчас, хотя экспроприацию детей из самых обычных – социально незащищенных русских семей и продажу добычи заказчикам местные органы «патриотической» - путинской власти, включая петербургские, практиковали еще 10 лет назад, без каких-либо особых «детских» законов. Оцените этих «патриотов» теперь, когда они «проснулись»…

В 1990 году в СССР было зарегистрировано ок. 80 тысяч случаев изнасилования несовершеннолетних. «В основном, советских школьниц насиловали в период летних каникул…» [Анат.Юркин «Изнасилованы и забыты», «Новый Петербургъ», №32(846), с.2]. Это зарегистрированные преступления - специалисты считают, что более половины их игнорировалось уже тогда. В Грузии заявление белой женщины об изнасиловании, если она не имела влиятельных знакомых туземцев, воспринималось как русское чувство юмора. И, «массовые изнасилования детей с белым цветом кожи начались с первой половины 1990 года и продолжаются. …Нас всё время призывают «учитывать этнические традиции». Безусловно, они есть. Инородец, изнасиловавший русского мальчика, не становится пидором. Он – не более чем «сильный и волевой мужчина, умеющий жить по обстоятельствам и удовлетворяющий свои физиологические потребности без нанесения вреда родному племени». И разве кто осудит его в далеком горном ауле? Какая невеста откажется от брака с таким «состоявшимся» мужчиной, вдали от гор приобретшим разнообразный жизненный опыт» [там же]. За этим же – идут они в Россиянскую армию, и в Дагестане парень, не прошедший инициации – опуская русских новобранцев в рядах оной (своих банды дагестанских военнослужащих от подобного защищают), как раньше – не принося отрезанных голов русских мужиков, он – никто, и карьеры в органах власти и бизнеса ему не светит. Местом тренировки – служит россиянская школа, где ныне русских детей принуждают учиться за одной партой с приматами (и что может, в принципе служить статьей для суда над россиянским чиновником, по обвинению соучастии в массовом изнасиловании русских детей, по самому факту его службы Рфии – как раньше судили чиновников СС).

В среднем, каждый прибывший в РФ уже на две недели(!) нелегальный мигрант вступит в сексуальные отношения с постоянно здесь проживающими аборигенами, среди которых отношения с проститутками (за деньги) – исчезающе редки. Каждый двадцатый инородец (а их миллионы, если не десятки миллионов) – совершит изнасилование малолетнего [см. там же]…

Тем неожиданнее будет предстоящее вскоре знакомство «телевизионных» граждан «возрожденной России» - с обитателями «русских фавелл».

С начала ХХ1 века они выходят в люди.
C ними не пройдут россказни предков, трогавшие чувствительное интеллигентское сердце в годы, когда требовалось упразднить СССР, что де и «…мы по маковку хлебнули беззаконного житья». И хотя они не образуют целостной социальной группы, какою были воспитанники детдомов 1920-х годов, готовность воплотить чувства - зревшие тогда, когда на жизнь зарабатывать приходилось собственной попкой, - к тем, кто был тогда злейшим врагом, – мусорам (которым впору вспоминать участь добродушных и некоррумпированных царских городовых после 1917), богачам, черножопым охотникам на людей, – у них вызрела.

И мы живем в стране - покрытой горючим материалом будущих революций, подобных Русской Революции 1937 года.

Р.Жданович

*Об одном из них, под начальством коего служил, - Кедрове - колоритно рассказывает в мемуарах последний начальник царской и первый – советской военной разведки генерал Самойло (здесь и дал.прим.авт.).

**Продающей собственнику – буржуазии технические навыки эксплуатации машинам и социальных организмов, по формулировке Махаева.

***Говоря строго, говорить о существовании семьи в СССР и РФ невозможно ни юридически, ни де факто. Матриархальная, кодифицируемая по израильскому образцу семья, где дети принадлежат матери, а мужчина рассматривается лишь как получатель ее сексуальных услуг, за что отвечает имуществом и
будущими доходами в случае развода, - не есть семья в правовом смысле. Так же как заработная плата, выровненная по половому признаку работников - лишенная "семейной страховки", доплачиваемой работнику-мужчине (отмененной в 1917, а в США существовавшей до 1970-х г.г.), не есть заработная плата" (см.: П.Бьюкенен "Смерть Запада", 2004 и др. изд.).


заработная плата, выровненная по половому признаку работников – лишенная «семейной страховки», доплачиваемой работнику-мужчине (отмененной в 1917, а в США существовавшей до 1917 г.), не есть заработная плата. Фактическая – отличная от сообщества блудных сожителей семья должна обитать на двух, практически не пересекающихся половинах – мужской и женской (даже обеды знати вплоть до Позднего Средневековья были именно таковы!). Причем даже интимные отношения мужа с женой - происходили раньше вне жилого дома, в неотапливаемой клети, располагавшейся на дворе, - немыслимые в жилище, как доныне немыслимы в нем на Востоке отхожие места. Для большинства «россиянских семей» ничего подобного невозможно по физическим условиям обитания в однокомнатных квартирах многоэтажных домов.

Семьи в постбольшевицком государстве НЕТ (кажется, понял это лишь Э.В.Лимонов, - сделав выводы в духе хиппи 1960-х, решив уподобить соратников спартанским илотам, вместо подражания их господам; и даже страсть партии к блатной иконографии татуировок не помогла!)! И смешно, когда нео-гностики находят этот способ наложения на Русского человека - лучшего из соплеменников, ищущего себе нравственного долга сверх охоты за шмудаками, - очередных неудобоносимых бремен: навязывания ему, давно живущему на положении израильского субботнего гоя и на-перво должному сбросить иго, еще и «святоотеческие» «семейные» нормы.
 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.