WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Слово к русским книгоиздателям


Занявшись по предложению редакции ЗРД работой над библиографией русских исторических источников и хорошо зная об ангажированности отечественной историографии, - столкнулся я, тем не менее, с такими завалами и засеками, каких и сам не ожидал. Читателям, вероятно знакомо имя Степана Александровича Гедеонова – директора Эрмитажа, русского театрального деятеля 2-й\2 Х1Х века (сценарист оперы-балета «Млада»), ученого-слависта и антиковеда, которому многим обязаны эрмитажные коллекции. Но посмотрев в библиографические списки и словники, коими сопровождаются труды историографов, с 1950-х годов мы этой фамилии преимущественно (а в изданиях до 1991 г. и практически полностью) не обнаружим. Генрик Ловмяньский – историк польский. Гипотезы Гедеонова им разделяются не особенно, однако, посмотрев словник его книги 1970-х годов, в 1985 г. переведенной и опубликованной в СССР, мы увидим многочисленные ссылки на Гедеонова [Х.Ловмяньский «Русь и норманны», М., 1985].

На родине Гедеонова с этим происходили форменные курьезы. В 1973 году, издательством «Наука» тиражем 50 тыс. экз., с предисловием д.и.н.В.Д.Королюка, опубликована книга В.П.Кобычева «В поисках прародины славян», показывающая расположение славянской прародины методами, трудно опровергаемыми (ибо историческая топонимика имеет свои законы) – методами исторической топонимики. Книга была крамольна, как и многие исторические труды. Крамольна в том отношении, что реабилитировала традиционную – «великодержавно-шовинистическую», названную монашествующими летописателями - сообщаемую Русскими летописями гипотезу славянской прародины. Подобное не приветствовалось! Во времена акад.Н.Я.Марра – постулировалось идеологически и от историографа требовалось доказывание того, что народы возникли там, где живут ныне, преемственно развиваясь от времен палеолита. После, с 1953 и особенно с 1964 г., – входит в моду иное требование, теперь историк (желающий преуспеть в карьере) был должен сделать наидревнейшими славянами – предков теперешних украинцев, живущих на Днепре и Днестре вплоть до отступления отсюда Ледника. Но нельзя сказать что альтернативные, в частности национально-русская – Дунайско-Карпатская гипотеза не упоминались вовсе. Замолчать ее было и невозможно, ибо из Карпатского бассейна распространяется на Русь керамика Пражского типа, объявленная славянской наидревнейшей, и труды допущенных в официоз дореволюционных классиков историографии – Карамзина, Соловьева и Ключевского ее не оспаривали. Потому она присутствовала в исторической литературе; как справедливую ее используем в 3-томной «Истории Болгарии» [1945-1950] и иных работах Н.С.Державин, доказыванию специально историческими методами ее справедливости посвящена работа С.П.Толстова «Нарцы и волохи на Дунае» [«Сов.Этнография», №2, 1948].

Потому тО, что труд В.П.Кобычева в историографии, в т.ч. в обзорных главах – архивирующих любой мусор, практически не упоминаем (исключение – историографические учебные обзоры А.Г.Кузьмина 2000-х годов), должно иметь иное объяснение. И оно в том - единственное мое объяснение, – что даже не давая ссылки, не публикуя фамилии в списке литературы, автор упоминает в примечании одну из гипотез С.А.Гедеонова, благодаря чему фамилия попала в словник книги. Этого оказалось достаточным для «вычеркивания из списков живых». В.Т.Пашуто, ученый старый и упорный, в своей «Внешней политике Древней Руси» в 1968 г. поступил хитрее – указав «Варягов и Русь» Гедеонова в очень сложно организованных приложениях, среди книг списка литературы, но убрав его фамилию из словника – по которому «посвященная» «академическая общественность» может судить об отношении за\против «своих и наших», делая для себя выводы.

Так обстоит дело с русской историографией, формировавшейся в России в 2-й половине ХХ века [о предыдущей см.: В.В.Фомин «Варяги и Варяжская Русь», М., 2005; его же «Российская историческая наука и С.А.Гедеонов», в кн.: С.А.Гедеонов «Варяги и Русь», М., 2004]. В 1940-х упоминание имени историка еще допускалось [напр.: С.В.Юшков "Общественно-политический строй и право Киевского государства", М., 1949. – эта и иные работы сего ученого-историка и –юриста ныне прочно забыты в исторической науке], далее – «террор» против неугодных был заменен иными методами управления обществом.

Чем разгневал управляющих С.А.Гедеонов? Тут, например, можно предположить, что если в 1920-х – 1930-х годах страна наша была провинцией организации по имени Коминтерн [об праотце коего, с его зоологической славянофобией, см.: С.Г.Кара-Мурза «Карл Маркс против Русской революции», 2008], то после, в 1950-х, это положение никуда не исчезло, ее не было лишь формально, и теперь государство, чей герб красили инструмент кастрации и молоток (не пролетарский – кузнечный молот!), уже состояло в одном блоке с государством, на чьем гербе место Свастики занял циркуль. Это не способствовало симпатии к ученому, чьи труды раскрывали историческую принадлежность Померании.

Как будто это мелочь – для обывателя… Дирижеры общества - так не считают. Вот, скажем, радиостанция «Слово», видимо думая сим прославить героизм ленинградцев, зачитывает [прогр. 06.10, полночь] фрагменты из романа известного коммунистического идеолога Александра Чаковского «Блокада», в авторском исполнении. То, что, вопреки Чаковскому, Жуков назначен был командующим ЛФ лишь 13.09 [см. Д.В.Павлов «Ленинград в блокаде», «Воениздат», 1967 (и др. изд.), с.27, прим.], а прибыл в город по некоторым свидетельствам, лишь 14.09, - оставим на совести главреда «Литературной газеты» - участника создания советского государственного культа личности Жукова. "Казалось Ленинград обречен, но в самый последний момент спасение пришло к нему - ну кто бы мог подумать? - от самого Адольфа Гитлера. 12 сентября фюрер приказал Леебу не брать город с боем, а только взять его в блокаду, чтобы измором заставить капитулировать. Группе армий "Север" был отдан приказ отдать в распоряжение ставки 11-й и 7-й танковые и 8-й авиакорпус, а также 4-ю танковую группу - то есть в общей сложности пять танковых и две моторизованных дивизии и большую часть поддержки с воздуха" [С.Митчем "Фельдмаршалы Гитлера и их битвы", 2003]. Это более правдоподобное объяснение спасения Ленинграда - тем более краем языка Чаковский и даже его экранизаторы упоминают, что 17.09.41 немцы перешли в наступление на внешнем обводе Блокады – оставляя Ленинград в тылу, устремившись к Тихвину, навстречу форсирующим Свирь финнам. Но вот зачем, например, описывая обстановку на момент знаменитого «жуковского» совещания, ЦК-овский идеолог Чаковский гонит туфту о полностью якобы потерянной к тому времени Советской Прибалтике, - внушить мысль о чуждости каковой Русскому государству, ревизовав победы Петра, прилагались усилия многих «патриетов» [см. Жданович «Британские ноги россиянского «евразийства»…»\
www.zrd.spb.ru, 02.10.09]? Хотя Моонзундские острова, несмотря на отсутствие поддержки Балтфлота, держались по конец октября, а Гангут – оставлен лишь в декабре 1941, причем без особой военной необходимости [см. А.Б.Широкорад "Три войны Великой Финляндии", 2007]…

***

«Партийность» - в историографии соблюдается не менее. Лишь из-за того, что главой древнеисторического цеха АН оказался акад.Б.А.Рыбаков, не был удостоен академического звания С.П.Толстов [
А.А.Формозов «Человек и наука», 2005], при том что и по формальному признаку, по занимаемым должностям научного руководителя в системе учреждений АН СССР, ему академическое звание соответствовало более, нежели рыбаковское. С тех пор, как пост директора Эрмитажа занял клан Пиотровских – из историографии исчезает предшественник Пиотровского-старшего М.И.Артамонов. Уже ныне, раскрыв относительно современный, написанный для студенчества(!) справочник «Универсальный справочник по истории России», СПб., 2000, составленный д.и.н. А.В.Островским – ученым широко известным и в личных своих исследованиях добросовестным, в списке ученой литературы на литер «ф» мы обнаружим отсылки к работам коллеги по истфаку ЛГУ – И.Я.Фроянова. И всё… Не имея намерения критиковать указ.труды оного, сверх прочих трудов присутствующих в списке, для понимания исторического процесса Руси просто необходимые (подобно, напр. дореволюционным трудам Д.Я.Самоквасова), приходится в недоумении спросить: а где же А.А.Формозов, И.П.Филевич, Ф.Ф.Фортунатов, Б.Н.Флоря, В.В.Фомин, несколько ученых с фамилией Федоров?..

Такова русская историография, сформированная в СССР и РФ.

Как с нею бороться – патриоту, чтущему прошлое своего народа? Один из путей указал историк-поневоле, подлинный ученый-энциклопедист ХХ века, эмигрант-антисоветчик Сергей Яковлевич Парамонов (псевдоним Сергей Лесной): ориентироваться на труды, публикуемые русскими Зарубежья. Это не самый широкий коридор, и комментарии, делаемые им к трудам многих коллег-эмигрантов, показывают, что и оные не свободны от рабства идеологеммам. Но на безрыбье и рак рыба, и свободное знание ими классических языков, включая церковно-славянский язык и его памятники, доступ к западным библиотекам, позволяют относиться к эмигрантам, одно время широко переиздаваемым, с уважением.

Пока в России издается лишь одна работа Лесного: «Откуда Ты, Русь», последний раз – в 2007 г. издательством «Алгоритм». Это – книга научно-популярная, «выжимка» из минувших трудов, без библиографии и ссылочного аппарата. Между тем, по электронному каталогу РНБ несложно удостовериться, что как минимум полдюжины эмигрантских исторических сочинений автора имеется даже в Осн.русском фонде (б\спецхран). В 2002 г. «Гранд-Фийром» опубликована книга его соратника, протоиерея РПЦЗ Стефана Ляшевского – в отличье от большинства эмигрантов, хорошо знакомого с советской исторической литературой: «История Христианства в земле Русской», - вопреки заголовку, охватывающая более широкий исторический период, и чуждая того «христианского» (юдо-христианского) оплевывания довладимировой русской цивилизации, что присутствует в отечественных работах. Но одними эмигрантами сыт не будешь. И среди дореволюционной историографии, малопродуктивной, как и советская, имеется источник, поистине живительный.

Это – труды Русских ученых, трудившихся в Царстве Польском, в Варшавском университете: Дмитрия Яковлевича Самоквасова, Ивана Перфильевича Филевича, Викентия Васильевича Макушева, Николая Павловича Барсова, Ивана Петровича Созонтовича. Как историки Руси, они имели разную специализацию, придерживались разных теорий и исторических схем (Самоквасов отстаивал юго-западное – Карпатское месторазвитие, Филевич – северо-западное и т.д.). Объединяют, помимо места службы, их два обстоятельства. Первое – малая доступность в СССР и России антикварных трудов, издававшихся преимущественно в Варшаве, в ХХ веке не переиздававшихся. Смешно сказать, в справочниках даже год смерти Созонтовича – в отличье от коллег дожившего до трагического 1917 года и видимо, как правый общественный деятель, нашедшего смерть от комиссарской пули, отсутствует. Второе обстоятельство – это то, что находясь в этническом окружении (в военном смысле этого слова), «варшавцы» очень быстро очищались от того духа, каким проникались учащиеся историко-филологических факультетов университетов масонских столиц – Петербурга, Москвы и Киева, - и писали труды, свободные от подспудного (а часто сознательного) желания плюнуть в историю и государственность народа, на службе каковой находились. Последним откровенно занимались масон Н.М.Карамзин [см. Жданович «Политическая историография», ЗРД, №1, 2009], дворянско-монархический «плебсоборец» Соловьев, буржуазно-вульгарный апологет капитализма Ключевский, к слову – учитель М.Н.Покровского и П.Н.Милюкова [о хорошо замаскированном масонстве последнего, следующем из попавших в б\«особый архив» материалов Сюрте Женераль, см.: С.Александров «Масонские тайны», «Нов.Петербургъ», №№ 28-32, 1999]. И известна дореволюционная историография – преимущественно из этих источников, массово переиздававшихся еще в СССР.

Примыкают к «варшавянам» карпато-русины, писавшие перед войной и жидомасонской революцией 1917 года (сломившей борьбу русинского народа за свободу) на русском языке, в частности униатский священник Антоний Петрушевич [в РНБ есть часть его трудов].

Это – неоценимый источник национально-русской историографии, к сожалению, доныне остающийся невостребованным русскими издателями.

Роман Жданович
 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.