WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Инвестиции, русофобия и протекционизм

Антисоветские демарши антифашиствующего Польского парламента к очередной годовщине 17.09 и ответные заявления антифашиствующие Государственной Думы Россиянии вновь привлекли внимание к этому вопросу. Русофобия поляков не является чем-либо необыкновенным. Гораздо удивительнее здесь выглядит – совсем напротив – позиция россиянских властей. Властей, антисоветизм («акнтисталинизм») и антифашизм каковых – является государственной политикой, - в то же время  удивленных тем, что у них имеются зарубежные последователи, в тех именно странах, что так плодотворно сотрудничают с россиянскими властями в распиловке украденных у русского народа энергодолларов [см. Жданович «Как украинцы освободились от москальского ига»\ zrd.spb.ru; Ю.Шутов «Приступить к ликвидации», «Библиотека газеты «Новый Петербургъ», СПб., 2000, с.с. 67-70]. Между тем, единственным Русским государственным деятелем, «погасившим» русофобию соседнего католического народа, по иронии судьбы, был Русский император, особенно ненавистный россиянцам – провозгласивший лозунг, россиянской карательной системой «правосудия» определяемый экстремистским, - Государь Александр Александрович, провозгласивший в еще не оккупированной многонациональными россиянскими патриетами стране девиз «Россия – для русских». О том, чтобы привлекая инородцев к дележке инвестиционного пирога, при этом необходимо заискивать перед ними, осуждая русский «великодержавный шовинизм», организуя борьбу с «русским фашизмом», возглашая «многонациональность» имперской россиянии и карая оппонентов этого как «провокаторов и придурков», - ему и в голову не приходило: политика Русского царя была вызывающе великорусской, и можно не сомневаться, что большинство нынешних правительствующих, витийствующих в «парламенте» «борцов с фашизмом», тогда, в правление благоверного Александра Александровича, нашло бы себе очень хорошее применение в сахалинских угольных копях, а их рясоносные подпечалы – отведали бы монастырской тюрьмы в Соловецком монастыре. Что, тем не менее, инородцы тогда - очень спокойно «проглотили»..! Об этом можно узнать в нижеприводимой статье, написанной еще в 2007 году.

Принято думать, что необходимое условие внешних инвестиций в страну, должно заключаться в свободе торговли, открытости таможенных границ - облегчающем вывоз прибыли инвесторам. Между тем, ознакомление с историческими примерами показывает, что обстоит дело с точностью до наоборот.

В конце Х1Х века русскую экономическую границу открыл С.Ю.Витте, министр финансов при Николае 11, за что он превозносится доныне. Сделано это было просто – золотой запас, накопленный в 1880-е годы, был пущен на чеканку золотого рубля. Ранее национальную серебряную монету (ценностью ниже номинала) и ассигнации на иностранные денежные знаки требовалось разменивать в банке, регулировавшем перемещение капитала – устанавливая курс и отчисляя % со сделки. Теперь денежная единица стала «свободно конвертируемой». Проще говоря, прибыль стала легко вывозимой – в виде обеспеченного золотом, постоянного веса денежного знака. И верно, в русскую экономику появились иностранные капиталовложения. Такие, что скоро больш.часть банковского и знач.часть промышленного капитала получила иностранных собственников! А вывоз их прибыли за рубеж, достигавший 100 млн. полновесных золотых рублей ежегодно, привел к скорому опустошению золотого запаса и колоссальным внешним долгам, как единственно возможному условию сохранения конвертации денежной единицы.

Но трудно заключить, что кто-нибудь в России от этого выигрывал. Приток дешевых капиталов из-за рубежа разорил русских заводовладельцев. Другим концом палка ударила по пролетарию, выполняя требования новых собственников, 10-часовой рабочий день Александровского рабочего законодательства (по отзывам юристов – самого прогрессивного в мире) был увеличен до 11 часов, одновременно на 15 % были снижены расценки. В России, надо пояснить, подобно Штатам (где это правило сохранялось до 1910-х годов), рабочие организации были запрещены - как форма картеля, преследующегося антимонопольным законодательством. И трудовые вопросы регулировались государством. Теперь же оно – показало себя как инструмент «господствующего класса», вполне очевидным образом, ответив в 1917 за все грехи оного. Нет, не выиграл и царизм, ибо правительство, ставшее зависимым в своих политических решениях, стало систематически толкать страну к гибельным ей и себе путям. Соглашения Антанты и 1914 год общеизвестны; ранее так же, коммерчески было продиктовано занятие незамерзающего экспортного порта Порт-Артура – детерминировавшее Русско-Японскую войну и революцию 1905 г., приведшее к хирению русских портов Колы и Владивостока, на развитие которого - была сделана ставка при Императоре Александре Александровиче и Морском министре Шестакове.

Ранее, при Александре 111, Сергею Юльевичу Витте тоже доводилось быть министром финансов, но штук, подобных «конвертируемому рублю», тогда он не выкидывал.

На все эти загадки, существующие в очищенной от пропагандистских штампов новой русской истории, указывал некогда в книге «Почему Россия не Америка» [2000 и др. изд.] полковник Таможенной службы А.П.Паршев. Наша история – увы, не только до безобразия фальсифицирована, но и мифологизирована, наполнена ложными понятиями и представлениями. И в действительности, эффективная политика привлечения внешних инвестиций – проводилась не в правление Николая Александровича (испытавшее две революции, не пережив второй), а в правление его отца.

Проводилась отнюдь не посредством «открытых дверей». Капиталовложения в Россию иностранцев – достигнуты были в годы т.наз. «таможенной войны», когда был введен один из наиболее строгих протекционистских таможенных уставов, в дальнейшем – еще ужесточенный, в ходе экономического конфликта с Германией на таможенной границе. Но узнаем мы об этом не из исторических курсов, а из страноведческого 4-томника «Народы Земли», изданного в нач. ХХ в. в Петербурге под ред.проф.Березина, в разделе, посвященном Польскому народу. Этот народ в кон. Х1Х – нач. ХХ века переживал неслыханное экономическое благополучие. «Сильная мятежом» даже в годы национальных династий - Польша оставалась лояльной Русскому императору в Первую мировую войну. Не смотря на оккупацию Русской Польши в 1915 г. немцами и создание ими оккупационного «суверенного» правительства её, в составе Русской армии воевало национальное польское соединение – корпус Довбор-Мусницкого. И когда в 1917 большевики свергли Временное правительство, первым соединением Русской армии, разоруженным и распущенным ими, был этот корпус – отказавшийся подчиняться захватившей власть «кайзеровской агентуре». И те поляки, что служили в эти годы Русскому царю, оставались дружественно настроены к русским даже в 1940-е годы, что не без удивления отметил в дневнике 1944 г. фронтовой корреспондент Константин Симонов. Будущий маршал Рокоссовский – пролетарий, которому было «нечего терять, кроме своих цепей» - приписал себе год, чтоб добровольцем вступить в Русскую армию. Первым полярным летчиком довелось стать поручику Императорской армии Яну Нагурскому (1888-1976). В 1914-1917 г.г. он командовал авиаотрядом Балтийского флота, первым в мире выполнил петлю Нестерова на гидросамолете. В СССР всячески преуменьшали значение его арктических полетов, послереволюционную биографию вообще избегали упоминать. Между тем, вернувшись в 1919 г. в Польшу, он скрыл свой офицерский чин - дабы избежать мобилизации в армию Пилсудского и не участвовать в войне с Россией.

Нам это кажется невероятным. Между тем, полякам было что терять. Протекционистская – «антирыночная», якобы, политика Петербурга, таможенная война между Германским кайзером и Русским царем, привели к тому что германские капиталисты, разъевшиеся на военных заказах своего правительства, вообще располагавшие дешевым капиталом (контрибуциями с побежденной в 1871 Франции), лишившись возможности ввозить свои дешевые потребительские товары на неосвоенный русский рынок, столкнувшись с кризисом перепроизводства, начали строить заводы и фабрики – прямо на территории Российской Империи. В особенности ими облюбована была Польша, ибо в густонаселенных - западных губерниях страны издержки производства были ниже, нежели в континентальной глубине [см. Паршев, 2000], а массовый потребитель – ближе. И индустриализация Привислинского края, превратившегося из полуфеодального «царства» в современную страну, осуществлялась столь широко, что великорусская буржуазия в нач. ХХ века была вынуждена требовать создания между царствами Романовых таможенной границы, подобной существующей в Вел.княжестве Финляндском, введения против Польши покровительственных пошлин. Этот факт (разумеется, без раскрытия подлинных причин его) отмечается В.И.Лениным, в трудах, посвященных развитию капитализма в Российской Империи.

Может возникнуть вопрос, чем лучше были «александровские» инвестиции «николаевских»? Разница в том, что как раз Александр Александрович – отказывался от «политики открытых дверей», и денежная единица России при нем не была «свободно конвертируемой». А прибыль заводы, возведенные в России иностранными инвесторами, получалась в рублях. И чтобы вывезти прибыль на родину, им уже требовалось «обратить» её в товары, созданные русским хозяином, купив и экспортировав их из страны. Это – одна из малоизвестных сторон Александровского экономического чуда, похороненного в ходе «рыночных реформ» С.Ю.Витте и иных фигур николаевской камарильи.

Р.Жданович

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.