WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Почему убивали Горького

Распространение информационного мусора ныне является едва ли не главной задачей, поставленной перед режимными (не важно «государственническими» или «демократическими») СМИ. В прошлом месяце журналист Николай Добрюха разродился статьей "Горький и другие совписы" - о Максиме Горьком. "Вы с нами, но не наш", - вывод автора, об известном большевицком писателе, оглашаемый от имени "гонителей" оного, обусловивший, по мнению Добрюхи, трагедию Горького.

Приурочиваемые к 19.08 статьи подобного рода - не несут обыкновенно иных "месседжей", помимо месседжа антисоветского - "антисталинистского". Между тем, реноме заступника сирых и убогих, созданное Алексею Максимычу, в контексте реальной биографии его - восприниматься может лишь с большим юмором.

Об этом - на основе воспоминаний отца, известного советского писателя Вс.Вч.Иванова (не путать его с другим писателем-дальневосточником, Вс.Никан.Ивановым), рассказывает его сын, акад.Вч.Иванов, - рассказывает совсем иное, опубликованное в журналах «Вопросы лит-ры» (№1, 1993), «Звезда» (№1, 1993). «При постоянной ненависти Горького к русской деревне, где ему виделся источник всех исторических бед России, ее разгром Сталиным совсем не стал препятствием их тогдашнему политическому союзу. В этом смысле нет фигуры в русской литературе, по своей исторической концепции более противоположной авторам современной деревенской прозы: всё, о чем мечтают Распутин [и др.]… было Горькому ненавистно», - отмечает мемуарист [«Почему Сталин убил Горького?»\ В.В.Иванов «Избр.Труды по семиотике и истории культуры», 2000, т. 2-й, с.555]. Он недоуменно восклицает: «Горький вплоть до последних своих статей и писем продолжал настаивать на том, что писатели должны воспевать чекистов. Учение Макаренко, восхитившая Горького «Республика ШКИД» и перековка не могли не заинтересовать автора «На дне». Но как он мог развлекаться вместе со своими домочадцами во время путешествия в Соловки?» [там же, с.с. 561-562].

Викт.Влад-ч Виноградов, некогда осужденный по «делу славистов», рассказывал Иванову: «когда с Горьким об этом заговорили, он сказал, что дело его не интересует, а занимает его преследование гомосексуалистов по только что принятому новому закону [1934 г.]… Какое-то подобное изречение Горького мне передавали и со слов других людей» [там же, с.562]. Здесь мы напомним читателю про фигуру Зиновия Пешкова (фамилия оным взята при выкрещивании), хорошо известную читателям книг Г.П.Климова, – братца Я.Свердлова (цареубийцы, юридического главы Советского государства), офицера Французского Иностранного легиона, бывшего связным офицером Антанты при правительстве А.В.Колчака.

Насколько Горький - еще не ставший звездою сталинистского, а затем и антисталинистского – шестидесятникерского агитпропа, - в 1930-х выглядел одиозно, глазами тогдашнего советского(!..) общества, позволяет понять эпизод, приводимый ученым: «Однажды мой отец позвал на обед к нам домой давно с ним знакомого военачальника Гражданской войны Грязнова. Раньше него пришел Агранов. Увидев из передней Агранова за столом, Грязнов повернулся и, ни слова не говоря, ушел» [там же, с.561].

Причины противоречий между Горьким и Сталиным столь же далеки от «гуманизма», как и его «темная и лишь в совзнаках удовлетворенная жажда денег» [И.Л.Солоневич «Народная монархия»] – от подлинных причин возвращения Горького в СССР.

«Если в расчете на промышленный и научно-технический рост, достигаемый (по существу в соответствии с классическим описанием раннего капитализма Маркса) ценой разорения крестьянства, можно найти многое, что могло в то время объединить Сталина и Горького, то они расходились в определении конечной цели движения. Сталин не скрывал… в переписке с Горьким, что он считает нужным готовиться к такой будущей войне, которая, «как известно, не только не свободна от ужасов кровопролития, но даже изобилует ими» [Сталин «Сочинения», 1949, т. 12-й, с.176]. Из расхождения между Сталиным и Горьким, сформулированного в письме, можно заключить, что Сталин настаивал на подготовке к войне, а Горький был против любой войны. Если в оптимизме Горького мы вправе увидеть намек на будущую мажорную ноту в сов.офиц.иск-ве 1930-х, то Горький, в отличье от Сталина, был чужд той военно-патриотической направленности, которая роднила это бравурное искусство с немецким и итальянским искусством фашизма» [Иванов, с.555]. И нельзя сказать, что сей «пацифизм» был самодовлеющ. Горький – был давнишним, еще с Ниж.Новгорода, с 14 лет(!), знакомым Генриха Ягоды. Ягода – был своим человеком в его доме [там же, с.559]!

В янв. 1934 состоялся 17-й съезд ВКП(б), ставший политическим триумфом С.М.Кирова (главы «триумвирата» Киров-Куйбышев-Орджоникидзе). Существует слух, упоминаемый, например, Р.Медведевым, что перед съездом в кулуарах разрабатывалось решение о смещении Сталина в пользу Кирова, сорванное тем, что против этого категорически выступил сам Киров. Это, во многом – после того, как «оппозиция» проявила себя, предопределило - ликвидацию Кирова, как сейчас очевидно, состоявшуюся при деятельном участии ЛенНКВД (в «Нов.Петербурге» еще в 1998(№4) писал об этом Юрий Погорельский, изучавший кировские материалы как автор пьесы «Мальчик из Уржума»). Судя по инсинуациям на счет «убийства Сталиным» Кирова В.Шендеровича («Эхо Москвы», 1-я неделя сентября), - хотя какое, казалось бы дело до члена ЦК 1930-х годов актеру-кукольнику ХХ1 века..? – рыльце «братьев» нач. ХХ века в этом конкретном деянии (не в общих тезисах) потомкам их доныне продолжает внушать опасения.

Киров был хорошим знакомым Горького. В.В.Иванов обратил внимание: весной 1934 Макс Пешков (сын Горького) выехал в Л-д с важным поручением. Он остановился в гостинице и предполагал задержаться, но срочно был вызван в Москву. На аэродроме(!) Макс простудился и умер 11.05 [там же, с.568]. Кому и что должен был передать связник, мы не знаем. Факт лишь, что 01.12 т.г. произошло убийство Кирова, а свидетели убийства, допросить которых готовился лично Сталин, погибли при странных обстоятельствах либо срочно были ликвидированы «судебным» актом.

Иванов отмечает, что 1-й съезд советских писателей был, по существу, манифестом не сталинизма, а т.наз. «правой» оппозиции («правой» не более, чем СПС РФ) – Бухарина, Лурье (Ларина), Радека, Рыкова. «…Несомненно, что Горькому удалось, оттеснив на время Фадеева, в самом деле, самому определить характер будущего съезда писателей (в частности, выступлений на нем оппозиционеров – Бухарина и Радека) и созданного на нем Союза писателей» [там же, с.574]. «Ряд свидетельств заставляет думать, что после возвращения в Россию Горький рассчитывал на победу сил, противостоящих Сталину. Ахматова рассказывала мне о том, как в Москве в гостинице она прощалась с Замятиным, кот.осенью 1931 разрешили уехать за границу. Замятин… был с прощальным визитом у Горького… Горький сказал ему: «Уезжайте, уезжайте, а мы еще посмотрим, кто у нас здесь победит – этот, - жест, изображающий усы Сталина, - или наши «Ивановичи» [Бухарин и Рыков]».» [там же, с.с. 557-558].

«Я думаю, что Горький сознательно делал в это время то, чего от него хотел Ягода. С его помощью он надеялся использовать колоссальный аппарат НКВД против Сталина. Когда историки сейчас рассуждают о том, почему Сталин не боялся дать такую громадную власть Ягоде, они упоминают страх и враждебность к нему со стороны других вождей… Горький в этом смысле был в уникальном положении. Он был в близких отношениях с Ягодой и в то же время связан давними политическими разговорами с «Ивановичами». Если тот союз Ягоды с правыми, о котором речь шла на подложном процессе, и мог существовать, то только при посредничестве Горького, о чем на процессе, где Ягоду винили в его убийстве, говорить было нельзя», - делает вывод мемуарист, ссылаясь на свидетельство отца и особого рода «шифрограмму» Горького, тайно изъятую чекистами в 1941-1945 годах [там же, с.567]. Добавим, санкционируя «процессы», и Сталин не был самостоятелен в решениях (см. «1929-2009», «Мин.Века», №46, 2008), согласно исследованиям А.В.Островского – диктуемых из-за Океана. Корреспондент «Известий» (бухаринская газета) на процессе Ягоды, Иванов-старший засвидетельствовал сценку, передаваемую сыном: «Хотя Беломорканалу было присвоено имя Сталина, его строили под руководством Ягоды и его помощников. Ягода гордился ими. В последнем слове подсудимого на процессе он обратился к Сталину, прося пощадить его за то, что он ему построил два великих канала», - и, - «…именно в это время за марлевой занавеской окошка наверху в Колонном зале чиркнула спичка и осветилась трубка: любитель театральных представлений дал понять одному из участников, что он его услышал; я сообщил эту подробность А.И.Солженицыну, когда он работал над «Архипелагом»» [с.566]. Тем не менее, опасный свидетель был ликвидирован…

Р.Жданович

 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.