WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


23 июня. Арийская Конкиста и Арийский свадебный обряд
(Российскому дню супружеской любви 08.07 посвящается)

Летнее Солнцестояние, падавшее некогда с 23 на 24 июня Юлианского стиля (рождество Иоанна Предтечи), на Руси отмечалось как Купальская ночь. Справлялась, что интересно, она не равномерно по стране. Прыгали в эту ночь через костер южно-русские хлопцы, знали праздник скандинавы, сохраняют его эстонцы – не смотря на неарийское происхождение и на поганоборие протестантской церкви. А вот у новгородцев нет этого обычая, и учитывая многочисленные кельтские культурные заимствования у Балтийских славян – Новгородского корени [Жданович «Поскреби петербуржца, найдешь «лесного брата»»\ www.zrd.spb.ru, письма], становится ясно, почему. Это тем интересней, что пропаганда идеалов свободы и демократии – сейчас усердно совмещается с пропагандой славянского бытового «фэнтази» [см. материал ari.ru, вывешенный на Солнцеворот], как видим, отсутствовавшего у развивавшихся быстрее остальных русских княжеств, в частности патриархально-родовой Москвы, новгородцев.

Кельтская система календарных празднований была пастушеской – не привязанной к астрономическим явлениям, связанной с вегетацией растительности. В ней праздновались первые числа третьих месяцев сезонов [Т.Пауэлл “Кельты. Воины и маги», М., 2003], праздником Солнца была Вальпургиева ночь. У нас эта система тоже существует, ближайшими к Солнцестоянию оказываются Перундан – 02 августа (Илья Пророк) и Шабаш – 01 мая. Именно на этот день разложено было празднование древнерусских святых Бориса и Глеба, покровителей Русского воинства [см. Жданович «Мы не согласны с премьером!», «Нов.Петербургъ», 18.06.09]. Обычаи же кельтов – перманентных завоевателей, их уникальная друидическая система жречества, не имеющая каких-либо параллелей в собственно культовой организации иных арийских народов (при безспорном архаизме и «нордизме» бытового кельтского фольклора), объясняют, почему система празднований, поддержание которой связано было с длительными астрономическими наблюдениями и сложными расчетами, у них уступила место аграрной.

«Отношения между полами были древнейшей, естественно выросшей формой разделения труда», - связанный марксистско-энгельсистской псевдонаучной рамкою, писал некогда известный советский этнограф [С.А.Токарев "Ранние формы религии", М., 1990, с.121]. Пространства Юго-Восточной Азии, заселенные народами южно-монголоидного расового типа, сохраняют в названиях рек один распространенный, вероятно родственный формант, звучащий как Ганг на Индостане, -конг в Индокитае (Меконг), -цзян в Китае (Ялуцзян, в измененной форме Янцзы). Этимология неясна, и лингвисты (советские) предполагали местное – восточноазиатское его происхождение, относя на счет некоего народа-субстрата [Э.Мурзаев «Очерки топонимики», М., 1974]. Автора гипотеза сия не удовлетворяет категорически. Ибо помимо общеизвестной методологической базы советской «науки», во имя «интернационализма» готовой вывести само имя арийцев от кавказского слова «ара», восточному его происхождению противоречит существование сходных фонетически древних топонимов - в области бытования арийских языков, как напр. Кангха (Тагискен), Гянджа, Гиркания (перс. гурк - волк), Кан (Самарканд), Кандагар, наконец, такого слова как курган. Раскрывает его этимологию персидский формант –кент (град), совпадающий корнем с германским шанец-. В старо-славянском после утраты носового произношения гласных, кент- превратился в кут-, со значением внутреннего угла (в отл. от огола – угла собственно), откуда такие слова как кутать, закуток. На Украине кутами именуют мысы при слияниях рек – издавна служившие для создания укрепленных поселений. И Ганг- (-конг) таким образом, может интерпретироваться как прорытое рекой русло, её «шанец».

Как попали арийские имена в Вост.Азию, ныне населенную исключительно монголоидными племенами? Ответ сопряжен с ответом на вопрос о причинах экспансии азиатов на Запад, происходящей в Историческое время, на наших глазах.

Факт завоевания Китая в кон. 2-го тыс. до н.э. Белыми людьми известен, как правление династии Чжоу [Г.Е.Грумм-Гржимайло "Можно ли считать китайцев автохтонами бассейнов среднего и нижнего течений Желтой реки?", Известия ВГО, 1933] – чье имя в китайской историографии престижно, к которой издавна стремились возвести свое происхождение китайские аристократы [Чэнь Бо-до «Четыре семейства Китая», М., 1948, с.32]. Давление на север монголоидных племен, подпираемых следующими южно-азийскими племенами, начинается позже, известный как Великое переселение народов и последующие их инвазии. Хотя еще сарматы – выходцы с востока по свидетельству античных историков были белокуры [А.К.Нефедкин "Под знаменем дракона. Военное дело сарматов…", СПб.-М., 2004], «антропологический материал дает возможность отодвинуть начало эпохи Великого переселения народов на 3-4 века и убедительно, даже неоспоримо показать, что она явилась закономерным завершением исторических процессов, начавшихся много раньше. Задача историка теперь – ответить на вопрос, какой сам собою вытекает из этого необычно важного, открывающего огромный и интереснейший подтекст в уже изученном явлении вывода – в чем причина этих движений, почему жители Центр.Азии и Забайкалья стали просачиваться на запад начиная с У
II – УI в.в. до н.э., кто были эти люди, на каких языках они говорили?» [В.П.Алексеев "В поисках предков", М., 1972, с.255]. Так ставил вопросы в прошлом веке ученый из Новосибирского Академгородка.

По объективным антропологическим исследованиям, от начала производящего хозяйства, в регионах интенсивного земледелия - социальными причинами опосредуется лишь средняя продолжительность жизни. Тогда как «изменение уровня жизни во многом зависит от климатических особенностей. Улучшение условий жизни варьирует из-за повышения влажности и количества осадков, которые содействуют развитию земледелия, что, в свою очередь, повышает количество и качество пищевых ресурсов населения. Благополучный образ жизни способствует увеличению численности популяций и освоению новых территорий, неблагополучный – активизирует отток населения из обжитых областей, что в числе прочих причин способствует снижению плотности и численности популяций. Представленная модель биологического развития на примере ближневосточных популяций позволяет выдвинуть предположение, что в эпоху бронзы, так же как и в предыдущие периоды, население во многом зависит от динамики климатических параметров. Социальная и миграционная активность популяций тесно коррелирует с увеличением природных и пищевых ресурсов, и наоборот. По-видимому, социальные стрессовые факторы не являются определяющими в этот период. Следует обратить внимание что привлечение данных палеоантропологии заметно корректирует спектр предполагаемых стрессоров, что приближает нас к более-менее объективному пониманию истории развития цивилизации», - заключила его ученица [А.П.Бужилова "Homo sapiens. История болезни", М., 2005, с.106].

Западная Европа - отнюдь не была некогда благоприятным для жизни и хозяйства регионом, если сравнивать со странами Леванта или Индокитая. В ХУ
I - ХУII веках на короткий срок ее государства – государства тогда национальные, благодаря расовой и этнической монолитности, выработанности в них культурной доминанты - обрели возможность колониальных захватов. Военного превосходства не было – тяжелый лук ацтека был сильнее, точнее и главное - гораздо быстрее испанского мушкета, от стрел ацтеков защищали мексиканские хлопчатобумажные панцири, но их обсидиановые наконечники пробивали рыцарские латы. Превосходство было - лишь организационное [см. Жданович «Биологический потенциал и биологические формы войны народов: Исламский фронт»\ www.zrd.spb.ru, письма, май 2009, гл.2-3]. И Теночтетлан, помимо 1,5 тысяч испанцев с 40 пушками, брали 40 тысяч индейских союзников Кортеса - былых ацтекских федератов, перешедших на сторону завоевателей – вдвое превосходя числом ацтеков.

Вернер Зомбарт – отрицаемый и потому неизвестный в СССР, создал собственную теорию капитализма и его возникновения. В кратком пересказе, по дореволюционному изданию приводимом Гумилевым [«Этногенез и биосфера Земли», 1990, с.с. 420-421], выглядящую след.образом: «Средневековые европейцы не считали сумасшедшими обладателей шелковых платьев и золотых украшений. Сокровища они ценили, и ради них не щадили жизни, ни своей, ни чужой. Но они ценили красоту золота [ср. эпитет: «красное золото»], а не деньги, которыми они начали увлекаться только с Х
II в.. Тогда возникает «страсть к прибыли», которая до того наблюдалась только у евреев [В.Зомбарт «Буржуа», М., б\г., с.23]. Алчность овладела сначала католическим духовенством, потом горожанами и, наконец, целыми странами, но не в равной степени и в разных вариантах… Руководящим стимулом деятельности… [стало] безотчетное стремление к обогащению, которого до этого времени почти не наблюдалось». Зомбарт разделяет этносы, существующие в границах одной западно-европейской культуры, одной религии и даже одной политической нации, - в части доступности развитию капитализма. Например, провинция Каталония – была буржуазной частью Испанского государства уже в ХУII в., а столь же враждебные кастильцам баски - напротив, в отличье от остальных европейцев, доныне остались «чужды очарования золота, оказываемого на все народы» [с.167], и поднесь предпочитают свою родо-племенную войну с испанскими оккупантами развитию «производительного труда», «эксплуатации человека человеком». Столь же слабо выражено было, по Зомбарту, «капиталистическое предрасположение» у кельтов – кельтиберов (а в наше время ирландцев). Подмеченное Зомбартом явление имеет этническую, точнее – противоэтническую природу. «В IХ – ХI в.в., когда «капиталистического духа» [Зомбарт] в Европе еще не было, не было и активной этнической метисации. Люди жили мелкими этническими группами, оформившимися недавно и сохранявшими самобытность. …Задачи, стоящие перед тем или иным этносом, были общими для каждого его члена. Пассионарность равно проявлялась во всех слоях населения, вследствие чего социальные состояния были текучи: трусливые феодалы гибли, а доблестные вилланы становились рыцарями, либо свободными горожанами» [Гумилев, 1990, с.422]. Действительно, феоды – с приписанными к поместьям крестьянами – тогда уже существовали, но они не наследовались, рыцарь получал с крестьян оброк натуральным продуктом, либо временем на барщине, приобретая свободное от производительного труда время (важность сокращения рабочего дня в Советской России в ХХ в. неустанно подчеркивалась Лениным), больш.часть которого должен был тратить на свою спортивную тренировку – не будучи иначе годным к службе в феодальном войске [см. Г.Дельбрюк «История военного искусства», т. 3-й, кн. 2-я]. Ни о каком «развитии производительных сил» речи не было – хозяйство стран классического феодализма (Франция) приближалось к натуральному [В.Самаркин «Историческая география Западной Европы», М., 1976].

Всякий апологет «многонациональности» России, самый расправославный комуняка – является в действительности апологетом капитализма, выразителем интересов еврейства. Так показывается суть и необх.условия «построения капитализма»: «В Х
III – ХУ в.в. наблюдается разделение. В монолитных этносах идет усложнение социальных систем, укрупнение в королевства, выброс излишних пассионариев в крестовые походы или в соседние страны (Столетняя война). А в зонах этнических контактов появляются и богатеют «торгаши» [Зомбарт]. В акматической фазе, а еще больше в фазе надлома они живут за счет раздоров, пользуясь покровительством правителей. Но постепенно они набирают силу и производят второй переход – к инерционной фазе, наиб. для них удобной. Эта фаза им так нравится, что для нее выдумали почетное название – «цивилизации» - состояние, по их мнению, бесконечное [ср.: Фукуяма «Конец истории»]. …В ХУI – ХУIII в.в. «остывание» Романо-германского суперэтноса идет быстро. Пассионарии уезжают в колонии и либо гибнут там, либо возвращаются больными. Особи гармоничные упорно работают дома, на своих полях, в мастерских, канцеляриях, университетских аудиториях. Им некогда бороться за преимущества, практически для них обременительные. И тут-то место, освобожденное пассионариями [«сеньорами и предпринимателями»: Зомбарт], занимают «торгаши» [Зомбарт] – флорентийские менялы, услужливые дипломаты, интриганы, авнтюристы. Они местному населению чужды, но именно потому крайне удобны для венценосцев, особенно тогда, когда у них вообще нет родины. И вдруг им на благо Уатт строит паровую машину и за этим следуют самые разнообразные технические усовершенствования. Города укрупняются, становятся полиэтничными. Человек начинает жить без связи со своим этносом, иногда поддерживая с ним только далекий контакт. Тут-то и проявился «капиталистический дух» европейца… Но почему это так легко удалось? Только потому, что… «вода остыла и замерзает». Когда она замерзнет вся, …торгаши – бактерии, пожирающие внутренности этноса, погибнут, а от этноса останется реликт» [Гумилев, 1990, с.с. 422-423]. Когда не хватит специалистов, чтоб поддерживать созданные трудом советских инженеров энерго- и гидротехнические сооружения – россиянская урбанистическая цивилизация, основывающая свою идеологию на идеях оккупации и захвата Русской национальной собственности и государственности «многонациональным россиянским народом», рухнет!

Лишь в
ХУIII - ХIХ веке возникает технологическое и индустриальное превосходство Европы – благодаря преобразованию энергии механическими двигателями заводов, позволившее колониальным державам подчинить полмира - пустив в дело скорострельную нарезную артиллерию и патронные магазинные винтовки. Державам, однако, отражаемым там, где сопротивление было не то, чтобы сильным, а просто ощутимым (испанцы были отражены в Патагонии, русские – в Японии и даже на Чукотке, англичане – в Непале и Афганистане). Но уже в кон. ХХ века транснациональным капиталом, создавшим некогда индустриальное капиталистическое производство, большая его часть оказалась перенесенной в развивающиеся страны тропического и субтропического пояса. Темнокожая рабочая сила по соотношению: квалификация\стоимость - оказалась дешевле. Предстоящее «отцепление» Белой цивилизации от исторического развития – свидетельствуемо развернутой в Европе, со всем ее «расизмом» (гл.обр. мифическим - измышленным масонско-советской пропагандой) и культурным чванством (подлинным), пропагандою «толерантности» - к иноземным преступным элементам, ввозимым в европейские страны их закулисными хозяевами.

То, что стало необходимым в силу экономической конкуренции – приведет в итоге, столь же неизбежно, к краху техногенной цивилизации, как таковой, ибо – не черные «мозги» необходимы для её, не то чтобы совершенствования, а хотя бы простого поддержания. На руинах железобетонных небоскребов – люди вновь будут сражаться мечами и копьями, выкованными в сельских кузницах, а винтовка – как технологически трудоемкое изделие уступит место сложносоставному луку, близкому по боевым возможностям на дальности действительного огня, но доступному простому ремесленному хозяйству, требуя лишь специализированной – сословной подготовки стрелков.

Так обстоит дело фактически, по ОБЪЕКТИВНЫМ критериям, показывая естественное направление биологической внутривидовой агрессии. Имеющее больше пищевых и иных биологических ресурсов – быстрее размножающееся население обретает перевес над соседями. Перевес, реализующийся в агрессии и истреблении соседей - сдерживаемом лишь непривычными для завоевателей природными условиями, в которых, до известного предела, опосредуемого техносферой, преимущество сохраняют аборигены. В городах Европы, к слову, европейцы перед алжирцами и турками никакого преимущества – некогда позволившего отстоять поля Лангедока и горы Баварии от арабского и турецкого газавата, – уже не имеют!..

***

Указ.явление еще ранее описывали ученые-географы - материалисты, оставшиеся неуслышанными ввиду политического торжества псевдонаучной марксистско-ленинской идеологизации науки, подавления материалистической науки псевдоматериалистическим истматовским мракобесием.

Наибольшая плотность населения - достигается в области тихоокеанской монголоидной расы. Ранее сюда же входила Юго-Западная Азия, ныне - регионы неудобного экстра-засушливого климата, иссыхание которых, исторически, произошло лишь недавно - на наших глазах, в последние тысячелетия [Л.Н.Гумилев "Гетерохронность увлажнения Евразии…, "Вестник ЛГУ", №№ 6, 18, 1966]. Еще во 2-м тыс. до н.э. Аравийский п-ов поставлял в деспотии Двуречья слоновую кость [Д.Бибби "В поиская Дильмуна", М., 1984, с.185]. Именно азиатское побережье Тихого океана – область тропического муссонного климата, область культуры риса, по законам географии, является наиб. благоприятною для размножения рода людского [Г.Вагнер, см.: Э.Ф.Лесгафт "Краткий курс физической географии", М.-Л., 1927, с.263]. Но это черта лишь современной эпохи - эпохи интенсивного земледелия. В Китае же, с его «великой 5-тысячелетней историей», вплоть до 1-го тыс. до н.э., хозяйство было экстенсивным - подсечно-огневым и мотыжно-пойменным земледелием, над скотоводством преобладала облавная охота [«История Древнего мира», 1989, т. 1-й, с.с. 413-414; «История народов Центр.Азии», 1986, с.14]. Распространение рисоводства, соответственно – рост численности местного крестьянского населения, грацильного монголоидного типа, приходится лишь на 1-е тыс. до н.э.. Аналогично, агглютинирующий японский язык - среди восточноазиатских оказался в изолированном положении, в нем прослеживаются два слоя лексики, аустронезийский и алтайский. Причем алтайский – внутриконтинентальный язык, родственный прототипу тюрко-монгольского, как будто был основным, лишь обогащенный впоследствии иноязычными флексиями [«Лингвистический энциклопедический словарь», 1990, с.625]…

Ныне, переселение восточноазиатов в города – сводит на нет их демографические хозяйственные преимущества, и дальнейшая этническая экспансия – поддерживается лишь искусственно, политическими мерами (пропагандистскими и организационно-силовыми). Встретив ответное действие – она сходит на нет, как сошло на нет движение «Большого кулака» в Китае 1900 года, столкнувшись с встречным движением русских и германских экспедиционных войск, владевших шашкой и пикой, штыком и прикладом – не хуже нежели ихэтуани всеми их экзотическими изделиями (так красочно показываемыми в гонконгских боевиках).

И колонизация арийскими народами Тихоокеанского бассейна в глубокой древности - не считается в зарубежных источниках ересью [напр.: П.Бак «Мореплаватели солнечного восхода», М., 1959]. На островах Малайского архипелага она часть истории - достоверно известная и не оспариваемая, не смотря на то что монголоидный расовый тип явно преобладает даже на Яве, где бытовым языком служит малайский, религиозным – арабский, а языком литературы и театра – санскрит, ибо индуистическая цивилизация здесь дожила до эпохи писаной литературы. «Индийская культура сделала малайца теперешним человеком, и сейчас всё, что заполняет духовную жизнь малайца, индийского происхождения» [В.Фольц "В девственных лесах Суматры", М., 1935, с.35]. Время колонизации показывают малайские языки племен, переплыв Индийский океан, завоевавших некогда о.Мадагаскар. Они содержат заимствования из санскрита, сделанные до 2-й\2 1-го тыс. до н.э., до эпохи буддизма [А.Зубов «Человек заселяет свою планету», М., 1963, с.149]. Завоевание происходило около Х в. до н.э. [С.Яхонтов «Языки Восточной и Юго-Восточной Азии…», в кн. «Ранняя этническая история народов Восточной Азии», 1977, с.106].

Японский обычай ойбара - харакири за смертью господина А.П.Окладников сближал с обычаем сопровождения умершего царя его свитою - у скифов [А.Окладников «Открытие Сибири», М., 1979, с.86]. Другой вид харакири – «восстановление чести» по приговору суда заимствован из Индостана, где на восточном берегу его наблюдал Марко Поло [гл. 174-я]. Есть и определенные археологические свидетельства связей оружейного комплекса воинов Японии с Центр.Азией и Вост.Туркестаном, правда относящиеся к более позднему времени – 2-му курганному периоду [Э.Новгородова, М.Горелик «Наскальные изображения тяжеловооруженных воинов с Монгольского Алтая», в «Древний Восток и Античный мир», 1980, с.с. 108-110].

***

«Сему Купалу – бесу еще доныне память совершают, начнеше июня 23 дня в повечерие рождества Иоанна Предтечи до жатвы и далей сицовым образом: с вечера собираются простая чадь обоего пола и сплетают себе венцы из ядомого зелия или корения и препоясавшись былием возгнетают огонь: инде же поставляют зеленую ветвь и емшеся за руце около, обращаются окрест оного огня, поющее свои песни, преплетающе Купалом, потом через оный огонь прескакут», - рассказывала о праздновании на Руси Купалы Густынская летопись. Праздновали «бесовские игрища» шумно: «егда бо придет самый праздник, тогда во святую ту нощь мало не весь народ или град возметется, в селах взбесятся, в бубны и сапели и гудением струнным, плесканием и плясанием», - пишет игумен Елизаровской пустыни Памфил (ХУ
I век). И предстоящее празднование – раскрывает нам, как стала возможной в древности столь широкая конкиста.

Разведя огонь, парни и девки прыгали по-парно, причем считалось, что удержавшие руки сцепленными – вступят в брак. После огненного испытания, парочки шли купаться, а в саму ночь – разыскивали цветущий папоротник. Таковы общедоступные сведения, их усердно и охотно воспроизводят на современных игрищах любители нео-языческого «фэнтази». Между тем, корни Купальского празднования гораздо глубже. Вспомним, что в пьесе А.Н.Островского, получив от Ярилы-Солнца «сладкий дар любви», прыгая через костер, Снегурочка растаивает. Это - отголосок древнейших человеческих жертвоприношений, совершавшихся на праздновании Священной Весны, Ver Sacrum, в те века, когда неолитические люди жили имели ограниченные источники пищи, и количество сородичей – лимитировалось ресурсами среды обитания. «В Риме, как и в других обществах, некогда существовали человеческие жертвоприношения, связанные с недостатком средств к существованию. …Ведь судьба близнецов и основание Рима – не что иное, как проявление обыкновения избавляться от лишнего, ненужного потомства, с одной стороны, и как воплощение ver sakrum – с другой» [И.Маяк «Рим ранних царей», 1983, с.166].

Лингвистические материалы, по которым учеными реконструировалась созданная в безписьменную эпоху индогерманская поэзия, достаточно определенны. Сказалось поразительное свойство языка (языков) – хранить в застывшей форме устойчивые фонетические выражения, рассказывающие об их смысле, бытовавшем некогда, зачастую противоположном теперешнему. Картина сохранения грамматической структуры известных древне-индоевропейских языков, при очень далеком их фонетическом расхождении, ставит в тупик филологов. А.И.Зайцевым эта задача разрешалась посредством гипотезы, что в эпоху дивиргенции арийских народов существовал особый, обще-индогерманский литературный диалект – «эпическое койне», на котором декламировали свои героические поэмы рапсоды. «…Сделанное уже А.Куном сопоставление гомеровского выражения «неувядающая слава» с ведийским выражением
sravah aksitam и aksiti sravah, остающееся и по сей день одним из наиболее убедительных, реконструирует для праиндоевропейской поэзии центральный мотив героического эпоса - «непреходящую славу»» [А.Зайцев «Происхождение греческого гексаметра», СПб., 1994, с.65]. Вообще «вся система праиндоевропейских личных имен, поразительно слабо связанная с религией, но зато включающая в себя типично эпические элементы (в частности, с корнем kleu-), говорит в пользу того, что не только существовал, пусть примитивный, праиндоевропейский эпос, но и что он был одним из краеугольных камней всего мироощущения праиндоевропейцев» [там же, с.68]. Мировоззрение, коим наделил поэт героев Илиады, – передает особенности этого мироотношения - живейшим образом.

Мужской половой орган, сперматозоид, символически показывается значком планеты Марс – исходящей стрелкой. Стрела - слово того же корня что и семя, образовываемые - от индоевропейского глагола
sei, сеять - метать; перенесенный в германских языках на название меча, этот корень остается общеарийским. У древних германцев, по свидетельству Тацита, свадебным даром жениха – невесте(!), был - меч.

Русский свадебный обряд – до ХУ
II в. в народной среде чисто языческий [см. «Христианство…», 1993, т. 1-й, с.351] - включал расчесывание невестиной косы наконечником стрелы [Н.Веселовский «Роль стрелы…», в «Записки Восточного отделения РАО», т. 25-й, 1921]. В архаической древности наконечник стрелы - подвескою входил в состав головного убора замужней женщины, отсюда индусские лобные налепки. Наконечники стрел - подвесками свисают на лбы с начельников музыкантш парфянского рельефного фриза II в. до н.э. в Айртаме на Амударье. Точно такие начельники найдены в скифском захоронении Большая Близница. Вообще, трудно найти скифское женское захоронение, где не было бы бронзовых стрельных наконечников!

Так же и индийскую девушку, убирая к свадьбе, освобождают от «уз Варуны» [К.Тревер «Памятники Греко-Бактрийского искусства в Эрмитаже», Л., 1940], сиречь – косы, атрибута свободной женщины. Назначение её, надо сказать, было прикладное. По замечанию Павлова – переводчика книги Отто Шрадера «Индоевропейцы» [1913, есть репринт] в подстраничном примечании к ней, за косу – догоняя, ловили девок парни, во время «бесовских игрищ у воды». Как сообщает Повесть Временных лет, во время этих игрищ у северян, вятичей, радимичей – у большинства русских племен сговаривались девушки с парнями о побегах из родительской общины, для образования семьи таким образом – избежав необходимости платить положенный за невесту выкуп её родителям. Киевский летописец, сам – христианский монах! – браком обычаи северян (христиан - старше полян, крестившихся еще до Владимирова крещения) не считает вовсе, в его глазах – брак это лишь имущественная сделка (от глаг. брать). Когда в У
IIII веках восточнославянские четы (наименование воинского отряда, как видим совпадает с наименованием парной – су-пружеской семьи) вторгались из-за Дуная в Византию, по свидетельству Прокопия Кесарийского, если византийцам удавалось окружить и в бою уничтожить отряд четников, под доспехами и одеждой части убитых они открывали женщин – сопровождавших мужей в их походах, и павших вместе с ними.

Мы таким образом, видим отголосок едва ли не древнейшего, общеиндогерманского обычая. Когда предки наших народов, одомашнив тягловых животных [см. В.Ковалевская «Конь и всадник», 1977], создав колесные повозки, расселились по всей современной Ойкумене, проблема перенаселенности – стала решаться отселением молодежи. Былые жертвоприношения «искусственного отбора» сильнейших – заменили завоевательные походы. «Древний закон Валлиса предписывает, чтобы при дележе имения между братьями младший получал усадьбу, все постройки и восемь акров земли, а также котел, топор и сошник, потому что отец не вправе передавать эти три предмета никому иному, кроме младшего сына, и, хотя бы они были заложены, никогда не могут быть отобраны. При разделе иного имущества младший сын не пользовался никакими привилегиями» [
Elton, 1882, см.: Д.Раевский «Очерки идеологии скифо-сакских племен», М., 1977, с.182, прим.8]. Современный историк отмечает: «точное соответствие названных предметов секире, чаше и плугу с ярмом, полученным Колаксаем, не вызывает сомнения. Символическое значение предметов здесь уже в значительной степени, видимо, утрачено, но представление о том, что в совокупности они олицетворяют единство трех сторон деятельности в рамках всякого социального организма, в данном случае – валлийской семьи, и что хранителем этого единства выступает младший сын, ощущается здесь в полной мере» [там же], - и мы вправе заключить что легенда о трех священных атрибутах, упавших с неба младшему сыну Первочеловека – вынудив старших передать ему отцовское наследство и покинуть Скифию, зафиксированная Геродотом, есть общеиндоевропейское наследие.

Древнеарийское наследственное право было миноратным. В русских деревнях оно оставалось таковым до ХХ века - при выделении отрубов с родителями оставался младший сын, наследуя усадьбу. Сказки (про везучего дурака) – писали старшие братья… Общеиндоевропейское происхождение показывает параллель между скифской этногонической легендой и независимым от него наследственным правом британских кельтов. И к слову, так же, и само имя Арианы, кроме авестийского наименования Ирана и имени русского первопредка Оря (Влесова Книга), - несет именно Крайний запад, остров Эйриу (Ирландия).

Наследовал отцовскую усадьбу – младший сын, старшие – должны были отправиться в завоевательные походы, на основание колоний. И с ними – уходили их подруги, предпочитающие судьбу спутницы героя-воина - обеспеченному существованию в доме состоятельного хозяина. «В дохристианской Ирландии не было иного термина для обозначения брака, кроме caratrad – «дружба»» [К.Гюйонварх, Ф.Леру "Кельтская цивилизация", СПб. - М., 2001, с.85], ни малейших следов юридической терминологии латинского образца (при общей разработанности древнеирландского права), подобно тому как в средне- и новоперсидском языке, mihr – дружба, и любовь – по второму значению [М.Н.Боголюбов "Афганское mina "любовь"", “Вопросы языкознания», №6, 2008].

Грекофилы обыкновенно жалуются на терминологическую бедность русского языка, слишком широкий круг значений понятия любовь- (нечем передать греческие термины филия- и агапэ-). Жалобы, как в поговорке «медведь дерет и сам же ревет». По смыслу, любовь – эквивалент похоти, она обращена на любого (любую). Чувство же эротической привязанности передавалось понятием – томление. Не считавшимся, к слову, радостным чувством, и даже на родине романтической литературы, «ирландское слово, которое в преданиях обозначает любовь, взаимные чувства и привязанность – это название болезни: serg (неврастения)» [Гюйонварх, Леру, 2001, с.85], - подобно независимой от кельтов оценке, данной Гиппократом. Но уничижительный взгляд на него (как и вообще на т.наз. «страдания», на любой труд, следствие, якобы, «первородного греха») появился после христианизации. Боголюбов к общему с томой- корню выводит и договорное старославянское понятие мены - относившееся первоначально лишь к двоим любовникам, и освящаемое именем божества (откуда видимо, сохранившийся издревле технический термин молитва) [см. Г.А.Кошеленко "Ранние этапы развития культа Мифры", в сб. "Древний Восток и античный мир", М., 1972]. Но брак отнюдь не был «таинством», как это принято у азиопцев - с их хтоническими предпринимательскими культами, был именно caratrad – освещенный словом и не основывавшийся на юридической ответственности (женщина была вольна вернуться в свой род [см. А.В.Шевченко "Антропология населения южно-русских степей эпохи бронзы", в кн. "Антропология современного и древнего населения Европейской части СССР", М., 1986, с.140]), и потому Христос, слухи о еврейском происхождении Которого напоминают слухи о смерти кандидата в Калифорнийские губернаторы Марка Твена [Жданович «Что мы празднуем?»\ www.zrd.spb.ru, письма, январь 2009], говорил, что разводящийся с женой, кроме вины любодеяния*, и женящийся на разведенной, любодействует. Филия- же, как можно понять из персидской аналогии, имела точным эквивалентом доныне употребляемое слово дружба-, тоже связанное понятийно, ибо друг (дружка, дружинник) – это одновременно наименование как приятеля, так и воина, и помощника жениха на свадьбе, что совпадает в русской, немецкой и индийской терминологии [см. Шрадер, 1913].

Не даром в индийском изобразительном искусстве объятия Шакти – это пиктографический знак, показывающий устремленность героя иконографии к борьбе. «Будь госпожою над свекром, будь госпожею над свекровью, госпожою над деверем, госпожою над золовкой», - учит невесту, рвущую с деспотизмом обывателей, старших в роду, свадебный гимн из 10-й мандалы Ригведы – памятника народа, целиком созданного такими, отделившимися от этнического массива отрядами завоевателей. «Наступи на камень; как камень будь тверда. Уничтожай тех, кто пытается причинить тебе зло, побеждай врагов», - говорит Грихья-сутра. Но уже очень давно - последние 2,5 - 3 тыс. лет, как свидетельствует Грихья-сутра [Тревер, 1940, с.77; датировка сутры: Н.Гусева «Индуизм», М., 1977, с.147; Баннерджи, Синха «История Индии», М., 1954, с.с. 37-43] - в Индии отошли от оригинальной формы обряда. На индийской свадьбе расчесывают невестины волосы иглой дикобраза - зверя, не жившего на родине арийцев.

Уже Андроновские стрелы – бронзовые, литые, требующие дефицитного олова. Переход индусов к символическим стрелам, видимо вызван был использованием тесаных – каменных наконечников стрел. Наконечников мощных и очень практичных для одноразового оружия, - кочевникам это некогда и не та плотность населения, чтоб м.б. полностью собрать выпущенные в бою стрелы, в чем выгода технологичных бронзовых наконечников, - но наконечников хрупких, сложных в сверлении. Каменные – обсидиановые стрелы применяла также аристократия ахейских пастухов - колесничие, похороненные в шахтных гробницах Микен и Иолка. Андроновцы же, разрабатывавшие богатейшие месторождения Урала и создавшие тип стрел [Шрамко, в сб. «Оружие скифов и сарматов», 1984], впоследствии известных как скифские, были оседлым народом [см. Д.Авдусин «Археология СССР», М., 1977, с.с. 105, 109].

И на Руси, как видим, вплоть до Позднего Средневековья обычай сохранялся в своей подлинной – древнеарийской, «скифской» форме.

Таким его отголоском и является празднование Ярилы (в латыни – ver
sacrum, слово того же корня, что греческ.Гера, герм. Фрейя), совершаемое на Солнцеворот, описание которого в изложении Крады Велес (Великой Кришны, если переводить кликуху с русско-болгарского на русско-советский речекряк) было воспроизведено в «Агентстве Русской информации». Бытующее поднесь, философия Свободных Людей и воинский смысл которого, тем не менее, забыт, подменяемый псевдоязыческими оргиастическими упражнениями.

Р.Жданович

*«Прелюбодеяние» - это, вообще говоря, скотоложство (прим.авт.).
 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.