WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


ПРИЯТНО ПОГОВОРИТЬ О ХОРОШЕЙ СТАТЬЕ

Речь идёт о публикации в газете «НГ – политика» от 2 июня. Её автор – главный редактор «НГ» Константин Ремчуков. Называется она крайне толерантно и архи-политкорректно: «О русских гениях нерусского происхождения».

Хороший, видимо, человек, Константин Ремчуков (он похож на великолепного городового царских времён – памятник собирательному образу этих страдальцев цепи революций 1905-1917 несколько лет назад установлен в Питере).

Автор пишет, что просто хочет привести «список имен тех, кого вспомнил прямо сейчас, за компьютером».

Мы с удовольствием процитируем К.Ремчукова, потому что люди действительно достойные, внесшие изрядный вклад в русскую историю и культуру. Процитируем, но с нашими оговорками, тоже толерантными (не имеем право забывать об интересах государствообразующего – русского – народа).

«Пётр Багратион – из рода грузинских царей». Империи русской и нужны такие грузины, как Багратион, а не как Кикабидзе или Саакашвили. Кстати, и такие армяне, как маршал Баграмян, который говорил, что если в подразделении русских меньше половины – подразделение небоеспособно.

Далее. «Михаил Барклай де Толли – потомок выходцев из Голландии» (откуда, кстати, приезжали в Россию на заработки). Выдающийся полководец. Лучше даже нашего Кутузова, дважды по масонским каналам отпустившего Наполеона (масонское прозвище – «Зеленеющий лавр». См. воспоминания Коновницына).

«Марк Шагал – еврей, родом из Витебска». Без этого никак! Но лучше б был упомянут еврей Левитан. Творчество Шагала никому из русских не согрело ни разум, ни сердце. Хорошо, конечно, что не упомянут Малевич с его «антииконой» (выражение Бенуа) – «Чёрным квадратом», в честь которого в Питере недавно была позорно-издевательски (т.к. русский народ чувствовал себя оскорблённым этим «творением») установлена мемориальная доска.

Далее автор упоминает имеющих нерусские корни итальянца Растрелли, бежавшего от отечественного сумасшествие в Россию скульптора Фальконе («Медный всадник»)…

Но как-то понемногу теряешь благостно-толерантное состояние духа, когда в перечне Ремчукова появляются враги исторической России – Герцен, Лефорт; или заведомо «притянутые за уши» второстепенные фигуры, или отмеченные слишком обтекаемо-дальней (лишь бы не русской) родословной деятели.

Покоритель Кавказа Ермолов – «потомок выходцев из Золотой Орды». Так пусть чеченцы восстановят ему памятник, - кто же против!

Владимир Даль – «из обрусевших датчан». Так давайте переиздадим его «Расследование о ритуальных убийствах», а не будем сажать людей только за хранение книги, автором которой является «обрусевший датчанин»!

Николай Рерих имеет «шведские корни». Так давайте по ТВ объясним масонскую символику американского доллара (однодолларовой купюры), автором рисунка которой являлся человек со «шведскими корнями». Который, кстати, передал Ленину  странненькое такое «Послание махатм», благословив таким образом антирусскую большевистскую диктатуру. 

И, кстати, почему не упомянут сам Ульянов-Бланк, потомок раввина и матери Мириам? Восполняем…

Есть опасение, что автор был движим не совсем адекватной целью, а именно: пафосом борьбы с несуществующим «русским фашизмом». Химерой, созданной врагами русского народа. После приведенного списка автор воюет с придуманным врагом, который, по его мнению, хочет «зачищать» беременную немку, украинку, польку или грузинку». (По секрету от Брода и Гербер хотим пояснить, что ДАМ именно перечисленных национальностей самые свирепые русские националисты «зачищать» как раз и не собираются. Как они говорят, «существование Польши может быть оправдано только тремя причинами: это Поля Ракса, Барбара Брыльска и Беата Тышкевич!»)

Созданная русскими Империя не хотела (и не хочет) ублажать бандитов типа латышских стрелков, сдавших Колчака чехов,  «чеченских повстанцев» или крымско-татарских пособников фашистов, убивавших под Бахчисараем пленных русских моряков дубинами.

Созданная русскими Империя не хотела (и не хочет) принимать в свое лоно насильников и жульё типа пассажиров «корабля Троцкого», одетых в кожанки палачей русского народа, будущих начальников концлагерей ГУЛАГа (еврейского происхождения, по Солженицыну и по архивным документам), или звероподобных «гастарбайтеров», проникающих к нам по воле продажных чиновников и «мирового правительства», поставившего себе целью замещение русского народа кем угодно.

Талантливого журналиста, каковым, несомненно, является тов. Ремчуков, мы призываем защищать беззащитных защитников (не извиняемся за тавтологию) самого гнобимого на территории России народа – русского народа! Когда была русская власть, все национальности, ставшие частью России и – прав, прав автор! – давшие ей прекрасных людей – были русскими защищены и избавлены от вымирания или прямого геноцида. И так бы всё и продолжалось, возьми власть на вооружение тезис Жириновского 20-летней давности: избавиться он национальных образований, провоцирующих сепаратизм и русофобию.

Заметьте, сегодня НИКТО из руководителей диаспор не покаялся перед русскими за преступления, чинимые соплеменниками на русской земле (см. статистику этнокриминала). Каяться должны только русские?! Обсурд-с!

Одной из главных прерогатив информационной войны сегодня должна быть идея избавления русских от комплекса неполноценности, навязываемого им чуть ли не веками.

Чтобы стало немодным втаптывать русских в грязь.

Чтобы поняли все коренные народы России, что русские – это ствол. Срубите – вы, ветки, прекрасные и пышные, засохнете и сгниёте. А там придут совсем другие люди  (вспомните историю освоения индейских земель американцами).

И ещё.

Несколько лет назад немалыми научными силами был проведён «генетический референдум» по всей Европе. Учёные решили создать «портрет» каждой нации. Так вот. Во всех странах (Франция, Германия, та же Польша) получилось серое пятно. А в России – «внятные» русские лица. Мужчина и женщина.

Иван Ильин 60 лет назад писал, что Россия – самая генетически цельная страна в Европе. И, уверяем вас, пока ничего радикально не изменилось (конечно, если людоедская «толерантность» не сведет русских в могилу в обозримом историческом будущем).

Константин Ремчуков!

В мордовском лагере сегодня сидит Ваш бывший заместитель, наш общий друг – Борис Земцов. Вы самоотверженно бились за его неосуждение. Даже потерпевшая сторона была согласна на условный срок. И Вы, и мы прекрасно понимали, что там была «подстава» (провокация на вымогательство). А прокурор-кавказец требовал 11 лет строгого режима. Земцову дали 8 лет. А за что? Он, отец двоих детей, русский человек «прямого действия», отличился в четырёх войнах (Босния, Сербия, Приднестровье и Абхазия).

И Вы понимаете, что это – месть.

Так давайте же вызволять таких людей из тюрем, высвобождать других от морока и лжи, и в этом видеть долг русского интеллигента, как бы ни было опаскужено это двусмысленное звание!

Аналитический отдел ЛДПР

В «довесок» - краткий очерк, восполняющий некоторые пробелы. Без «русских рун», без этрусков, а так, попроще, попонятнее…

ВКЛАД РУССКИХ В НАУКУ ЗАПАДА
или
О НЕРУССКИХ ГЕНИЯХ НЕРУССКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Сюда не войдет рассказ о фирме “Самсунг”, взлетевшей в последние годы благодаря русским инженерам-радиоэлектронщикам, потому что мы вынуждены ограничиться временем до 1970 года. Данные взяты из уникальной монографии П.Е.Ковалевского “Зарубежная Россия”, вышедшей в Париже крохотным тиражом в 1 тыс. экземпляров... Советуем воспринять эти публикации как учебник для детей и взрослых. Для всех, кто по-смердяковски готов хохотать, когда встречается с утверждением, что Русская цивилизация - это не просто великолепная цивилизация, нормальное развитие которой было во многом пресечено революцией, это - первая среди равных цивилизаций, если не лучшая и коренная.

Пастеровский институт.

Первым мировым научным центром, в работе которого русские приняли самое близкое участие, был Пастеровский институт в Париже и его отделения в разных странах.

С Пастеровским институтом у русских были давнишние связи. Уже в 1890 году Луи Пастер поручил И.И.Мечникову, который был его ближайшим сотрудником и впоследствии помощником директора института, пригласить для работы в институте Сергея Николаевича Виноградского, но последний был тогда занят организацией Института экспериментальной медицины, основанного принцем А.П.Ольденбургским. С.Н.Виноградский не смог принять предложенного ему поста, но посетил Пастера в Париже и через 32  года (1922) встал во главе одного из важных отделов института, исследовавшего микробиологию почв.

Для академика Сергея Николаевича Виноградского (1856-1952), который был уже тогда всемирно известным ученым, Пастеровский институт купил владение в Бри-Конт-Робер и устроил там специальные лаборатории. После кончины С.Н. не нашлось ему заместителя и экспериментальная станция была ликвидирована.

В Бри-Конт-Робер С.Н.Виноградский работал 30 лет и создал новую область в науке биологии - агробиологию Он на опыте оказал, что бактерии могут питаться минеральными веществами и, в частности, серой, железом и водородом. Очень большое значение имеют его работы, касающиеся бактерий, питающихся атмосферным азотом, так как они могут быть использованы для оплодотворения почв. Таким образом, благодаря трудам С.Н.Виноградского, не только биология, но и агрономия обогатились новыми методами.

Ученики И.И.Мечникова (1845-1916), Безредка, Метальников и Манухин начали свои работы еще до революции и продолжали их после 1920 года. Первый из них, окончивший Новороссийский университет и работавший под руководством Мечникова, который тогда занимал кафедру в Одессе, стал его преемником в Пастеровском Институте.

Вопросами иммунитета занялся и второй ученик Мечникова, который был также учеником И.П.Павлова - Сергей Иванович Метальников...

Из русских ученых, которые были в сношениях с пастеровским институтом до начала русского рассеяния, надо назвать в первую очередь Михаила Яковлевича Преображенского (1861-1936), который начал свою работу в институте в 1895 году и специализировался на лечении ранений. Его работа “Антисептическое лечение ранений” и исследования, напечатанные в Х1 томе “Анналов Пастеровского института”, считаются классическими. Во время войны он провел в качестве хирурга все три года на фронте, а по приезде во Францию в 1921 году занял место библиотекаря Пастеровского института. Методы лечения ран, разработанные М.Я.Преображенским, применялись широко в последнюю войну...

Третьим сотрудником Пастера и его ближайшим преемником был профессор Александр Безредка, который приехал в 1896 году в Париж и посвятил себя целиком работе в институте. Его труды касаются серотерапии. Метод, стремящийся избежать потрясений у больных после операций, называется методом Безредки, и применяется во всем мире...

Четвертым сотрудником Пастера и Ру явился Виктор Николаевич Анри (Крылов), который занимал в институте видное положение. Он умер в начале второй мировой войны.

Пятым крупным русским ученым является член Медицинской академии Петр Николаевич Грабар, который долгие годы стоял во главе одного из отделов института. Он родился в 1898 году в Киеве, окончил там среднее образование, потом за границей получил диплом инженера химика в Нанси, и два докторских диплома по защите диссертаций в Страсбурге и Париже. Он преподавал на медицинском факультете в Страсбурге, а в 1938 г. начал свою работу в Пастеровском институте. В 1960 году он был назначен директором Научного института по исследованию рака в Вильжюифе под Парижем. Он напечатал около 400 научных работ и главные его труды касаются иммунохимии и иммуноэлектрофоретического анализа.

Доктор Леон Иванович Кепинов заведовал в Пастеровском институте физиологической лабораторией и отделением по выработке противозмеиных сывороток. Он опубликовал ряд работ по анафилаксии и роли поджелудочной железы...

В общении с Пастеровским институтом проходила работа известного специалиста по раку, первой женщины, получившей в России кафедру по хирургии, Надежды Алексеевны Добровольской-Завадской. Она занималась воздействием радиолучей на нормальные и патологические ткани и исследовала наследственные раковые опухоли.

Из других русских исследователей, работавших в Пастеровском институте, назовем энтомолога доктора К.Туманова, специализировавшегося на болезнях пчел, д-ра В.Шорина, написавшего несколько работ по иммунитету, д-ра В.М.Зернова, работавшего над вопросом иммунитета и серотерапии у насекомых., М.А.Волконского, разработавшего специальную технику цитологических изысканий, и д-ра Гречурова, посвятившего свои труды раковым поражениям тканей.

Необходимо отметить, что и в отделениях Пастеровского института вне Франции участие русских было значительным. В Сайгоне (Вьетнам) работал профессор В.А.Юрьевич, стоявший во главе лаборатории по изготовлению вакцин против заразных болезней. Он же изобрел особый способ промывания крови перед инъекцией (переливаниями).

В Тунисе работал проф. А.Т.Васильев. Его исследования касались борьбы с чумой и распространения ее через грызунов и блох.

По радиологии работал ассистент Добровольской-Завадской Н.И.Кобозев, а по радиографии - д-р С.И.Веретенников, создатель науки сравнительной радиологии.

Таким образом, Пастеровский институт, в основании которого в 1888 году приняли участие русские, и часть сумм на сооружение которого пришла из России, остался тем научным центром, где русские зарубежники широко применяли свои силы. (Всех научных работников из русских, связанных с Пастеровским институтом,  больше тысячи ).

Европейские и американские обсерватории

В 1922 году из России был выслан, в числе других ученых, декан физико-математического факультета МГУ Всеволод Викторович Стратонов, который обосновался в Праге, где работал и читал лекции по астрономии. Судьба его, как и многих русских ученых, тяжела. Несмотря на свои заслуги, он был замолчан и только в последнее время его труды были оценены. Начал он свою работу в Пулково, потом был назначен директором обсерватории в Ташкенте, где произвел ряд исследований туманностей и звездных скоплений. В очерках по истории астрономии в России проф. Б.А.Воронцов-Вельяминов (Москва, 1956) так характеризует работы Стратонова и его снимки туманностей: “Снимки Стратонова имеют сейчас огромную ценность. Из этого материала получено много интересных выводов”.

В Праге проф. Стратонов опубликовал ряд ценных трудов: “Астрономию” по-чешски (Прага, 1927, 640 стр.) и по-немецки (Лейпциг-Берлин, 1929, 800 стр.); “О потерях атмосфер планетами и поглощении света в космическом пространстве”, а также “О раздвоении млечного пути”. Он был также занят проблемой обитаемости других планет, о которой теперь много пишут в связи с полетами на луну.

Парижская обсерватория получила очень ценного сотрудника в лице Николая Михайловича Стойко-Радиленко, родившегося в 1894 году в Одессе и окончившего Новороссийский университет. Уже в своем родном городе он работал в местной обсерватории, выдержал магистерский экзамен и стал доцентом. После нескольких лет преподавания в Болгарии, он был в 1924 году приглашен в Парижскую обсерваторию, в которой состоял астрономом до выхода в отставку, но продолжает работать до сего времени над вопросами, связанными с точным определением времени при помощи астрономических наблюдений, так как необходимость измерения времени до десятимиллионной секунды требует все новых аппаратов. Наиболее точным оказалось планетное время, так как самые точные аппараты, т.н. кварцевые часы, были недостаточны.

В 1944 году Н.М. стал во главе отдела времени при обсерватории, а в 1945 году был избран заведующим отделом времени Международного бюро времени. Он состоит членом Международной комиссии долгот. Последние его работы (всего им опубликовано свыше ста) касаются орбит падающих звезд и перемещения материков.

В Алжирской обсерватории с 1929 по 1961 год работал Борис Борисович Веселовский, родившийся в 1896 году в Царском Селе. Он учился в Петербурге, потом в Праге, где получил степень доктора астрономии. Его специальностью в Алжире была, с одной стороны, сейсмология, а с другой - движение звезд и их каталогизация.

В Америке особым уважением с почетом пользовался астроном Отто Людвигович Струве, сын директора Харьковской обсерватории, который переехал в США в 1921 году, был профессором Берклейского университета в Калифорнии и директором Национальной обсерватории в Гринбенк (Вирджиния), а в 1952-55 годах состоял председателем Международного астрономического союза. Главные его труды касаются спектроскопии двойных и переменных звезд. Его работы, написанные по-английски, были переведены на русский язык и напечатаны в Москве. Второе издание вышло в 1967 году и охарактеризовано как “ясное и наглядное изложение астрономических и физических идей”. Внук основателя Пулковской обсерватории, Отто Людвигович умер в 1963 году...

В науке, которая теперь занимает умы в связи с посылкой искусственных сателлитов и полетами на луну, русские приняли тоже видное участие. Еще в 1914 году проф. Д.П.Рябушинский писал о возможности междупланетных полетов, но тогда это казалось недостижимой фантазией. В 1919 году он произвел первые опыты на пляже около Биаррица, применяя метод Циолковского в запуске ракет. В 1950 году в Париже собрался первый международный конгресс астронавтики, председателем которого был избран русский - Александр Ананов. В том же году он прочел в Париже имевшую большой отклик в научном мире лекцию, озаглавленную “Атомная энергия и астронавтика”, в которой  изложил теории своего учителя К.Э.Циолковского. Он подробно остановился на всех деталях будущих междупланетных кораблей. Через десять лет идеи, высказанные Анановым, были осуществлены и в СССР, и в США.

Аэродинамический институт в Париже

Работа русских здесь тесно связана с изысканиями проф. Димитрия Павловича Рябушинского и его учеников. Д.П.Рябушинский (1882-1962) начал свои исследования в 1904 году в основанном им под Москвой Аэродинамическом институте в Кучино, а по своем приезде во Францию в 1919 году, был привлечен к работе французским Министерством воздухоплавания. В 1929 году он был назначен помощником директора  Аэродинамического института Парижского университета и со-директором лаборатории аэродинамики, в которой он подготовил ряд специалистов. Из них назовем В.Г.Демченко, С.Н.Владимирского, А.Б.Гербильского и И.К.Воронца. В 1922 году Д.П.Рябушинский защитил в Сорбонне диссертацию на степень доктора физико-математических наук, а в 1935 году был избран членом-корреспондентом Французской Академии Наук.

Кроме циклов лекций по аэродинамике в Сорбонне, Д.П.Рябушинский делал доклады в Варшаве, Оксфорде, Белграде и в американских университетах. Построенные им научные аппараты были показаны на воздухоплавательных выставках в Париже и Льеже.

В 1954 году весь научный мир праздновал 50-летие ученой деятельности Д.П.Рябушинского и приветствия были получены им со всех пяти континентов.

Его научные труды, которых было напечатано свыше 200, касаются аэродинамики, астрофизики, баллистики, сверхзвуковой динамики, геометрии, гидродинамики, математики и теоретической физики. Разработанная им аналогия между воздушными и жидкостными течениями носит название “Аналогии Рябушинского”. В геометрии важны его исследования по абсолютным величинам и по прерывистой геометрии. Его последняя работа “О некоторых обобщениях теории сложных чисел и о их применении в геометрии” была издана французским Министерством воздухоплавания.

Д.П.Рябушинским было основано в Париже Научно-философское общество... Им же основано “Общество охранения русских культурных ценностей за рубежом”, которое взяло на себя инициативу спасения от гибели архивов и научных работ русских вне родины.

В связи с работами русских по аэродинамике необходимо отметить труды строителей самолетов, и в первую очередь - Игоря Ивановича Сикорского (1889-1972).

И.И. родился в Киеве и был сыном профессора психиатрии местного Университета. Совсем еще молодым, в 1908-1911 годах, он построил первые модели как аэропланов, так и геликоптеров, а в 1912 (в 23 )  году стал главным конструктором аэропланов Русско-Балтийского завода в Петербурге. Им были построены аэропланы “Илья Муромец” и “Русский Витязь”, получившие ряд высоких наград.

В 1919 году Сикорский переехал в США, где ему было очень трудно возобновить, из-за неимения капитала, свое дело, но пришли на помощь русские, жившие в Америке, и благодаря их поддержке уже в 1924 году был построен самолет, поднимавший 14 пассажиров и имевший скорость в 100 км/час. С 1939 года И.И.Сикорский специализировался на постройке геликоптеров, и он по праву может быть назван отцом современных вертолетов. Заводы И.И.Сикорского в Бриджпорте стали главным центром их постройки. И.И. всегда подчеркивал гуманитарное значение своих аппаратов. Во время последних войн вертолеты Сикорского спасли тысячи раненых и служат для перевозки больных и погибающих. На некоторых из них отмечается количество спасенных.

Кроме И.И.Сикорского надо упомянуть среди авиаконструкторов А.Северского, Кудлаенко, Баранова, Грязнова, Бодянского, Джунковского, К.Захарченко и Б.Корвин-Круковского.  И.И.Сикорский принимал близкое участие в общественной и благотворительной работе русского Зарубежья в США. Он был председателем правления Толстовского Фонда.

Русские геологи за рубежом

Ни в одной научной области русские за рубежом не развили такой широкой деятельности, как в геологии и связанной с нею науке почвоведения, применяя в них русские методы, унаследованные от основоположников этих наук в России. Необходимо отметить, что в этих двух дисциплинах проявили свои таланты и трудоспособность все три поколения русских за рубежом:  те, которые были уже видными учеными в России; те, кто начал свою работу вне родины; наконец, те, которые получили образование и даже родились вне России, но сохранили живую связь с русскими научными традициями.

К старшему поколению принадлежат два академика: Николай Иванович Андрусов (1861-1924) и Владимир Иванович Вернадский (1863-1945).

Первый из них, крупный геолог и всемирно известный палеонтолог, изучал, главным образом, третичные и четвертичные отложения и был большим знатоком Черноморского и Каспийского бассейнов. Один из основателей в 1918 году Таврического университета, он по выезде за границу продолжал свои научные труды в Париже, а потом в Праге, где и скончался в 1924 году. Его биограф так охарактеризовал академика Андрусова:

“Это был замечательный русский человек, из тех самородков, матерью которых часто бывала наша великая русская земля. Сын бедного моряка, погибшего, когда Н.И. было всего десять лет, он выбился из крайней нищеты до положения академика и всемирно известного геолога, поддерживая свою мать, трех сестер и младшего брата”.

В 1961-65 годах в Москве вышло четырехтомное собрание его работ.

Второй известный геолог, академик В.И.Вернадский, ректор Таврического университета, один из создателей геохимии, выехал из России тоже в 1920 году, напечатал в Париже курс геохимии, но потом вернулся в Россию.

Самым крупным геологом среднего поколения является Николай Николаевич Меншиков. Он родился в 1900 году в Москве, где и окончил среднюю школу. Высшее образование он получил в Париже и в Парижском университете защитил диссертацию на степень доктора геологии. Его главные работы посвящены Сахаре, где он в течение многих лет производил геологические испытания. В Бени Аббесе он основал центр изучения Сахары. Созданный буквально из ничего, этот центр включает теперь три отдела: физический, геологический и биологический с отделениями животным и растительным, и является крупным научным центром по изучению пустыни. Он имеет отделение в Париже, куда поступают материалы, собранные на месте. Большую роль Н.Н.Меншиков сыграл в деле нахождения в Сахаре воды и нефти. Его жена, Екатерина Сергеевна, основала при центре ботанический сад.

Н.Н. являлся возглавителем целой школы молодых геологов. Из его учеников и помощников назовем Андрея Феофиловича Мейендорфа (1918-1942), который много раз сопровождал его в Сахару, а потом начал самостоятельные исследования Большого Эрга. Он погиб в Сахаре, на пути обратно во Францию, выпив отравленной воды из пустынного колодца. Насколько значительны были заслуги молодого Мейендорфа, показывает то, что французское правительство объявило его заслужившим национальную похвалу. Н.Н.Меншиков, со своей стороны, был награжден высшими отличиями за свои выдающиеся труды.

Главной заслугой среднего поколения русских геологов было осуществление геологических карт Африки и отчасти Франции и Сирии.

Каждый из исследователей занялся отдельным районом и посылал данные и минералогические образцы в Париж, где они разбирались под руководством опытного геолога-петрографа Е.Ереминой, работавшей в Сорбонне, неизменной руководительницы и советницы русских молодых геологов. Материалы по Сахаре и Ливийской пустыне были даны Н.Н.Меншиковым, по югу Туниса - Е.Беркаловым, по Тибетси - А.Шуберским, по французской Западной Африке - С.Серпокрыловым, по Экваториальной Африке - Б.Бражниковым, по Восточному Судану - В.П.Перебаскиным, по Габону - Б.Шубертом, по Убанги-шари -В.Лебедевым. В Сирийской пустыне изыскания были предприняты А.Келлером.

По собранному материалу была составлена первая геологическая карта Африки А.Качевсим. Она была начерчена М.Клементьевым, а гравирована Б.Поповым. В июле 1933 года известный французский геолог проф. Люто повез ее на Международный геологический съезд в Вашингтоне, и она была принята потом как необходимое пособие при изучении геологии во многих странах.

Необходимо отметить труды проф. М.Ульянова по составлению геологического описания массива Монблана и труды Пятницкого по геологии Аргентины.

М.Ульянов, проф. Лозаннского университета, еще в начале 70-х, в возрасте 92-х лет, продолжал свои исследования о жизни ледников. По его геологическим и петрографическим картам был прорыт тоннель под Монбланом.

В Праге живет (напоминаем, текст написан в 1970 году - Ред.) видный русский геолог, сын академика Н.И.Андрусова, Димитрий Николаевич Андрусов. Он родился в 1897 году в Юрьеве, где его отец был в то время профессором университета, и с юных лет, благодаря влиянию отца и матери, дочери знаменитого исследователя Трои Шлимана, начал заниматься геологией и сопровождал отца в его научных экспедициях. Высшее образование он получил в Париже, а потом в Праге, где защитил докторскую. Специализировавшись на геологии Карпат, он с 1929 года стал ассистентом проф. Кеттнера и был одним из основателей Карпатского геологического общества. Результатом его изысканий явилась обобщающая работа “Геология Словакии” и основной труд “Геология Карпат”, над которым он работал до 1960 года.

В 1938 году он - директор Высшей технической школы в Кошицах, которая после венгерской оккупации была переведена в Братиславу. Там им основан Геологический институт. В 1954 году Д.Н. избран в члены Словацкой АН. Его трехтомный труд о чехословацких Карпатах был закончен в 1966 году.

В Страсбурге работает в Геофизическом институте Николай Михайлович Дешевой. Он родился в 1894 году в Днепропетровске, получил образование в Институте инженеров путей сообщения в СПБ, а закончил его в Нанси и Страсбурге с дипломом инженера-геолога. До 1939 года он работал в Страсбургском геологическом институте, а после войны - в Минералогическом и Геофизическом институтах Страсбурга.

Его основным трудом является карта средней интенсивности землетрясений за последние два столетия.

В Марокко с 1930 по 1968 год провел крупную геологическую работу Николай Владимирович Гуськов. Он родился в 1901 году в Екатеринославе, где и закончил среднее образование. Во Франции он учился на Естественном факультете в Париже и в Геологическом институте и Высшей школе нефтеведения в Страсбурге, а с 1930 года производил разведку меди в Атласе. С 1934 по 1940 год он исследовал геологические залежи в северном Марокко и составил общую геологическую карту этой страны.

Кроме того, он провел оводнение района Коломб-Бешар в Алжире, а в 1954 году нашел воду в окрестностях Бискры, и в его честь эта буровая скважина была названа “Айн Гуськов”. Последние его работы до выхода в отставку были проведены в качестве советника по гидрологии алжирского правительств. За работой бурения 60 скважин на воду он наблюдал до своего отъезда из Алжира в 1968 году.

К среднему поколению геологов принадлежит Георгий Адрианович Дейша, сын известного гидролога. Он  создал оригинальные теории в отношении альпийских пород, которые применимы и в других горных массивах.

Из других трудов русских геологов среднего поколения надо отметить изыскания по нахождению нефти во Франции братьев Перебаскиных

Больше всего русских геологов вышло из стен Геологического института в Нанси, преобразованного позднее в Национальную школу геологии и горной разведки. По подсчетам геолога А.Городыйского, из нее вышло только за 1921-34 годы свыше 50 геологов русского происхождения.

Назовем ее Г.Н.Ермакова, главного инженера Бюро по жидкостям и горючим, специалиста по микропалеонтологии Н.И.Грекова. Копи калия разрабатывали В.Майковский и Е.Милохов. Братья Б. и Г.Шуберт были начальниками геологической службы, один в Гвиане, другой в Марокко.

В Марокко работал также Георгий Осипович Шероцкий. С 1931 года в течение почти сорока лет он производил работы по гидрогеологии, преподавал минералогию и петрографию в горной школе в Рабате и опубликовал пертрографический словарь.

В Риге преподавал известный геолог Б.А.Попов (1871-1950).

В молодом поколении отметим научные работы Б.Бражникова, К.Куриленко, В. Щепинского, специалиста по непрозрачным минералам Бабкина, С.Крылатова, специалиста по изучению руд А.Овтрахта. В гидрогеологии выдвинулись В.Флоров и А.Шестряков, в океанографии - В.Нестеров и В.Романовский.

В Америке выдвинулся русский геолог Леонид Смирнов, который производил разведку нефти на Аляске и считается большим специалистом по арктической нефти. Он преподает теперь в университете в Торонто.

Филологи и историки литературы

Наиболее выдающимся и общепризнанным авторитетом в области филологии является Борис Генрихович Унбегаун. Он родился в Москве в 1898 году, окончил там немецкую гимназию, потом Юнкерское Константиновское училище и был произведен в 1917 году в офицеры. Участник Великой и гражданской войны, он после эвакуации из Крыма продолжил свое образование в Люблянском университете, а в 1924 году переехал в Париж, где прошел курс университета и Школы восточных языков. В 1935 защитил диссертацию на степень доктора словесности. Темами его были “Русский язык ХVI века, флексия существительных” и “Начало литературного языка сербов”.

С 1926 по 1936 год он был библиотекарем Славянского института в Париже, а в 1936 был приглашен читать лекции по славяноведению в университете в Брюсселе. Занимал этот пост до 1953 года, а с 1937 был одновременно проф. Страсбургского университета. Когда этот университет был переведен во время войны в Клермон, Б.Унбегаун был арестован оккупационными войсками и отправлен в лагерь Бухенвальд, где и оставался до 1945 года. С 1948 года он читал лекции в Оксфорде, а с 1953 переехал окончательно в Англию, где для него была создана кафедра сравнительной славянской филологии...

Его работы касаются сравнительной славянской филологии, древнецерковнославянского языка, грамматики русского, сербско-хорватского, чешского и польского языков, лексикологии и семантики, истории русского языка и русской метрики. Член Бельгийской и Немецкой академий наук...

Вторым крупным филологом был рано умерший кн. Николай Сергеевич Трубецкой (1890-1936), создатель науки фонологии и профессор Венского университета. Главные труды: “Морфологическая система русского языка”, “основы фонологии”, “Грамматика древнецерковнославянского языка”. Один из основателей Евразийского движения...

Третьим замечательным филологом был Юрий Станиславович Коловрат-Червинский. он защитил в Париже две диссертации на степень доктора филологии, причем обе его работы были настолько специальны и разработаны, что ему степень была дана без обсуждений: первая касалась палатализации буквы “л” в романских языках, а вторая  - прямого дополнения в средневековом романе о Трое. Ю.С.Коловрат-Червинский знал около 30 языков, но не смог применить своих знаний, был до конца жизни переводчиком и преподавал в русских школах в Ницце. Он, между прочим, исследовал отдельные наречия баскского языка и установил его связь с дальневосточными языками.

В Чикагском университете преподавал санскритский язык и санскритскую литературу Г.В.Бобринский...

Людмила Александровна Фостер, преподававшая русский язык в Америке, задалась целью дать не только специалистам, но и всем интересующимся русской литературой, полную библиографию всего, что было напечатано за границей на всех языках, как в отношении литературных произведений, так и их оценки. Она провела эту колоссальную работу одна и не только снабдила ее полными библиографическими справками, но и указаниями, где эти издания можно найти. В основу она положила коллекции Гарвардского университета, но вошла в сношение со всеми русскими культурными центрами в мире. В результате этого труда появилось в Бостоне единственное в своем роде и исключительно ценное издание, имеющее 1247 страниц и показывающее, насколько широка была литературная и издательская деятельность Зарубежья и какой интерес она вызвала в Европе и в Северной Америке.

Игорь ДЬЯКОВ
 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.