WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


«Пайлот» был первым

05.03.09 в «С-Петербургских Ведомостях» вышла симпатичная статья, посвященная первому линейному ледоколу «Ермак» - флагману полярного ледокольного флота, в 1964 году «пущенному на патефонные иголки», как выражаются моряки. И всё бы ничего, если бы не мелкие и крупные ошибки, допущенные в ней. Из океанского ледового плена «Ермак» (капитан М.Я.Сорокин) освобождал ледокольные пароходы «Садко», «Степан Малыгин» и «Георгий Седов», а не «Садко» и «Малыш», как написали «Ведомости». И не в 1930, а в 1938 году. «Седов» из-за поломки винта вынужден был тогда остаться на следующую зимовку, которую возглавили капитан Константин Сергеевич Бадигин (будущий писатель) и начальник научной части Виктор Харлампиевич Буйницкий (тогда студент-практикант Гидрографического института, единственный из научного состава экспедиции, оставшийся на зимовку) [см. «Записки о жизни и работе на ледокольном пароходе Георгий Седов», 1950, в 2-х томах]. Впоследствии я расскажу об этом. НП некогда, к сожалению, утратил статью архангельского автора, посвященную В.Х.Буйницкому, вместе с экспроприированными карательными органами компьютерами…

Мы понимаем, что материалы зачастую готовятся в спешке. От редакции, надо полагать, потребовалось приглушить умеренно-антисоветским материалом дату 05 марта. Но коллеги, «Ведомости» - это официоз, и условия существования городского официоза, сравнительно нами, националистами, будут однако получше!..

Заметка называлась «Ермак» был первым», что неверно само по себе. Бороться с ледовыми полями, преграждавшими путь, моряки стремились издавна. В Х1Х веке суда, ходившие в Балтийском море, с началом ледостава иногда оборудовали насаживаемой на форштевень ледовой насадкой – похожей на те, каковую представляет форма носа современных ледоколов – «наползающих» на ледяные поля. Но пути технического решения чисто ледокольного судна были тогда ложны – конструкторам, полагавшимся на силу механического двигателя и паро-силовой энергетической установки, оно мыслилось как ледорез - рассекающий льды напролом, предельно удлиненной носовой частью. Было много и иных идей, основанных на представлении о борьбе с льдом «прямой» силой. Среди изобретателей был и известный писатель Жюль Верн - устами капитана Немо предложивший нагревать корпус судна. Теперь на атомных ледоколах – обладающих избытком теплопроизводительности, начиная с «Арктики», эта идея реализуется. Но для энергетических установок того века это было утопией.

Новатором, интересным нам, оказался кронштадтский судовладелец Михаил Осипович Бритнев. 25.04.1864 «Кронштадтский вестник» сообщал: «Большое удобство для публики, желающей ехать в Петербург и для приезжающих оттуда, доставляет винтовой пароход «Пайлот» почетного гражданина Бритнева, который ходит ежедневно до настоящего открытия навигации три раза в день с пассажирами в Ораниенбаум в 8, 12 и 3 часа».

Именно «Пайлот» - судно всего 26 метров длины, с машиной лишь 60 л.с., стало первым мире механическим ледоколом [см. С.Белкин «Сокрушающие лед», 1983]. Его создатель – механик-самоучка был выдающимся изобретателем своего времени. В 1868 в Кронштадте им основывается водолазная школа. За 5 лет до Морского министерства он начал использовать при разгрузке и погрузке судов плавучие краны. Когда Бритнев решил построить судостроительный завод, не имея достаточного земельного участка на берегу, он разместил з-д в глубине острова, проложил к воде дорогу, по которой выстроенные корпуса судов до 1000 т водоизмещения подавались специальными транспортерами. И пожалуй, как намекает С.И.Белкин, если бы не предпринимательская деятельность изобретателя – пренебрежительно именовавшегося в советских источниках «неким купцом из Кронштадта», ему на страницах истории ледокольного флота уделялось бы больше места.

Задумавшись над проблемой плавания во льдах – М.О.Бритнев перестроил носовую часть парохода, снабдив привычной нам ледокольной формой. Этого оказалось достаточно, чтобы ходить в замерзающем Финском заливе, поддерживая навигацию. Ледоколы Бритнева «Бой» и «Пайлот» обслуживали Кронштадскую линию 27 лет, оказав помощь множеству судов, но ни разу (!) не получили серьезных повреждений.

Зима 1871 г. выдалась на Балтике необычайно морозной. Льды сковали Гамбургский порт, и его администрация срочно командировала в Петербург специалистов. Осмотрев судно Бритнева, немцы за 300 рублей купили его чертежи, после чего началось строительство портовых ледоколов в Германии. Первый ледокол немецкой постройки так и назывался «Айсбрехер 1» - это точная калька русского слова «ледокол». По-английски тип судов зовется так же - «айсбрейкер». Вслед за Германией, суда этого типа начали строиться в Дании, Швеции, Канаде, Штатах. В 1891 году в Швеции был заказан 700-сильный ледокол для нужд Николаевского порта, в 1892 – уже 3500-сильный ледокол «Надежный» для Владивостокского порта, обеспечивший круглогодичную навигацию на Тихом океане.

Тогда же металлурги научились варить сталь, пригодную для изготовления цельностальных судовых корпусов. Именно этим изобретением воспользовался С.О.Макаров – для своего проекта линейного ледокола, первым в мире вышедшего на океанические просторы.

Р.Жданович
 

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.