WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


СУДЬБЫ КИТАЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

В нашем обществе – с тех времен времен когда пелось «руськи с китайся – братья навек» сильно распространены легенды о древности китайского народа, якобы восходящей чуть ли не к эпохе до грехопадения, о великой китайской культуре, несомой этими благодетелями варварам, окружающим Срединную Империю. Выскакивают они в т.ч. и на страницы ЗРД [напр.: Илья ПРОКУДИН "Мы просто не умеем их готовить к любви", ЗРД, №4, 2008] ибо дружба с Китаем против Европы Америки (имеющей с КНР, надо пояснить, договор о дружбе и военной помощи против России, с 1973 г.) пропагандируется т.наз. «патриотами» (термин в кавычках, по существу ими присвоенный, ибо слово латинское, а римляне государство в отрыве от народа, в нем титульного – СОБСТВЕННОСТЬЮ которого является оное, не рассматривали). Их можно понять, когда даже Ротшильд зачастил в Гонконг, и судя по размерам долларохранилища Пекина (св. 2 трлн. $), экономисты высказывают резонные предположения о переезде Мирового министерства финансов - мирового эмиссионного центра в Пекин [см. Б.Ключников "Война. Пока финансовая", «Наш Современник», №4, 2008].

Правда, не будучи выразителями интересов своего этноса, что характерно антисистемщикам, заботясь о самосохранении, «патриеты» как водится поспешествуют. Мировое правительство – существующее давным давно, интегрирующее страны «большой семерки» и ее сателлитов, не строит на сей счет иллюзий и не случайно доныне избегает «светиться» - выставляя на всеобщее обозрение своих «национальных» зиц-председателей, делая их объектами протестов оппозиции. В этом отношении поучительна судьба Луи Наполеона. Над ним тоже в Булони в 1840 г. парил Имперский Орел, с клекотом опускаясь на шляпу «претендента», совсем как летающая тарелка (согласно вкусам века сего) над читающим президентскую присягу «принцем-бастардом» Бараком-Хуссейном Обамой. Подобно американским масонским президентам он успел учинить кровавую бойню в национальной столице своей страны (в 1851 г. в Париже), устроил в 1855 г. кровавую баню феодально-православным спиритуалистам из Москвы и Петербурга, отрицавшим науку, Нацию и военную Силу как их совокупное выражение, во имя торжества «православия, самодержавия и покорности». И даже на четверть века (1849-1871 г.г.) оккупировал своими восками «Вечный град» Рим!.. Но когда двинулись на Рейн железные Арийские Легионы Мольтке-старшего, как от всей нарисованной в газетах (куда как более даровитых, сравнительно с теперешними) державной мощи воцарившегося Антихриста – не осталось и следа. Держава его рухнула, как по мановению ока. Похожим образом обрушивалась американская военная мощь в 1973 и китайская в 1979 годах. Хотя тогда даже противник их - был чисто местный, не строящий никаких всемирных планов (как Кайзер в 1871 г.), напротив, радый до отпотевания манишки - вписаться тот самый в «новый мировой порядок», если туда пустят (что показывают текущие международные соглашения Вьетнама).

В преддверии этого, не дерзая манипулировать мировыми процессами, мы приложим усилия к разрушению тех баснословий, что обрамляют мифологию нового времени.

Ознакомление со специальной литературой, изданной за пределами КНР, в том числе и в нашей стране, приводит к несколько иным выводам, показывая возраст собственно китайской цивилизации – не превышающий возраст урбанистических цивилизаций доколумбовой Америки, как и цивилизаций, родственную им в Старом Свете.

Происхождение и развитие китайской цивилизации за пределами Китая

Распространение таких компьютерных продуктов является одной из причин роста насилия в обществе. (соучредитель партии Единая Россия ген.-лейтенант Гуров, убийца первого советского льва)

Нет-нет, да и раздаются утверждения о «многотысячелетней», будто бы, истории великого и ужасного китайского народа. «Толерантность» азиопской псевдоисторической школы, в общенародный быт проникающей в форме пропаганды, принимает порой анекдотические уродливые формы. «В древнем мире Китая люди, как правило, не знали «национальной», языковой или расовой розни. Основная антогонистическая общественная грань пролегала между свободными и несвободными. Понятие «рабства» было синонимом «варварства», «бескультурья», в противоположность «культурности» истинно благородных «господ» (цзюань-цзы).», - так гласит «История Древнего мира», созданная Ин-том Востоковедения АН СССР под отв. ред. И.М.Дьяконова (3-е изд., М., 1989, т. 1-й, с.403; далее - ИДМ). Т.е. отрицается не только объективность этнических различий – общая остальному Человечеству, кроме т.обр. Китая, но и классовое существо рабовладельческого строя – отрицаемое в цитате, однако доказываемое в прочих главах…

Страницей ранее сообщается, что «значительная часть племен не только ныенешнего собственно Китая… говорила на языках сино-тибетской семьи, лишь некоторые из этих говоров… легли в дальнейшем в основу позднейшего китайского языка». Расовую же «толерантность» древних китаецев - иллюстрирует исчезновение на «их» территории множества рас второго и даже первого порядка: расовых типов большой европеоидной, большой австралоидной рас, собственно монголоидной малой - южноазиатской, - обитавших на «китайских» землях в древности (см. В.П.Алексеев, 1974), смешения с которыми собственно китайский расовый тип отнюдь не свидетельствует.

Столько же стоят утверждения о «пятитысячелетней китайской государственности», щедро распространяемые «учеными» и борзописцами («Страны мира», 1973 и др. г.г.).

Первые археологические материалы, позволяющие предполагать таковую государственность, на самом деле датированы кон. Х11 – Х1 в.в. до н.э. (ИДМ, т. 1-й, с.409). Первые исторические – подтверждаемые источниковедчески даты относятся к 841 г. до н.э. (там же, с.412) или даже 776 г. до н.э. (Д.Г.Редер, Е.А.Черкасова, 1970, кн. 1-я, с.248). Первый китайский географический труд Юйгун, приписываемый китайской литературной традицией легендарному правителю Юй Вану (ХХ1 в. до н.э.), в действительности составлен - ок. У111 – У в.в. до н.э. (В.Т.Зайчиков, 1955, с.7).

При Сталине, право, генеалогию китайской государственности оценивали более реалистично – отсчитывая ее с Х11 в. до н.э. (В.Мельников, 1946, с.23). Государственность Вьетнама, сложившаяся на горных склонах северного Индокитая - родины риса, восточноазиатского центра индустрии бронзового века, - на тысячу лет старше китайской («История Вьетнама», 1983, с.с. 24-34)!

Проведем социологический эксперимент. Сочинения античных литераторов, обильно цитируемые любителями той эпохи, печатными изданиями стали с рукописных списков, весьма редко датируемых ранее Х в. н.э.. Понятно, почему именно Х в.: за этой чертой осталась эпоха иконоборчества - и борьбы с материальной культурой вообще, ведшейся византийскими иудеохристианами под этим лозунгом. Однако археология предоставляет в наше распоряжение безусловные свидетельства существования античных полисов, их государственности, и знающими людьми, учеными в особенности, их существование не оспаривается («контактеров», вроде Фоменко, в расчет не берем). Сравним теперь, как те же ученые мужи относятся – к Русской истории, к русским письменным источникам, датируемым ранее Х века, повествующим о веках «нарцев» и «волохов». Никак, вернее - как к фальшивке, каковой провозглашается не только Влесова книга (см. С.Лесной, 1995, редакционное послесловие), но и Черниговская («Иоакимовская», см. В.Г.Федоров, 1956) летопись - использовавшаяся В.Н.Татищевым, историком безусловно, современного склада – не фабрикующим легенд… При том, что многочисленные археологические артефакты, подразумевающие то же, что и руины античных полисов, на Руси имеются: Змиевы валы, городища, урбанистические центры (такие как Бельское городище, идентифицируемое как Гелон Геродота и Голунь Влесовой книги – крупнейший мегаполис доримской Европы).

К китайской «традиции», как видим, отношение со стороны традиционных историографов, «европейских шовинистов», имеет место совершенно иное…

***

Классик этнологии сэр Джемс Дж. Фрейзер как-то писал, что древние мексиканцы видели в солнце источник Жизни и Силы на земле. Отсюда и происходит название “то, благодаря чему мы живем”. Однако для того, чтоб солнце могло “жить” и дарить миру, стране, людям свою животворную Силу, оно, конечно, нуждалось, как и любой живой организм, в питании. Для Ацтеков человеческое сердце было символом жизни, без сердца живое существо умирало. Именно поэтому древние жители Мексики во время жестоких ритуальных церемоний вырывали у человеческих жертв из груди сердце и “кормили Солнце” его кровью. Они хотели, чтоб Солнце, сильное и сияющее, своим светом дарило им ту животворную силу, которую получало от принесенного в жертву кровоточащего человеческого сердца. Жители Тауантинсуйу приносили гораздо меньше человеческих жертв, чем индейцы древней Мексики. Тем не менее в древнем Перу в честь Солнца и его сына Инки забивали различных животных, гл. обр. белых лам; в честь бога-творца Виракочи приносили в жертву серых лам. Различие в цвете было обусловлено тем, что Виракоча для Инков был также богом моря, а море древние перуанцы воспринимали не голубым, как европейцы, а серым. Людей, вернее сказать детей, в Тауантинсуйу приносили в жертву лишь изредка [!..]. Обычно это были 200 мальчиков и девочек, которых умерщвляли в связи с вступлением на трон нового Инки. Детей приносили в жертву и в святыне Тотакчи, в которой на определенный период выставляли мумию Инки Тупака Юпанки. То же самое происходило в святыне Помарка, в которой время от времени находилась мумия жены Инки. Иногда людей приносили в жертву во время празднетств Капакрайми – этот ритуал совершался в декабре на священном озере Титикака. Принесение в жертву людей и животных должно было не только укрепить здоровье “сына Солнца”, содействовать его выздоравлению от болезней, но и вообще магическим образом продлить жизнь Инки…” (М.Стингл, 1986, с.с. 39-40).

У меня, читавшего некогда в большевицких изданиях (и читающего до сих пор в либеральных) громогласные обличения испанских колонизаторов - людей, вероятно далеко не идеальных (герой “Дон Кихота”, одержимый бесом гордыни, тому убедительное подтверждение), однако к обычаям язычников Нов.Света - испытывавших мистический ужас и полностью их искоренивших (ср.: равным обр., негритянский культ Вуду - процветающий среди б\французских рабов на Гаити, неизвестен в испанских колониях, в т.ч. в Доминиканской Республике, на том же самом о-ве Гаити), - характер этих обычаев, их происхождение и бытование, издавна вызывало любопытство. РАвно, вошло у меня в привычку отмечать этнографические особенности индейцев Сев.Америки, не замечаемые или мало акцентируемые многочислеными популярными (в т.ч. научными) книгами, повествовавшими об оных. Наличие шаманов в индейском обществе атапаскских племен – последние неск. тыс. лет отрезанных от берегов, прилежащих к Старому Свету, вторжением в Сев.Америку эскимосов (см. С.И.Руденко, 1947), вызвало естественное недоумение. Именно шаманов – манипулирующих натуральными духами, а не прорицающих волю богов-небожителей (см. Сат Ок, 1964).

Постепенно, по мере расширения кругозора, появилось решение, которое я и попытаюсь изложить далее.

О начале Китайской истории

………………… Классическая геология живет уверенностью, что в недрах земной коры все протекает очень медленно, недаром единица геологического времени равна одному миллиону лет… В краях, где зарождалась геологическая мысль, землетрясения исключительно редки, да и проявляются они лишь в виде слабых подрагиваний почвы. Представления основоположников геологии, а тем самым и наши собственные, были бы, несомненно, совершенно иными, если бы эти ученые жили в неустойчивых областях Восточного Средиземноморья и Дальнего Востока. Зародись геология в Чили или Японии, философия ее была бы иной. (Гарун Тазиев)

Поднявшийся на многокилометровую высоту в недавнюю - альпийскую геологическую эпоху (А.Н.Мазарович, 1938, с.361), высокогорный стол Тибетского плато, откуда текут Хуанхэ и Янцзы, – в мире уникален, как по своим масштабам, так и по суровости своих природных условий, весьма напоминающих Антарктиду. Благодаря континентальности его климата, зимним морозам, сухой дневной жаре и ночным влажным заморозкам летом (Чу Шан-Тан, 1953), на Тибете рождаются колоссальные объемы разрушенных горных пород – кора выветривания (Л.С.Берг, 1947, с.170 и дал.). Равнина, лежащая на восток от Циньлина и Тибетского нагорья, именуемая Великой Китайской, сформирована многосотметровыми аллювиальными отложениями - порожденными Желтой рекой Хуанхэ. Ее вода несет в своей воде до 3,5 % массы пород, размываемых в ее истоках (С.С.Гинко, 1977, с.51)!

Еще 10-12 тыс. лет назад, когда огромные водные массы скопились в шапках оледенения, уровень Мирового океана был на десятки метров меньше теперешнего. Соответственно, шельфовые пространства Восточно-китайского моря были приморской сушей, базис эррозии великих рек Китайской равнины - Янцзы и Хуанхэ, впадающих в Восточно-Китайское море, лежал ниже теперешнего, и Желтое море – было по существу надпойменной террасой реки Хуанхэ (см. Ю.Шокальский, 1917, с.45). Индокитайский залив был сушей, Юго-Восточная оконечность Азии – Малаккский п-ов соединялся с Явой, Суматрой, Калимантаном – нынешними изолированными островами Зондского архипелага
(«История Вьетнама», 1983, с.22). По берегам океана была распространена археологическая культура раковинных куч – культура южноазийских народов живущих промыслом продуктов моря, достаточно единообразная в своих формах (там же, с.23). О ней судить ныне можно по тем ее локальным в-там, что лежали у возвышенных берегов и остались т.обр. не затопленными доныне (см. А.П.Окладников, 1946).

Северней, на широтах Камчатки и выше, располагались охотничьи стойбища культуры палеосибирского облика - бывшие основой культуры североамериканских индейцев, некогда перешедших в Америку по Берингоморскому мосту (Н.Н.Диков, 1965; А.П.Окладников, 1973), - культуры, прослеживаемой вплоть до эпохи верх. палеолита Евразии, в том числе и на западной ее стороне (см. «Сунгирь», 1984), объясняя вероятность инвазии в Сев.-Вост.Америку, прослеживаемой антропологами (см. Р.Жданович, 2008).

В глубине континента, на горах Тибета, Алтая, Хингана, Восточносибирских гор – до потепления в Голоцене, лежали тогда горные ледники - сосредоточившие в себе огромные запасы воды (см. И.А.Резанов, 1980, с.45), таяние которых равномерно питало реки Центральноазиатских континентальных степей.

Заросшие же субтропическим лесом равнины, обращенные к Тихому океану, имели муссонный климат и были заселены редкими - первобытными лесными охотниками, возможно, того же монголоидного грацильного антропологического типа, что южные монголоиды - предки малайцев. Рядом в Китае жили тогда австралоиды (В.П.Алексеев, 1972, с.111) – родичи веддоидных обитателей Южного Индостана, на юге дошедших некогда до Австралии (В.П.Алексеев, 1974).

Люди европеоидных типов – высокорослого кроманьоидного («Древние культуры Бертекской долины», 1994, с.с. 157-163), гиперморфного коренастого - древнесредиземноморского (там же, с.164, ссылки; ср.: Л.Н.Гумилев, СПб., 1993, с.с. 16-17, 21-22) населяли степи Центральной Азии и склоны нагорий - тогда цветущие, обводненные реками текущими с горных ледников. ”…Среди лесов и озер в степи паслись стада мамонтов и копытных, дававших пищу хищникам, среди которых первое место занимали люди верхнего палеолита. Они оставили прекрасные схематические изображения животных на стенах пещер и утесов, но история этих племен, не имевших письменности, канула в прошлое безвозвратно… Великая степь, простиравшаяся от мутно-желтой реки Хуанхэ почти до берегов Ледовитого океана, была населена самыми различными людьми. Здесь охотились на мамонтов высокорослые европеоидные кроманьонцы и широколицые, узкоглазые монголоиды Дальнего Востока и даже носатые американоиды, видимо, пересекали Берингов пролив и в поисках охотничьей добычи доходили до Минусинской котловины… А.Каримуллин доказал, что очень много дакотских и тюркских слов совпадают по звучанию и смыслу. Это не может быть простым совпадением, но в Америке нет следов древнего пребывания азиатских монголоидов. Зато американоидные черты встречаются в скелетах Сибири 3-го – 2-го тыс. до н.э.. Следовательно, не “тюрки” проникали в Америку, а индейцы – в Сибирь (см. “Вопросы географии США”, Л., 1976, с.с. 123-126).” (Л.Н.Гумилев, М., 1993, с.27).

Это же самое явление имеет место между индоевропейскими – флективными (причем гл.обр. западно-индоевропейскими!) и тюрко-монгольскими – агглютинирующими, сино-тибетскими – корневыми языками, т.е. принадлежащими совершенно разным, не только языковым семьям, но и группам языков - принципиально отличных по правилам грамматики, морфологии, словообразования (С.Я.Руднев, 1928, с.58). “…Китайское «фэй» означает наложницу императора, шире – очень красивую и могущественную женщину… Удивительная волшебная птица по-китайски «фэн»… уж не феникс ли? Общеизвестное тюрко-монгольское «орда» (букв. ставка) по второму значению совпадает с лат.
ordo – порядок. Слово «багадур» имеет корнем древнеарийское «бага» - бог. Тюркский эпитет «ышбара» восходит к древнеарийскому «аспарак» - всадник, а титул «каган» в древности означал «вождь-первосвященник», что совпадает со значением этой фонемы у древних семитов» (Л.Н.Гумилев, 1966). О многом говорит и топонимика. Некогда русские моряки, посещая на Дальнем Востоке земли айнов – Курильских о-вах и о.Хоккайдо (изгнанных полностью японскими захватчиками тогда лишь с о. Хонсю), отмечали чисто европейское – благозвучное, «итальянское» произношение айнских названий и выражений (упомянуто Валентином Пикулем в пов. «Четыре возраста Окини-сан»). Советские антропологи-«интернационалисты» разумеется (см. В.В.Бунак и др., 1941; В.П.Алексеев, 1972 и др.) приложили массу усилий чтоб «опровергнуть» факт, несомненный для зарубежных антропологов – действительно самоочевидный, - факт принадлежности айнов к европеоидной расе. Объявлены они были… австралоидами (В.П.Алексеев, 1974). Но этнография айнов - с их культом медведя, топонимика – несущая такие форманты как котанобитаемая земля»: Онекотан, Шикотан и т.д., - см. Э.М.Мурзаев, 1974, с.119), подобно собственно антропологии, делают утверждения, об австралоидности их происхождения, особенно нелепыми. Сравни: река Хотандарья и город Хотан - в Тохаристане, некогда имевшем арийское население, говорящее на западноиндоевропейских языках (Д.С.Раевский, В.Я.Петрухин, 1998, с.35), - они заведомо не заселявшемся мореходами-австралоидами. Английские разведчики и дипломаты, посещавшие Хотян и Яркенд в Х1Х в., находили яркендцев – похожими на себя: с белой кожей, густыми бородами, обладающих лишь неск. более угловатыми лицами, напоминая в их глазах американцев (Э.Реклю, 1899, т. 7-й), - американские англосаксы за века изоляции приобрели, сравнительно с британскими, больший рост, сухопарость, несколько более темный оттенок кожи (см. И.Тэйлор, 1897).

Видимо, частица дан\дон в европейских топонимах (см. А.Х.Востоков, 1812) этого же происхождения: Дон, Дарданеллы, Эридан. Лингвисты-ленинцы объявили происхождение топонима Дон – иранским, от осетинского вода (М.Н.Мельхеев, 1961, ссылки), что было бы допустимо, коли б эта частица встречалась в области распространения иранских языков, столь же широко как, скажем, безусловно иранская частица дар – проход. Однако этого не видно! Противоречит и то, что в древности, похоже, она звучала глухо: Эридан был Эритианом, Дон – Таном, Танаисом (Хотан - топоним, перенятый иноязычными завоевателями края, сохранил архаическое звучание).

Филологами для объяснения феномена выдвинута доктрина «праязыка», имевшегося у самой первой человеческой пары – противоречащая представлениям об антропогенезе, полученным палеопсихологией (см. Б.Ф.Поршнев, 1974), и якобы, существования «ностратической» - общей семьи языков, еще на заре Человечества, ок. 10-15 тыс. лет назад, объединяя так арийцев, семито-хамитов, дравидов и тюрок, на основании общности ряда корневых глосс (см. Д.С.Раевский, В.Я.Петрухин, 1998). Эту идею, однако, будто «русский с китайцем - братья навек», доказываемую таким образом, отрицает то уже, что многие понятия, общие по смыслу и по форме, относятся к эпохе военной демократии - «эпохе железного меча», а не матриархата верхнего древнекаменного века.

Судя по историческим данным - уже письменной эпохи, массивные европеоиды средиземноморско-переднеазиатской расы, ныне в Восточной Азии китайскими завоевателми практически истребленные, поучаствовали в формированиии того антропологического типа, что мы знаем как «монгольский»: массивный, широко- и плосколицый - отличный от китайского, считающегося «усредненно монголоидным» (В.П.Алексеев, 1972), как и от палеосибирского, и от американоидного – по некоторым гипотезам монголоидного протоморфного (Я.Я.Рогинский, 1937), - в самые последние тысячелетия до н.э. (см. Л.Н.Гумилев, СПб., 1993, с.37, ссылка: Г.Е.Грум-Гржимайло, 1926, т. 2-й, с.85).

Османская империя – как правопремник Китайского царства

Начавшееся таяние ледника – вызвало быстрое отступление береговой черты, к 4-му тыс. до н.э. уровень Мирового океана поднялся - на 10 м выше теперешнего, затопив Китайскую равнину, почти до горных склонов (ср.: С.В.Зонн, 1959, с.8).

Подпружинивание речного стока океаном – превратило остатки суши в заболоченные джунгли на зыбучих почвах. Хуанхэ, поднимаясь над былой своей долиной, создала «платформу» (ср.: там же, с.9) из отложений (у Кайфына дно реки лежит на 5 м выше окружающей местности: Н.Т.Кузнецов, 1968, с.106), регулярные разливы превращали ее бассейн в искусственное озеро, стоящее годами. Китайские летописи рассказывают, как в 3-м тыс. до н.э. под водой оказалась вся Великая Китайская равнина. «В самых низких местах равнины вода держалась несколько лет, территория, подвергшаяся затоплению, включая нижнюю часть бассейна Янцзы, была в то время покрыта девственными лесами, болотами и озерами. Население жило на возвышенных местах. Гидротехники древнего Китая длительное время пытались отвести воду с затопленных територий – борьба с водной стихией продолжалась св. десяти лет.» (С.С.Гинко, 1977, с.52). По данным палеонтологических раскопок, животный мир бассейна Хуанхэ – ныне пригодного для выращивания ячменя, но не риса, а тогда покрытого широколиственными лесами и бамбуковыми зарослями, - включал тропическую фауну: слонов, носорогов, буйволов, антилоп, тигров, леопардов, бамбуковую крысу, - климат был влажней, имев среднегодовую температуру на 2 град. выше современной (ИДМ, т. 1-й, с.405).

Тогда же таяние горных ледников Алтая и Яблоновых гор – привело к первому иссушению рек и степей Центральной Азии, густонаселенных в Ледниковую эпоху (А.П.Окладников, Е.П.Окладникова, 1984, с.с.83-96).

В долине Хуанхэ скоплялись племена, отступавшие с востока, юга и севера - вступив в ожесточенную схватку за землю, подробности которой нам неизвестны. Сохранились гадательные тексты древнекитайской культуры Шан-инь – выполняемые на черепаховых панцирях, датируемые 2-м тыс. до н.э., постоянно упоминающие о военных походах, «главной целью которых было не присоединение территорий, а тотальный захват добычи – скота, зерна и особенно пленных для массового жертвоприношения богам и предкам – до пятисот человек одновременно. Жертвоприношение духам предков ванов, духу земли и сверхъестественным силам природы (особенно богам гор и рек) составляло основу культа обитателей шанских городов и представлялось им одним из главных жизненноважных занятий» (ИДМ, т. 1-й, с.415).

Предки тибетцев – принадлежащих, как и жители предгорных провинций Сычуани и Юньнани (В.В.Бунак и др., 1941, с.312), к американоидному(!) антропологическому типу (см. В.П.Алексеев, 1974, с.188, там же лит-ра), вероятно, родственные высоконосым хунну, и европеоидные жуны – «рыжеволосые дьяволы» китайских хроник, предки тангутов, были оттеснены в горы.

Победители получили в свои руки Китайскую равнину – тропические джунгли, жаркие и влажные - крайне суровые к обитателям. Со временем ее превратили в полностью искусственный ландшафт (см. С.В.Занн, 1959, с.13) - над которым зимой развеваются клубы лёссовой пыли, поднятой с лишенной растительного покрова земли (Л.С.Берг, 1947, с.171), - вырубив леса и осушив болота, распахав поля, заключив воду в узы плотин и каналов (С.В.Занн, 1959, с.с. 6-7). Это умение – необходимое при возделывании риса, как и навыки развитого бронзового литья, вероятно приобретенные в центре тихоокеанской бронзовой индустрии – на Индокитайском п-ве, предполагают южное происхождение китайцев. И ныне, наиболее плотно заселенный район Китая – Гуандунская низменность, освоенная рисоводами (там же, с.9).

Но общество, существовавшее на Китайской равнине после изгнания с нее европеоидов и американоидов, бывшее в основании исторических курсов современной китайской цивилизации, имело с нею мало общего. В эпоху начиная с которой племя, считающееся палеокитайским («История народов Восточной и Центральной Азии», с.13) - т.е. просто живущее на территории, впоследствии известной как древнекитайская, прослеживается археологически – культура Яншао (4-е – 3-е тыс. до н.э.). Ее упоминают позднейшие списки древнекитайских хроник. Яншаосцы прокладывают дренажные канавы – отводя воду с земель, затопляемых разливами Хуанхэ, зная лишь полуоседлое богарное подсечно-огневое земледелие, возделывая просо (ИДМ, т. 1-й, с.406). Подобные общества хар-рны для индейцев Месоамерики, напр. майя (см. М.Стингл, 1984), имевших похожий уровень техносферы (каменный век, подсечно-огневое земледелие в джунглях) и культуры (власть вождя-жреца, человеческие жертвоприношения), причем ко времени испанского завоевания, их культура дышала глубоким анахронизмом, не будучи понятна им самим. Ю.В.Кнорозов пишет: «В древности вся жизнь строго регламентировалась, особенно у земледельцев. Распорядок всех работ был предусмотрен с точностью до дней. В дальнейшем многие из них в реальной жизни отпали или изменились, но сохранились в священной традиции как занятия богов. Календарные сроки, утратившие реальный смысл, превратились в некие мистические периоды, о наступлении которых могли знать по указанию рукописей только жрецы. Т.обр. в текстах отражена не только жизнь майя того времени, к которому относятся рукописи, т.е. незадолго до испанского завоевания. Некоторые разделы были составлены, вероятно, еще до н.э. и переписывались из века в век… Древние майя занимались прежде всего подсечно-огневым земледелием, поэтому значительная часть рукописей отведена описанию дел земледельческих божеств, особенно богов дождя.».

Монголоидный антропологический тип, сложившийся в Северном Китае в эпоху Яншао, «напоминает современных узбеков, которые тоже являются продуктом смешения европеоидного и монголоидного компонентов» (Л.Н.Гумилев, СПб., 1993, с.22). На китайцев не похоже (см. В.П.Алексеев, 1972)!

Следующая китайская неолитическая культура – Луншань (кон. 3-го – нач. 2-го тыс. до н.э.), уже видимо, действительно китайская – средне-монголоидная антропо-генетически. Она хар-ризуется мощными глинобитными укреплениями вокруг селищ (до 6 м высоты и 10-15 м толщины) и палочно-мотыжным земледелием в поймах рек. Учебной литературой указывается об увеличении роли скотоводства, в т.ч. коневодства; хотя непонятно: откуда среди муссонных лесов возникли пастбища, где, при тогдашнем климате и более компактном приморском ареале этой культуры (ИДМ, т. 1-й, с.407), могли разводиться кони – не выживающие в тропическом климате (В.Якубович, Г.Смирнова, 1950, с.84)?.. И практически, о появлении государственности, хотя и с рядом дичайших – экзотических на наш взгляд, но смахивающих на государства Месоамерики обычаев, можно говорить лишь для эпохи Шан-Инь.

«Очерки по истории Древнего мира» (1956), под ред. В.В.Струве, признают стороннее происхождение собственно китайской (антропологически) - Шан-иньской культуры, племена которой, по тогдашней филологической гипотезе, обитали восточнее, в горах Шаньдуна, что по крайней мере не противоречит фактам из естественно-географической истории, – вторгшись в бассейн среднего Хуанхэ в кон. 3-го - нач. 2-го тыс. до н.э. («Очерки по истории…», 1956, с.234). Вскрыты археологами протогородские поселения 2-го тыс. до н.э. в р-не Аньяна, культуры бронзового века Шан-Инь, с остатками бедных землянок, наряду с большими дворцовыми зданиями – по форме напоминающими последующие китайские. Также раскрыты многочисленные бронзоволитейные мастерские. Характерно, что высокоразвитая бронзоволитейная индустрия никак не повлияла на хозяйство – орудием труда оставалась палка-копалка, бронза служила только для изготовления ритуальной и заупокойной утвари (достигающей грандиозных размеров) и оружия («История народов Восточной и Центральной Азии», с.14). Календарь был лунным («Очерки по истории…», 1956, с.237) хотя народы живущие на реках, в году разливающихся упорядоченно (как Хуанхэ), имеют солнечный (египтяне, иранцы Средней Азии), либо лунно-солнечный (вавилоняне) календарь. Как видно, «Сто черноголовых семейств» - предки китайской нации, принесшие навык гидротехнических работ, но не ирригации, придя с экваториального юга – обильного дождями, не принадлежали к числу высокоразвитых племен, более напоминая каких-нибудь батаков, живущих в свайных домах, или негритосов – нежели культурных малайцев или полинезийцев: «Круглый год стоит лето, а осень бывает лишь тогда, когда идет дождь», - гласит китайская поговорка, отражающая реалии Южного Китая (С.В.Занн, 1959, с.10). Культура стала оседлой, но обработка земли как правило осуществлялась деревянными орудиями – бороздильной палкой, сажальным колом, двузубой мотыгой, общество оставалось на стадии медно-каменного века (ИДМ, т. 1-й, с.с. 413, 418). Важную роль в хозяйстве продолжала играть облавная охота, возглавляемая самим ваном, где звери забивались сотнями голов (там же, с.414).

Найдены могилы культуры Шан-Инь кон. 2-го тыс. до н.э. – от простых, лишенных оружия и металлической утвари, до грандиозных подземных аристократических (жреческих?) усыпальниц. Последние напоминают усеченную пирамиды, причем основанием - вверх, концентрически опускающиеся в землю, к погребальной камере. Камера переполнена золотом, драгоценными камнями, оружием, дорогой утварью, ритуальные бронзовые сосуды для которых достигали 900 кг веса (там же, с.с. 412, 414). Захоронение сопровождалось грандиозными человеческими жертвоприношениями - не уступающими ацтекским. В могилах «…найдены сотни скелетов умерщвленных людей, а рядом – целые поля погребений обезглавленных рабов со связанными за спиной руками и ямы с их отрубленными головами, исчисляющимися тысячами; здесь же захоронены колесницы с лошадьми и возничими» (там же, с.409).

По своему физическому типу захороненные рабы значительно отличаются от иньцев, представляя как восточных монголоидов, так и северные (континентальные) и южные народы («История народов Восточной и Центральной Азии», с.15).

Оригинальных литературных памятников (не бывших бы фальшивками более поздних эпох) от эпохи не осталось, и для понимания существа общественных отношений, приходится пользоваться этнографическими параллелями культур, сохранявших пережиточно некоторые генетически общие черты.

Сводное описание Среднехуннской Державы - сложившейся в 1У - !!! в.в. до н.э., выполненное по имеющимся письменным источникам  соседних народов и археологическим материалам (см. Л.Н.Гумилев, СПб., 1993), рисует ее происхождение и культуру весьма синкретичными. Признается, что ок. тысячи лет, до пересечения Гоби с юга на север (ок. 1000 г. до н.э.), протохуннские охотничьи племена провели в Китае (там же, с.с. 24-25). Изобразительное искусство (там же, с.158), тактика, воинский ритуал (см. там же, с.64; ср.: Геродот, кн. 4-я) и, видимо, сама родовая организация хуннов, известные по источникам кон. 1-го тыс. до н.э. - были скифскими по происхождению. Моды – сяньбийскими т.е. древнемонгольскими (там же, с.158), лук – основное оружие – древне-сибирским (см. Ю.В.Шокарев, 2001; ср.: Л.Успенский, К.Шнейдер, 1958, с.270); это не должно удивлять, т.к. секреты изготовления оружия, в отл. от ритуалов, тщательно секретились). Шрифт использовался индийский – брахми (Л.Н.Гумилев, СПб., 1993, с.79), и лишь бытовой инвентарь – был китайский (там же, с.30).

Религиозные и космогонические верования хуннских племен, генами - принадлежащих к тому хар-рному антропологическому типу, с «возвышенными носами» (там же, с.158), что напоминавшет более индейцев - нежели восточноазиатов, странным образом совмещали космический культ арийского происхождения – с демонолатрией, обильными человеческими жертвоприношениями для умилостивления духов предков, крайне кровожадных. Предположение о сложении хуннского антропологического типа - под влиянием смешения с европеоидными динлинами, жившими в Саянах (там же, с.22), мне не представляется убедительным. Наряду с орлиными носами - хуннам должны были передаться длинноголовость, высокий рост и длинные ноги (см. «Древние культуры Бертекской долины», 1994, с.с. 155-165), белокурые волосы - равно и даже более удивительные для азиатцев, однако источниками не упоминаемые. Гумилевым (1993, с.с. 52-53) воспроизведен рассказ, о введении основателем Хуннского шанъюата, как элемента вооружения, стрел со свистком. Факт из китайского источника – естественно повествующего о жестокости и вероломстве врага, воспроизведен буквально, без раскрытия. Хотя смысл очевиден: Модэ готовил свое малочисленное войско к ночным боям - где, при следовании скифской тактике гипотоксотов (см. там же, с.64), важно различать своих (хорошие стрелки ночью стреляют на звук, в частности по полету стрел врага). Видимо, не только из-за малочисленности, но и за бедностью Халхи ресурсами. Напрашивается вывод о ничтожной численности населения, что была способна вместить Халха при тогдашних ее природных ресурсах. Гумилевым неоднократно подчеркивается скифское происхождение культуры и военной тактики хунну. Действительно, они таковы, вплоть до деталей воинского ритуала: Сыма Цянь (!! в. до н.э.) описывает основания и процедуру награждения воинов шанъюем (см. там же, с.64) – совпадающие с таковыми, известными Геродоту, для Европейской Скифии У в. до н.э.. Однако боекомплект хуннского всадника насчитывал тридцать стрел (там же, с.39), что в дальнейшем стало традицией, – когда скифы, не испытывая дефицита в олове для массового бронзового литья, наполняли гориты сотнями стрел с литым наконечником (Е.В.Черненко, 1981). Саяны - Страна Динлин, где имеются месторождения олова, как видно, осталась хуннам неподвластна - вопреки показаниям китайских источников, и не зря хунны плакали - проезжая мимо потерянных ими гор Иньшаня, пером орлов из которых они стабилизировали свои стрелы.

Гумилевым, датирующим переселение хуннов из бассейна Хуанхэ через Гоби на север концом 2-го тыс. до н.э., хуннская демонолатрия, требующая кровавых жертв - отсутствовавших у сяньбийцев (древних монголов) но возникающая у киданей (монголо-манчжурского народа), истолковывается как заимствование у палеосибирских племен Восточного Прибайкалья (Глазковской культуры), исследованных некогда Окладниковым (А.П.Окладников, 1950-1955). Однако, радиоуглеродные датировки, взятые Окладниковым для Глазковской культуры впоследствии (А.П.Окладников, 1979), показывают, что культура эта прекратила свое существование к ХХ в. до н.э., т.е. много ранее. Зато, именно указ.хуннский взгляд на «тосей» (тюркск.) – имел место у китайцев эпохи Шан-инь (см. Н.Т.Федоренко, 1978, с.63).

Вероятно, хунны, чья материальная культура имеет некоторые связи с Шан-Иньской культурой (Гумилев, СПб., 1993, с.30), многие свои экзотические обычаи - принесли в Центральную Азию, а впоследствии и в Европу – именно из Древнего Китая. И т.обр., по зафиксированные позднейшими китайскими этнографами – представителями новой цивилизации, сложившейся под воздействием европеоидных завоевателей с Запада (династии Чжоу и Цинь), - казавшиеся им удивительными, рисуют в хуннском обличье - их собственную культуру, бывшую у истоков их племени. Повторюсь, далеко не столь древнюю как принято думать, хотя и синхронную Троянской войне и камланиям шамана (наби) Моисея!

Можно допустить, именно в древнекитайской - протохуннской среде в Шанском царстве могли выработаться те спиритуалистические ритуалы шаманства, предполагаемые Окладниковым и оспариваемые Гумилевым для Х11 в. до н.э. в Восточной Сибири (см. там же, с.29, ссылка). У китайцев в ту эпоху – эпоху мотыжного земледелия, не было еще того, что необходимо для сложения классического шаманизма – патриархально-родового строя (шаман состоит в сексуальной связи с духом, имеющим женскую природу, при матриархальных обычаях в этом у него нет избранности). Древнекитайская родовая община – была материнской, в исторических памятниках прямо указывается: «юноша уходит в род жены», «девушка родившись получает имя рода», «сын получает имя матери», а женившись, приобретает родовое имя жены («Очерки истории…», 1956, с.233). Шаман путешествуя по мировому древу, принимает на себя злые козни духов, поразивших болящего – совершает то, что не может иметь место с обычными, «не избранными» людьми при патриархальном строе - где не приветствуются явления в наш, в средний мир навьев; при матриархате это приветствовалось и было повседневной практикой, на чем строилась бытовая магия и календарный культ.

«По воззрениям этого времени, возвращение мертвых приносит несчастия и беды живым, т.к. ранее оно считалось неизбежным и желанным…» (А.П.Окладников, 1955, т. 3-й, с.334). Возникает дуализм: противопоставление неба-отца-жизни-добра – и земли-смерти-матери-зла (там же).

Этот хар-рный взгляд на культ предков, подводящиий к идее существования человеческой души, в Китае породил вывод о двух душах (и ныне существующий, например, у негритянских племен). «Материальной» - животной, возникающей при зачатии («по»), по смерти уходящей в землю и вредящей потомкам - не получая выкупов, одариваний покойника всем необходимым, кровавыми жертвами в особенности. М духовной («хунь») – появляющейся с рождением (началом дыхания), возносящейся на небо и не приносящей людям зла (Н.Т.Федоренко, 1978, с.с. 63-64).

«Иньцы верили в загробный мир, в существование Страны мертвых, которую считали своей родиной» (там же, с.59). А так священник, разбиравшийся в тонкостях «загробной» терминологии (Бичурин), переводит источник, повествующий о верованиях простонародья тюркютской орды Ашина, переявшей власть державы Хунну: «почитают чертей и духов» (Н.Я.Бичурин, т. 1-й, с.230). Однако в китайской литературе, согласно трактату Цзючжуань, душе-ведческий дуализм утвердился лишь к У в. до н.э. (Н.Т.Федоренко, 1978, с.64) – в следующую эпоху, эпоху Чжоу\Цинь, когда мотыжное земледелие, земледелие палки-копалки – сменилось земледелием железной лопаты и плуга. И это несложно связать с распространением импортных - персидских воззрений о душе возносящейся в небо Митрой по мосту Чинват (см. Ф.Кюмон, 2000), - распространяющихся при новой, иноземной династии (см. Б.И.Кузнецов, 1998).

У исторических хуннов – скотоводов-кочевников чей род стал патриархален (см. Л.Н.Гумилев, СПб., 1993, с.25): имело место многоженство, вдовы наследовались братьями, - после имевшей место предшествующей деградации древних родовых связей, произошедшей еще в Китае (там же, с.с. 23-24, ссылка: Иакинф (Бичурин), 1950, т. 1-й, с.40), - вероятно первейшее, сравнительно с китайцами - формирование подобного мировоззрения. И, думается - нет нужды объяснять историческую хуннскую демонолатрию восточносибирским происхождением (там же, с.28), – принесенную ими в Сибирь еще с берегов Хуанхэ, в готовой, но архаической неприкосновенности.

Традиции же Китая 2-го тыс. до н.э., принесенные в Европу - можно обнаружить дожившими почти до нашего времени. Именно - в обычаях Османской Империи, основатели которой – тюрки-сельджуки имели социальную структуру и генеалогические предания, происходящие из эпохи и государства хуннского шаньюя Модэ, слившегося с тюркским эпонимом Сельджук-каганом (см. С.П.Толстов, 1947).

Почетная смерть придворных – от собственной руки, на шнурке, присылаемом султаном, имеет аналогии в обычаях китайцев, поголовное истребление братьев и племянников (предъявляющих права на престол – в силу «лествичного» порядка престолонаследования, введенного Модэ) – рассматривающих это, как почетный вид смерти, в интересах государства, - равным образом - должна рассматриваться как китайская реминистенция, отсутствующая в обычаях арийских народов. Где жены и соратники сопровождают умершего князя, но отнюдь не считают долгом освобождение дороги ему, живому… Правоверные сунниты – султаны рода Османлы, однако, при дворе и в рядах корпуса янычаров - руководствовались экстатической спиритуалистской практикой суфийского ордена Накшбандия, абсолютно чуждой ортодоксальному исламу но позволяющей вспомнить о шаманских камланиях (ср.: Р.Г.Скрынников, 1986, с.246).

Характерная Турецкому государству геронтократия, пьяные оргии высших чинов державы, наследственное владение должностями, соответственно, в классовом государстве – коррупция, утверждаемая, постулируемая законом, введенная в установления общества, тоже проистекают из законов (см. Н.Т.Федоренко, 1978), усвоенных некогда хуннами - в китайской державе Шан-инь. Сии традиции не имеют ничего общего с обычаями династии Чжоу - обычаями эпохи железного меча (ср.: В.Т.Зайчиков, 1955, с.7), принесенными «белокурыми варварами» (Г.Е.Грум-Гржимайло, 1926, т. 2-й, с.69) дисского – европеоидного происхождения, включая и персидское представление о фарне - сменившее былой генотеистический культ (см. Н.Т.Федоренко, 1978, с.с. 106-107). Это положение важно, ибо литературная традиция Китая – традиция Конфуция идет из эпохи Чжоу (1-я\2 1-го тыс. до н.э.), прерванной политической культурою эпохи Хань – собственно национально-китайской. К ней, Чжоусской традиции стремятся привязывать свои генеалогии современные китайские политические деятели (см. Чэнь Бо-до, 1948, с.32). И не только Конфуция! «Как ни трудно истолковывать древнее вероучение Лао-цзы, невозможно однако сомневаться, что оно заключает в себе заимствования, сделанные из религии Индостана. Некоторые из его предписаний тождественны по форме с правилами, изложенными в священных книгах индусов, и все они проникнуты тем же чувством гуманности и всеобщего благодушия. При том Лао-цзы никогда не указывает прославившихся деятелей китайской истории, как на образцы доблести или как на примеры достойные подражания: совокупность его учений не связана с прошлым его отечества никакими традиционными узами [
Stanislas Julien, Rauthier; - etc.]. По единогласному преданию, Лао-цзы предпринимал путешествия в страны, лежащие на запад от Китая, и легенда говорит, что он был взят живой на небо с гор земли Хотан.» (Э.Реклю, т. 7-й, с.12). Традиция, однако, не имеет ничего общего с национальными традициями китайцев – традициями Инь, Цинь и Хань, рисуя это племя совсем иначе, нежели имеет место в реальности.

Судьба Россиянской Федерации

Иероглифы иньских гадательных надписей – не имевших фонетических соответствий и не позволяющих судить о языке (Н.Т.Федоренко, 1978, с.307), имеют понятийные параллели с последующими иероглифическими письменами, благодаря чему известны некоторые черты подлинной древнекитайской цивилизации.

Согласно содержанию оракулов, столицу, «Великий город Шан», окружали территории племен, признававших власть вана – верховного правителя; хотя территориально-административного деления страна не имела – администрирование государства еще не было известно, государственная организация предельно примитивна, хотя общество, несомненно, уже классовое. Даже в эпоху расцвета объединение было неустойчивым, судя по надписям, регулярны были походы на бывших членов союза («История народов Восточной и Центральной Азии», с.с. 15-16). Царь, помимо государственных и военных, осуществляет прежде всего - жреческие функции, рядом с ним, в т.ч. независимо от него, жреческие церемонии выполняет верховная жрица – царица, возможно сестра, мать или же супруга дяди по матери вана (если, конечно, «ученые-марксисты» не распространили на Китай то, что известно о синстадиальном шумеро-вавилонском обществе); судя по раскопкам, у нее м.б. собственное земледельческое хозяйство и даже собственные вооруженные силы, жертвоприношения женским предкам рода ванов – совершались независимо от жертв их мужьям (ИДМ, т. 1-й, с.420).

Из 40 тыс. опубликованных надписей «архива шанского оракула» (всего найдено св. 100 тыс.), ок. 2 тыс. вопрошают о проведении массовых человеческих жертвоприношений (там же, с.410). Мягко говоря, ложны утверждения составителей «Истории…» (там же), о будто бы тождественности - шумеро-вавилонских человеческих жертвоприношений с китайскими. Шумерийские аграрные жертвы были регулярными, но «штучными», - и безосновательны попытки приравнять к оным поголовное истребление пленных, производившееся шумерскими воинами. Войны шумеров не велись для захвата военнопленных как цели похода (см. ИДВ, т. 1-й), - последнее хар-рно для Месоамерики, а не для Ближнего Востока, с его аграрными, но не воинскими по мировоззрению культурами. Похороны царей сопровождались захоронением свиты, придворных и охраны – привилегированных представителей шумерийского общества, и как явствует из археологической реконструкции церемониала массовых жертвоприношений, выполненной при вскрытии не ограбленных гробниц, они были добровольны (см. С.Ллойд, 1984; А.С.Варшавский, 1964, с.с. 155-161).

Единственная известная параллель древнекитайского общества – это древние цивилизации индейских классовых государств нынешней Латинской Америки, построенных чуть позже (короткий интервал как раз ушел на усвоение чуждой культуры) - но без разрыва в 2-3 тыс. лет, имеющегося у них с классическими цивилизациями Ближнего Востока, с которыми, обыкновенно, искали в них параллели историки-диффузионисты (см. В.А.Башилов, 1966).

В 50-х г.г. археологи США и Эквадора на стоянке Вальдивия неожиданно начали извлекать из земли великолепную керамику 4-го – 3-го тыс. до н.э. – времени, когда все индейские культуры оставались докерамическими. В 1960 г. был найден кувшин, поразительно сходный с изделиями Старого Света - культуры Средний Дзёмон (Япония), дальше слой содержал массу изделий, воспроизводящих японские. Ученые, плохо знавшие культуры Юго-Восточной Азии, не поленились отправиться в Японию, для изучения коллекций и поиска параллелей к Эквадорским открытиям, на месте. Поиски были успешны. Удалось не только подтвердить общность генезиса, но и разыскать район, откуда прибыла в Эквадор импортированная культура – о.Кюсю (где традиция данной керамики простирается из 9-го – 8-го тыс. до н.э.), памятники Среднего Дзёмона Ицуми, Собата, Атака рубежа 4-го\3-го тыс. до н.э. (В.И.Гуляев, 1968, с.с. 157-161). Океанография показывает, что мостом, периодически заносившим граждан Старого Света в Нов.Свет, служило Японское течение Сев. части Тих. Океана – Куросио, выносящее челноки, уносимые тайфуном в море (там же, с.с. 161-162) и подхваченные им севернее Филиппинских островов – через Тихий океан, - к югу от Калифорнийского залива, в р-н Эквадорского побережья, а к северу – в р-н Алеутских о-вов (см. Ю.Шокальский, 1917, с.с. 542-546). Как раз в место обитания племени индейцев-тлинкитов, отличных от прочих индейцев Сев.Америки, живущих родовым строем и присвояющим хозяйством, именно развитым институтом рабства – служащим гл.обр., именно для человеческих жертвоприношений (Л.Н.Гумилев, 1990, с.190)!

Переселение не могло быть массовым: техника судостроения протокитайских племен, в отличье от племен протоэскимосских – древне-полинезийских, происходящих из того же региона (см. С.И.Руденко, 1947), не могла быть развитой (В.И.Гуляев, 1968, с.161, ссылка). И преффиксирующие и полисинтетические языки индейцев Центральной Америки - не были сменены корневыми сино-тибетскими, иероглифика майя - близка к силлабо-морфемным египетским иероглифам (Ю.В.Кнорозов, 1975), а не к понятийным древнекитайским, лишенным фонетических чтений (Н.Т.Федоренко, 1978). Поскольку, вероятно, на борту рыболовных челноков выносились к берегам Америки гл.обр. мужчины, немногочисленные их экипажи. Это (перемена языка под влиянием «культурных завоевателей») и не могло произойти - при господстве матриархально-родового строя, как у индейцев, так и у древних восточноазиатов: «Женщины… отнюдь не считались слабым полом в нашем понимании, в ряде важных видов производства – мотыжном земледелии, гончарном деле, ткачестве, шелководстве, виноделии, пивоварении (важнейших статьях ритуала жертвоприношения) – они были основной рабочей силой. Не на последнем месте женщины были и в загонной охоте, и на войне, приемы которой мало отличались от охотничьих. Это объясняет сохранение почетного положения женщины в шанском обществе» (ИДМ, т. 1-й, с.420); что равно имело место и при охотах палеоиндейцев: «По временно соединившему континенты мосту вслед за стадами животных в Америку прошли представители т.наз. первой волны переселенцев. Они не имели еще племенной организации, а жили т.наз. первобытными ордами и охотились на крупных животных… Основным способом охоты был коллективный загон… В охоте участвовали все, включая женщин, главная задача которых состояла в том, чтобы напугать зверя пронзительными криками. Охотничью роль криков в древности можно оценить, если учесть, что от индейского воинственного клича (протяженный пронзительный вопль, которому обучались у девушек) бизон может упасть в обморок, а медведь «в полной беспомощности покидает берлогу и падает с дерева» [Д.Таннер, 1963, с.179].» (Ю.В.Кнорозов, 1990, с.9)…

«О коллективном обряде, совершаемом регулярно по истечении определенного календарного цикла, м.б. типа «священного брака», свидетельствуют надписи из архива особого оракула, где гадателями являлись женщины и где не найдено надписей, связанных с ваном. В них получил отражение обряд плодородия, связанный с магией вызывания дождя. Этот обряд включал массовые человеческие жертвоприношения Прародительнице Гэн.» (ИДМ, т. 1-й, с.420), т.е. Седьмой. Найдена могила «Державной праматери Восьмой», «Госпожи Хао», с сотнями изделий из бронзы – в т.ч. парными именными бронзовыми чанами по 117,5 кг (что вообще редкость, древнекитайская бронза – штучная, не копировавшаяся: Н.Т.Федоренко, 1978, с.306), умерщвленными мужчинами, женщинами, детьми, а также множество фигурок людей из слоновой кости, бронзы и нефрита – «суррогатов» недостающего числа временно отсутствующих пленников; в гробнице – множество разнообразного оружия, ок. 6 тыс. раковин каури, служивших в Вост.Азии денежными знаками (ИДМ, т. 1-й, с.421).

И теперь мы обратимся к тому обществу, что сохранило древнекитайские учреждения – на родине известные лишь археологически, вплоть до эпохи Конкисты. “Основным обрядом майяйского религиозного культа, особенно в последний период, были, так же как в Мексике, жертвоприношения, и прежде всего человеческие. О них многократно повествуют не только первые хронисты, но и настенная роспись в майяйских зданиях, и женские скелеты, найденные в сеноте Чичен-Ицы…

Майяйский ритуал жертвоприношений был во многом аналогичен ацтекскому. Человека обмазывали священной жертвенной краской (особый вид лазури), а на голову надевали высокий жертвенный колпак. Потом (очевидно, под аккомпанемент религиозных песнопений) его вели на вершину пирамиды. Четыре помощника первосвященника (по имени своих божественных покровителей они назывались чаками), тоже обмазанные священной жертвенной лазурью, хватали жертву каждый за одну конечность и клали навзничь на алтарь. Затем приближался наком – церемонимейстер – и каменным ножом вскрывал жертве грудь. Стремительно вырвав из разверзтой груди живое сердце, он передавал его главному чилану, а тот брызжущей из еще пульсирующего сердца кровью кропил изображение бога, в честь которого совершалось жертвоприношение. Тело жертвы чаки сбрасывали со ступеней пирамиды. Внизу еще дергавшимся в конвульсиях телом завладевали другие жрецы. Они сдирали с еще теплого трупа кожу, и в нее тотчас облачался главный чилан и на виду у тысяч зрителей исполнял неистовый ритуальный танец. Затем тело жертвы либо сжигалось, либо – в том случае, когда умерший был мужественным воином, - разделывалось на множество мелких кусочков и тут же поедалось знатью и жрецами…” (М.Стингл, 1984, с.255). Причем, в отл. от воинов - ацтеков, отдававших богам плененных, майя заклались собственные подданые. “Еще до появления первых испанцев на майяйские города обрушивается страшная эпидемия (вероятно, чума). А вслед за ней в их двери стучит меч Кастилии. Шиу приносят в жертву богам сотни людей, дабы отвратить грозное бедствие, но ни осуждение на заклание красивейших девушек, ни паломничество к сеноту (священному колодцу) в Чичен-Ице не могут предотвратить беды, которую несли с собой бледнолицые люди. Да, все было потеряно. Боги прогневались. Боги, кровавые майяйские боги…” (там же, с.254). Ввиду очень позднего, не ранее Х11 в., возникновения державы Ацтеков, ясно, что первоисточником был все же майяйский культ и ритуал.

Появление пришельцев из Юго-Восточной Азии, с более развитой и агрессивной культурой – в уровне социальной организации превосходящих застойный быт аборигенов, вынужденных тратить массу усилий на колонизацию дотоль безлюдного края (см. В.И.Гуляев, 1968, гл. 3-я; Ю.В.Кнорозов, 1990, с.11), постепенно изменяло образ жизни индейцев, вмещавших группы восточноазиатских колонистов. Им и в самом деле нечего было противопоставить «культурным мигрантам». Древние американцы, пришедшие в Америку, по мнению как сторонников «длинной» (Л.Лики, Ю.В.Кнорозов), так и «короткой» (Х.Мюллер-Бек) хронологии заселения Нов.Света, еще в мустьерскую – неандертальскую, дочеловеческую эпоху (см. А.П.Окладников, Р.С.Васильевский, 1976, с.с. 30-31, 35, ссылка), не имели человеческой речи: «языки переселенцев первой волны, в частности майя… не удается обоснованно связать ни с одним языком Старого Света» (Ю.В.Кнорозов, 1990, с.10); и вплоть до тольтекского завоевания Х в., майя, уже будучи земледельцами – но продолжая именовать себя «оленьими охотниками», не знали лука - хотя копьеметалка была ими доведена до возможного совершенства, до стадии, предшествующей изобретению лука (там же, с.9; см. К.В.Керам, 1979, с.274). Отсутствие колеса (при использовании катков, при грандиозных строительных работах!) и «рабочего» металла – общее место в обзорных работах, посвященных аборигенам Америки…

Древние культуры Латинской Америки исчезли не очень давно, но радикально. Исчезли вместе с этносами их носителей - ибо в Америке войны велись по-ветхозаветному (или точнее «по-китайски»), на истребление противника. То, что появилось на месте них, перед приходом европейцев – корни чего упорно ищут в Старом Свете, но почему то лишь в западной его части… - хотя и поразило воображение испанцев, и уничтожалось ими беспощадно - как имеющее дьявольское происхождение, не заслужившее ни малейшей пощады, - не показало, однако, жизнеспособности при вторжении завоевателей. “…Муиски, составлявшие высший, государственный класс, т.е. господствующие племена, завоевавшие местное население, считали, что если к ним, к господину, вождю или аристократу, должен подойти по какому-то делу обыкновенный индеец, то он должен был раздеться догола, сесть на карачки, ползти спиной, уткнув голову в колени, и в таком виде произносить свою просьбу, которая будет либо удовлетворена, либо нет, а если он нагло посмотрит на своего повелителя, на человека, принадлежащего к высшему классу, то, в лучшем случае, с него могли просто снять кожу живьем, в худшем же – бросали в подземные пещеры, заполненные водой до половины, и он в полной темноте там плавал, пока его не кусала ядовитая змея.” (Л.Н.Гумилев, 1994, с.271). “С… легкостью была сокрушена держава муисков в современной Колумбии… Победители-испанцы застали в этой стране такое издевательство высших над низшими, что сами не смогли воспроизвести и половины этого… Легко понять, что индейцы своих правителей не стали защищать…” (Л.Н.Гумилев, 1990, с.с. 395-396; ссылка: В.А.Башилов, 1972, с.с. 196-197).

Не сложно предположить, что эта же судьба - ждет в самом скором будущем еврейское государство, возглавляемое Б.Н.Ельциным, В.В.Путиным, Д.А.Медведевым. Его аналогия с древнекитайским – очевидна ибо именно евреи продолжают жить матриархально-родовым строем, и в 3-м тыс. н.э. не освоив оседлое земледелие (исключая узкий слой кибуцников, на которых трудятся сельхозрабочие, выписанные из Таиланда и Филиппин), но в то же время имея восходящую к далекому прошлому политическую культуру, сложные религиозные представления и развитую культовую организацию - связанную с человеческими жертвоприношениями…

Р.Б.Жданович

Сокр.:
ИДВ – “История Древнего Востока”, т. 1-й, М., 1983, т. 2-й, М., 1988
ИДМ – “История Древнего мира”, в 3 т., М., 1989 (3-е изд.)

Лит-ра:
В.П.Алексеев «В поисках предков», М., 1972
В.П.Алексеев “География человеческих рас”, М., 1974
В.П.Алексеев “Географические очаги формирования человеческих рас”, М., 1985
В.А.Башилов «Связи древних цивилизаций Нового Света», в кн. «Археология Старого и Нового Света», М., 1966
В.А.Башилов “Древние цивилизации Перу и Боливии”, М., 1972 Л.С.Берг «Климат и жизнь», М., 1947
Иакинф (Бичурин) «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», М.-Л., т.т. 1-й – 2-й, 1950, т. 3-й, 1953
В.В.Бунак, М.Ф.Нестурх, Я.Я.Рогинский «Антропология», М., 1941
А.С.Варшавский «Всё, что выше материка», М., 1964
“Вопросы географии США”, Л., 1976
А.Х.Востоков “Задача любителям этимологии”, в “СПб. Вестник”, 1812, вып. 2-й
С.С.Гинко «Катастрофы на берегах рек», 1977
Г.Е.Грум-Гржимайло «Зап.Монголия и Урянхайский край», 1926, т. 2-й
В.И.Гуляев «Америка и Старый Свет в Доколумбову эпоху», М., 1968
Л.Н.Гумилев «Гетерохронность увлажнения Евразии в древности», Вестник ЛГУ, № 6\1966 г.
Л.Н.Гумилев «Этногенез и биосфера Земли», Л., 1990
Л.Н.Гумилев «Хунну», СПб., 1993
Л.Н.Гумилев “Из истории Евразии”, М., 1993
Л.Н.Гумилев “Конец и вновь начало”, 1994
Н.Н.Диков «Открытие палеолита на Северо-Востоке Сибири», в кн. «Тезисы докладов и сообщений 4-й Дальневосточной научной конференции», вып. 2-й, Владивосток, 1965
Д.Дэнисон «История конницы», СПб., 1897
Р.Б.Жданович «Из истории Гиперборейской державы», 2006, рукопись
Р.Жданович “Гиперборея», «Минуты Века», №1, 2008
В.Т.Зайчиков «Путешественники Древнего Китая и географические исследования в Китайской народной республике», М., 1955
С.В.Зонн «В тропиках Южного Китая», М., 1959
«Древние культуры Бертекской долины», Новосибирск, 1994
«История Вьетнама», М., 1983
«История народов Восточной и Центральной Азии», М., 1986
К.В.Керам «Первый американец», М., 1979
Ю.В.Кнорозов «Мануэль Галич и его книга», в кн. М.Галич «История доколумбовых цивилизаций» (пер. с исп., Гавана, 1979), М., 1990
Ю.В.Кнорозов «Иероглифические рукописи майя», Л., 1975
Н.Т.Кузнецов «Воды Центральной Азии», М., 1968
Б.И.Кузнецов «Древний Иран и Тибет», М., 1998
Ф.Кюмон «Мистерии Митры», СПб., 2000
С.Лесной «Откуда Ты, Русь?», Ростов н\Д, 1995
С.Ллойд «Археология Месопотамии», М., 1984
А.Н.Мазарович «Историческая геология», М.-Л., 1938
В.Масленников «Китай», М., 1946
М.Н.Мельхеев «Географические имена», М., 1961
Э.М.Мурзаев «Очерки топонимики», М., 1974
А.П.Окладников «К вопросу о древнейшем населении Японских о-вов и его культуре», в Советская Этнография, № 4\1946
А.П.Окладников «Неолит и бронзовый век Прибайкалья», М.-Л., т. 1-й – 2-й, 1950, т. 3-й, 1955
А.П.Окладников «Азия – Америка: Древний мост», в «Сибирские огни», № 11\1973
А.П.Окладников «», 198
А.П.Окладников, Р.С.Васильевский «По Аляске и Алеутским о-вам», М., 1976
А.П.Окладников, Е.П.Окладникова «Заселение Земли человеком», М., 1984
«Очерки по истории Древнего мира», под ред. В.В.Струве, Л., 1956
Б.Ф.Поршнев «О начале человеческой истории», М., 1974
Д.С.Раевский, В.Я.Петрухин «Очерки истории народов России в Древности и Раннем Средневековье», М., 1998
Д.Г.Редер, Е.А.Черкасова «История Древнего мира», кн. 1-я, М., 1970
И.А.Резанов «Великие катастрофы в истории Земли», М., 1980
Э.Реклю «Земля и люди», пер. с фр., в 19 т., 3-е изд., СПб., 1987-1900
Я.Я.Рогинский «Проблема происхождения монгольского расового типа» в «Антропологический журнал», № 2\1937 г.
С.И.Руденко “Древняя культура Берингова моря и эскимосская проблема”, М.-Л., 1947
Я.И.Руднев «Народы мира», Л., 1928
Сат Ок (Станислав Суплатович) «Земля Соленых скал», Л., 1964
Сат Ок «Таинственные следы», М., 1976
Р.Г.Скрынников «Сибирская экспедиция Ермака», Новосибирск, 1986
М.Стингл “Индейцы без томагавков”, М., 1984
М.Стингл “Государство инков”, М., 1986
«Сунгирь. Антропологическое исследование», под ред. А.А.Зубова, М., 1984
С.П.Толстов «Города гузов», «Советская Этнография», №3, 1947 г.
С.П.Толстов «Из предистории Руси», «Советская этнография», вып. У1-У11, М., 1947
Л.Успенский, К.Шнейдер «За семью печатями», М., 1958
Н.Т.Федоренко «Древние памятники Китайской литературы», М., 1978
В.Г.Федоров «Кто был автором Слова о полку Игореве и где находится река Каяла?», М., 1956
Е.В.Черненко «Скифские лучники», Киев, 1981
Чэнь Бо-до «Четыре семейства Китая», М., 1948
Чу Шан-Тан «География нового Китая», М., 1953
Ю.Шокальский «Океанография», Пг., 1917
Ю.В.Шокарев «История оружия. Луки и арбалеты», М., 2001
В.Якубович, Г.Смирнова «Записки географического клуба», М.-Л., 1950

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.