WWW.ZRD.SPB.RU

ИНТЕРЕСЫ НАЦИИ - ПРЕВЫШЕ ВСЕГО! 

  Главная страница сайта  
    Новости  
  Номера газет, аудио информация, электронные версии  
  Интернет-магазин: книги почтой, подписка, электронные версии.  
  Славянская Община Санкт-Петербурга и Лен. области  
  Фотографии: демонстрации, пикеты, другие мероприятия  
 ВЫХОДИТ С АПРЕЛЯ 1991г.

ВСЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА 

  Письма читателей, которые не вошли в бумажные выпуски газет  


Арийцы: Drang nach Osten. Из истории Всемирного Потопа

Там где начинается Азия, некогда плескались волны огромного мелководного морского бассейна «восьмеркообразной» формы. Северная – Сибирская его часть полуотделялась от внутренней – Понтийской части современными воротами Тургайского прохода.

Прошли миллионы лет. Внутриконтинентальные массивы поднялись выше уровня моря, образовав Западно-Сибирскую и Туранскую низменности, отделенные друг от друга невысокими горами Уральского хребта, Тургайского плато и Казахского мелкосопочника. Понтийский водный массив совратился и усох до нескольких несвязанных (Арал, Каспий) либо мало связанных между собой (Черное и Средиземное моря) водоемов. Но по-прежнему две великих равнины соединяются через невысокую (100-150 м над уровнем моря) ложбину Тургайского прохода.

Естественная история Торы не является убедительной научной гипотезой, и не даром Лаплас заявил Наполеону, что не ощущает в ней потребности. Тем не менее, некоторые факты, ею сообщаемые, находят независимое подтверждение, как, например, Планетарный потоп, от которого ведется счет Послепотопной истории Человечества.

В ученых - эллинских источниках Потоп не просто признается, но предполагаемый троекратным: Огигов, Дарданов, Девкалионов потопы. Два крайних из них м.б. идентифицированы просто. Это подъем Океана по завершении Вюрмского оледенения, в 8-м – 6-м тыс. до н.э., когда вода поднялась с отметки -80 до +10 м относительно уровня ХХ века, и Средиземноморское цунами, ударившее по прибрежным поселениям волной 50, если не 150 м высоты, случившееся после взрыва вулкана о.Фера, ок. 1500 г. до н.э.. Нас интересует средний.

Китайская «послепотопная» эра» ведет отсчет времени от ХХУ
II в. до н.э. [И.А.Климишин "Календарь и хронология", М., 1990, с.196]. В этом она согласуется с западными источниками - шумерийской хронологией Всемирного Потопа [С.Ллойд "Археология Месопотамии", М., 1984, с.с. 104-107] и с версиями библейской хронологии оного [Ненний "История бриттов", в кн. Гальфрид Монмутский "История бриттов", М., 1984, с.172, также прим. 1].

Археология «промежуточных» меридианов, в регионе, окультуренном не сильно - сохранившем древние слои, это подтверждает. Пески и такыры Средней Азии в те века покрывали озера, поросшие зарослями кустарника, и она близко напоминала джунгли дельты Ганга. Их населяли племена охотников и рыболовов (Кельтеминарская культура) [С.П.Толстов «По следам ДревнеХорезмийской цивилизации», М.-Л., 1949, гл. 5-я], принадлежащие древней – недифференцированной, массивной европеоидной расе, напоминавшей современных датчан [см. "Антропологические типы древнего населения на территории СССР", М., 1988], чьи языки нам остались неведомы. В предгорьях Копетдага и Тянь-Шаня их сменяли негроидные народы азиатской экваториальной расы, родичи древних эламитов и хараппцев, современных брагуев и тамилов. В слое сер. 3-го тыс. до н.э. древние стоянки перекрываются глинистыми отложениями, говоря о катастрофическом наводнении [Толстов, 1949, с.76].

Похожие расшифровки дат из тех же источников приводит А.В.Шнитников, в работе, исследовавшей временную ритмичность увлажнений Голоцена, опубликованной полвека назад: по вавилонской книге Энума Элиш – 2379 г. до н.э., по еврейской Книге Бытия – 2355 г. до н.э., по китайским хроникам – 2297 г. до н.э. [А.В.Шнитников "Изменчивость общей увлажненности материков северного полушария", Записки ВГО, 1957, т. 16-й].

***

Географическая наука – наука о поверхности Земли имеет свои законы, хотя менее известные, но формулируемые столь же строго, как законы физики. И столь же закономерно, с появлением производящего сельского хозяйства, наибольшая плотность населения на планете (в сев.полушарии) - достигается в области муссонного климата тропического и субтропического пояса Тихого океана, на берегах Юго-Восточной Азии, наиболее благоприятной для преумножения пищи [Э.Ф.Лесгафт "Физ.география. Краткий курс", М.-Л., 1927, с.263].

Это – обуславливает современную этническую агрессию племен монголоидной расы, их распространение на Запад, до Европы включительно, прослеживаемую на антропологическом материале с 1-й\2 1-го тыс. до н.э. [В.П.Алексеев «В поисках предков», М., 1972, с.255]. Ныне она м.б. преодолена лишь на поле боя - преимуществами техносферы (включая такой раздел социосферы как идеология), в развитии которой большинство восточноазиатских народов застыло в синхронную Риму эпоху Цинь («варварскую», с позиций собственно китайской, националистической историографии), далее – лишь заимствуя технические достижения Запада (начиная с бактрийских строевых коней и парфянского рыцарского вооружения). Идеология КПК это лишь слегка поновленная идеология легизма той эпохи - отбрасывающая этическое учение Конфуция, сформулированное в эпоху Чжоу, когда правили Китаем Белые люди дисского происхождения.

В тысячелетия, предшествовавшие Н.Э., было наоборот, и Азия некогда, на юг вплоть до р.Хуанхе, была заселена Белыми людьми - овладевшими техникой жизни, войны и передвижения по Великой Степи, создавшими уникальную воинскую культуру. Её осколки воспроизводимые тысячелетиями [А.И.Зайцев "Праиндоевропейские истоки древнегреческого эпоса", в "Проблемы античного источниковедения", М.-Л., 1986] донесли гомеровские поэмы и эпические фрагменты «Ригведы» (105-й гимн 1-й мандалы, 18-й и 33-й гимны 7-й мандалы). Дружины с повозками и боевыми колесницами преодолевая засушливую внутриконтинентальную область меридианальных рек (между Волгой и Тургаем), дошли до Амура, неся с собою шлифованные топоры - находимые археологами к югу от таежной области, от Скандинавии до Манчжурии [А.П.Окладников «Древние культурные связи между Арктическими племенами Азии и Европы», Ученые записки ЛГУ, 1953, № 157].

В западной части Евразии перенос дождей происходит с Атлантического океана - циклонами, движущимися в восточном направлении (силами Кариолиса).

Какими широтами текут осадки на континент детерминировано активностью Солнца (эпохальной) - определяющей циркуляцию атмосферы [В.Н.Абросов "Гетерохронность периодов повышенного увлажнения гумидной и аридной зон", Изв. ВГО, № 4\1962]. И здесь – Тургайская ложбина оказывается естественной границей.

Еще 3,5 тыс. лет назад, когда солнечная активность оставалась невысокой, современные Сахарские пески были цветущей страной, где паслись стада полорогих, в реках жили крокодилы и бегемоты [см. А.Лот "К другим Тассили", М., 1984]. Влагу – получали широты, ныне затянутые пустынями, в частности Туранская низменность.

Вдоль нашего континента на Запад – до самого Ла Манша по 40-м и 50-м широтам тянется полоса лёссов и лёссообразных грунтов: желтой пористой пыли, вскипающей при обработке кислотой, хотя это песок: его основа кварцевая, покрытой известковой оболочкой. Лёссы подстилают наши плодородные степные черноземы. Они выщелачиваются при избыточном (превышающем испарение) увлажнении, и в Зап.Европе это лишь островки – свидетели древней климатической эпохи.

Названная порода обладает совершенно особыми свойствами. Согласно теории Президента Русского географического общества (1940-1950) акад. Л.С.Берга - преемника Н.И.Вавилова, в меру сил увековечившего его память [Л.С.Берг «ВГО за 100 лет», М.-Л., 1946, с.с. 209-218], гипотезе - малоизвестной ввиду общей ревизии идей науки «Сталинской» эпохи, облессовывание песков и глин - шло под слоем древнего чернозема - невозможное вне этого условия [Л.С.Берг «Климат и жизнь», М., 1947]. Возраст черноземов В.В.Докучаевым определялся в 4-7 тыс. лет [там же, с.56, ссылки]. Так устанавливается время возникновения русского степного ландшафта. Северная его граница – в прошлом была выше современной, в Обско-Иртышском междуречье островки погребенных черноземов под выщелоченными таежными почвами найдены на широте Ленинграда, то же имеет место по левому берегу Енисея [там же, с.с. 48-52].

Это - Атлантическая фаза нашего геологического периода (Голоцена): 5-е – 3-е тыс. до н.э., характеризуемая жарким климатом. Средние летние температуры были тогда выше на 3-4 град., азональные леса в горах Европы поднимались на 500 – 1000 м, а океан стоял на 10 м выше современных отметок. Но на лёссах – на основных почвах, до того как они оделись толстым слоем степного перегноя, лес не принимается [Г.И.Танфильев "Главнейшие черты растительности России", СПб., 1903], и доныне известковые скалы атлантического берега Франции, хотя очень хорошо увлажнены, покрыты только лугами. Наступление тайги шло после рождения черноземов.

***

Индогерманцы так же трудно представимы в отрыве от коня, как арабы – в отрыве от дромадера. Биологическим фактом является, что из концентрированных кормов желудок лошади домашней, весьма чувствительный к корму, оптимизирован для переваривания овса. Лишь он не вызывает желудочных заболеваний, будучи использован в чистом виде.

Овес, по-видимому, самый первый северный злак, взятый в культуру нордическими племенами [Бол.Энциклопедия п\ред.Южакова, т. 14-й, с.299], и по субстратным диким видам - это характерно северо-европейское растение [Р.Э.Регель «Хлеба в России», Пг., 1922], окультуренное человеком к северу от Дуная. Он не был известен цивилизованным народам дохристианских времен [Г.И.Танфильев "Очерк географии и истории главнейших культурных растений", Одесса, 1923, 1923, с.72], познакомившись с ним у германцев - римляне крайне удивлялись этому [там же, с.73]. Его не знали греки и египтяне [Южаков, т. 14-й, с.299], в Туркестане он был насаждаем лишь русскими поселенцами.

Определив время усыхания Туркестанского края – становящегося привлекательным для степных и лесостепных пастухов, мы детерминируем путь арийцев на юг, ибо появление их на подступах к Индии датировано лучше. Могильники Гандхары, исследованные зарубежными антропологами, показали вторжения в область Инда племен двух европеоидных типов: массивного долихоморфного (нордического) в конце бронзового века (с ХУ
I в. до н.э.) и грацильного – средиземноморского, приходящееся на ранний железный век [Н.Р.Гусева «Раджастханцы», М., 1989, с.12].

Путь индо-иранцев с нордической арийской родины на п-в Индостан дискутируется среди историков. Он оказался предметом спора как и очаг месторазвития индогерманцев [А.И.Зайцев "Реки индоевропейской прародины", в кн. "Славяне: Этногенез и этническая история", Л., 1989], чье определение тормозится идеологическими аспектами дискуссии [см.напр.: Н.Н.Казанский, Предисловие к кн. Н.С.Гринбаум "Микенологические этюды", СПб., 2001, с.8].

Факт лишь, что уже в 2-й\2 2-го тыс. до н.э. документами письменных народов в Зап.Иране фиксируются иранские имена [Э.А.Грантовский «Иранские имена из Приурмийского района», в кн. «История Иранского государства и культуры», М., 1971; М.А.Дандамаев, В.Г.Луконин «Культура и экономика Древнего Ирана», М., 1980, с.44]. Не смотря на это, гипотеза Кавказского пути арийцев популярна была гораздо менее, особенно в СССР. Постулатом сделался маршрут среднеазиатский, гл.обр. по соображениям, не имевшим отношения к науке, хоть первым начавший его отстаивать в 1860-х г.г. русский географ и антрополог Н.В.Ханыков был ученым строгим [Н.В.Ханыков "Путешествие в Хорасан", М., 1973; Н.В.Ханыков "Этнография Персии", М., 1977]. Обратив внимание на европейскую длинноголовость западных иранцев – персов и мидян на иконографических памятниках древности, исчезающую в памятниках Сред.Азии, как и среди современного ираноязычного населения, он получил аналогичные черепа из могильников Хорасана, и правильным – был бы вывод о миграции иранцев с запада на восток. Но ученый встал на «автохтонистическую» точку зрения – предполагающую что круглоголовым был сам древнеперсидский тип, заметная же длинноголовость – оказалась субстратным влиянием доарийского населения, а не наоборот, как имеет место с современным круглоголовым населением Туркестана. Увы, деспотическое византийское вероучение (деспотическое дословно и безоценочно: деспот – по-гречески епископ) требовало по-всюду видеть в древности деяния потомков Сима, из мифологической библейской «антропологии». И вошедшей в подсознание страх ошибиться - уклониться в прегрешение (опять же буквально: грех – от слова грезить), толкал на кратчайший путь, путь поисков влияния субстрата в лице известной для зап.стороны Сред.Востока семитической расы - благо в самом деле, подобно ассириянам и вавилонянам, длинноголовые персы отличались высоким черепом [Ханыков, 1977]. Тем же путем, «страха ради христо-иудейска», пошел в те годы арх.Порфирий (Успенский) - чье открытие могло бы опрокинуть все псевдонаучные построения «норманнской» теории, предпочтя, однако, в народе открытых им гомилий патр.Фотия, вместо реальных русичей, увидеть неких библейских «яфетидов» [С.Лесной "История "руссов" в неизвращенном виде", Париж-Мюнхен, 1953-1960, вып. 1-й, гл. 4-я]. Так 5-й классик марксизма акад.Н.Я.Марр, в быту выдававший себя за украинца, нашел себе в науке предшественников – «израильтянами» являвшихся лишь «прозелитически»…

Но ничего общего с этим страхом не имели «соображения» «ученых» советских, большей их части. «…Важность научной постановки проблемы происхождения индоиранцев в современной России обусловлена и тем, что в постсоветский период получило широкое распространение глубоко антинаучное представление об арье-славянах. …Идеи арийского происхождения славян попали даже на страницы учебников и активно пропагандируются средствами массовой информации. Этому крайне опасному для многонациональной страны потоку противостоит всего несколько работ» [Е.Е.Кузьмина «Арии – путь на юг», 2008], - таково резюме, адресуемое не читателю, а издателю, - включенное в самую 1-ю главку Предисловия к рецензируемой книге.

Это манифестация и постулат - как «советской науки», так и публицистики современной.

Принадлежит резюме автору из когорты советских историков, словами Председателя Русского Географического общества Станислава Викентьевича Калесника - стоящих на позициях «географического нигилизма». Например: «в Иране вместе с конем стал известен также конский корм – люцерна. В У
III в. до н.э. люцерну получили оттуда в Вавилоне, где она носит название «лошадиная трава», заимств.из иранск.яз …родиной растения была Сред.Азия, откуда оно и могло появиться в Зап.Иране” [там же, с.230, ссылка: И.М.Дьяконов «История Мидии…», 1956, с.152]. В ботанических трудах родиною культурных видов люцерны называется «западная половина Азии и Юж.Европа» [Танфильев, 1923, с.175]. В культуре она пребывает до 8 тыс. лет [«Биологический энциклопедический словарь», М., 1991, с.334] - старше коневодства, возникшего в Европе северней Дуная, на родине культурного овса. Источник в цитате указан старый, когда генная хронометрия не была еще известна. Но и основанные на литературных источниках справочники говорят о заимствовании культуры люцерны греками с востока, ок. 470 г. до н.э., в Туркестане же – лишь во времена Александра Македонского, и определяют (возможно ошибочно) саму Персию родиною ее возделывания [Южаков, т. 12-й, с.336]. Напротив, в Среднюю Европу люцерна (medicago lupilina) – представитель понтийского типа флоры [Г.Вальтер «Общая геоботаника», М., 1982, с.38] пришла еще в бронзовом веке [там же, с.86]. И причерноморским путь миграции на Иранское нагорье, т.обр., равно вероятен, если не вероятнее закаспийского.

Арийская трилогия: завершение

Меж тех, кого волнуют вести об арийских городищах древнего Урала, создательница книги популярна [см. напр.: "Древность. Арьи. Славяне", вып. 1-й, б\м, б\г; вып. 2-й, М., 1994]. И для нашего читателя – 3-й том созданной ею «арийской трилогии», книга, подводящая итог 50-летних работ, заслуживает анонса: Е.Е.Кузьмина «Арии – путь на юг», СПб.-М., «Летний сад», 2008, «печатается по решению Ученого Совета Российского ин-та культурологии». Потому, не последовав примеру д-ра Геббельса, взялся я за перо, излагая ниже то, что совокупно никак не рекомендуется россиянскими ин-тами, почерпнутое из анонсируемого издания.

Д.и.н.Кузьмина – ученица акад.Бернштама (был такой «заслуженный деятель киргизской науки»), доныне добросовестно отстаивающая гипотезу братьев Дьяконовых, об индо-иранском происхождении Андроновской культуры и среднеазиатском пути индо-иранцев на Сред.Восток. Это упорство вызывало б уважение, не имей гипотеза жесткой идеологической мотивировки. Требовавшей тогда - в 1950-х, после низвержения 5-го классика марксизма и реабилитации миграционистских представлений, от ученых-историков – загодя очистить территорию СССР от культур потенциальных предков «истинных арийцев, характера нордического, беспощадных к врагам Райха», - вопреки рассказам Эдды, вполне допускавшим историческую интерпретацию [С.П.Толстов «Проблема происхождения индоевропейцев и современная этнография и этнографическая лингвистика», КСИЭ, вып. 1-й, 1946]. Потому индоевропейцы, кроме индоиранцев, арийцами быть перестали, вопреки даже самоназванию Ирландии [ср.: Д.С.Раевский «Очерки идеологии скифо-сакских племен», М., 1977, гл. 1-я, прим.8], а андроновцы – стали индоиранцами.

Хотя «доказательства» этого, в отличье от доказательств, применяемых, например к достоверно индо-иранской Срубной культуре, иллюзорны [см. В.И.Сарианиди "Древние земледельцы Афганистана", М., 1977, гл. 4-я]. Радиоуглеродные датировки ямно-афонасьевской (прото-индоиранские должны находиться среди ямных культур) и андроновской культур Минусинской котловины, взятые С.И.Руденко (независимо от оценки абсолютных значений), показали их синхронность [С.И.Руденко "Культуры бронзы Минусинского края и радиоуглеродные датировки", Доклады ВГО, вып. 5-й, Л., 1969]. Андроновцы, в высокой степени вероятности, говорили на западно-индоевропейских, в частности германских языках, и руководствовались теми сословно-аристократическими и иными представлениями, что в историческую эпоху мы встречаем на Западе [см. напр.: В.А.Городцов «Наскальные рисунки Тургайской области», Труды ГИМ, сер. археол., № 1, 1926]*. Наличие в Федоровской культуре – восточной отрасли Андроновской культурной общности обычаев сати и кремирования покойников, наряду с выкладыванием оградок могил (должных отграничивать Явь от мира мертвых), равным образом, позволяет увидеть в них предков древних славян, а не индусов**.

Уловить «опровергаемое» ученое мудрование можно, в том числе и из анонсируемой книги Кузьминой. Вост.Туркестан (в книге воспроизведена карта его памятников) относится к тем немногим, благословенным для археологов краям, где сухость воздуха надежно консервирует органические материалы былых времен. Арийская инвазия туда осуществлялась андроновскими племенами из Семиречья [Кузьмина, 2008, с.с. 273, 276, карта с.478]. И в песках Китайского Туркестана раскрыты могилы с трупоположением – нордического расового типа покойников, светлопигментированного, в прическах (коса замужних женщин расплетена надвое) и одежде орнаментов и покроя, доныне характерных Сев.Европе [Э.Мельников "Амазонки… из Китая", "НЛО", 14.08.2000]. В следующие тысячелетия в этом крае говорят на тохарских языках - близких южным языкам kentum- – кельтским и анатолийским [А.В.Десницкая "Вопросы изучения родства индоевропейских языков", М.-Л., 1955], а древние заимствования из индоевропейских, присутствующие в тюркском и китайском языках, производиться должны были еще из этих - архаических языков [см. Е.Е.Кузьмина «Распространение коневодства и культа коня у ираноязычных племен Средней Азии и других народов Старого Света», «Средняя Азия в Древности и Средневековье», М., 1977].

***

…«Арии – путь на юг» представляет собою систематизированное развитие «Арийской дилогии» автора [Е.Е.Кузьмина, К.Ф.Смирнов «Происхождение индоиранцев…», М., 1977; Е.Е.Кузьмина «Откуда пришли индоарьи?», М., 1994] – содержания ее докторской диссертации (автореферат: 1988). Судя по подбору оппонентов - должному исключить нежелательные вопросы о датировках ряда спорных находок, старые мотивировки в перестроечное десятилетие сохранялись, и сохраняются они доныне, ибо, например, выделение культуры Сеймы и Турбина в особый тип – напрашивавшееся ибо связанное с Алтайской рудной областью [см. С.В.Кузьминых, Е.Н.Черных «Древняя металлургия Севера Евразии», М., 1989], - по-прежнему игнорируется [Кузьмина, 2008, гл. 10-я].

Тем не менее для знакомых - не столько даже с самой темой, сколько с историографией вопроса - книга представляет огромную ценность. Прежде всего как каталог работ, вышедших в последние 50-100 лет, преимущественно на русском языке, многие из которых, разбросанные по местным ведомственным периодичкам, известны лишь специалистам. Считая их, на 3-й тысяче русских названий библиографического списка я сбился, и отмечаю: библиография занимает 107 из 560 стр.. Причем библиографический список даже не полон! Партийность в книге сотрудницы Ин-та Культурологи соблюдена, и, например, упоминания публикаций членов Русского Географического общества, включая его президентов, из нее старательно устранены, а где это невозможно, упрятаны за не детализированными ссылками на названия сборников статей, вроде «Колебания увлажненности Арало-Каспийского региона в голоцене», 1980. В тексте есть отсылка к работе: Вавилов, Букинич, 1929 [Кузьмина, 2008, с.244]. Это, надо полагать: Н.Вавилов, Д.Букинич «Земледельческий Афганистан», но из библиографического списка название устранено, и думаю, отнюдь не за то, что Букинич был одним из первых авторов идеи «поворота рек» в Туркестан…

Автором, тем не менее, раскрывается содержание ученых дискуссий последних лет. В частности факт, что идея распадения индогерманского континиума еще в неолите, т.е. фактически – отрицание самого его существования, постулировавшаяся в СССР в 1960-е – 1980-е, ныне оставлена: культурный словарный фонд, соотносимый с археологическими материалами, не позволяет говорить об обособлении индоиранцев ранее 2-го тыс. до н.э.. Миф об изобретении боевой колесницы на Ближ.Востоке - опровергнут радиоуглеродными датировками находок Г.Б.Здановича на Синташте, как и миф о широком знакомстве левантийцев с лошадьми (разводимыми лишь на мясо), до арийской миграции.

Выразим надежду, что миф об изобретении в Месопотамии колеса (при ее то ландшафтах и привычных транспортных средствах!), в свете приводимых автором новых датировок степной Катакомбной культуры (с кон. 4-го тыс. до н.э.), постигнет та же судьба!

На самом деле, индогерманская культурная общность сохранялась еще дольше, благодаря бытованию особого межэтнического литературного диалекта - «эпического койне» [см. А.И.Зайцев "Формирование древнегреческого гекзаметра", СПб., 1994], но это уже оказалось темой, в иранистике запретной вовсе, и указ. автор в библиографию не попал, не смотря на образцово политкорректное отчество и биографию. Спор идет - о привязке археологических культур к носителям известных языков.

Тождественность культур с этносами – наследие «материалистической» идеологии в той школе, которой принадлежит Е.Е.Кузьмина, и отсюда, среди цитируемых авторов, могут удивить имена М.Г.Левина, А.И.Першица, В.И.Козлова, Н.Н. и И.А. Чебоксаровых, Ю.В.Бромлея - принадлежащие лишь истории науки 3-й\4 ХХ века. Тот нехитрый факт, что возраст общеиндоевропейского фонда словесной культуры углубляется за рубеж письменных культур на сроки, превышающие срок существования археологических культур, читателю приходится выносить за скобки [см. В.В.Макушев "Сказания иностранцев УI-Х в. о быте и нравах славян", СПб., 1861, с.69 и дал.]. С этим приходится смириться.

Доктринальный «антифашизм» ныне пополняется спекулятивным «экологизмом», и тексты полнятся словечком «экологический кризис», выдаваемым за причины миграций и пресечения древних культур [см. М.Крейтон «Государство страха», М., 1999], даже если речь ведется о дотоварных (керамика лепится от руки) хозяйственных типах. В том числе и здесь. В действительности, сообщаемые в книге факты говорят об обратном, и например, «плотность населения в степи и лесостепи в срубное время была самой высокой за время от энеолита вплоть до Х
IХ в.» [Кузьмина, 2008, с.189]. Автор правильно указывает на ряд географических фактов, детерминирующих исторические построения, в частности, характер природы Сред.Азии в 3-м тыс. до н.э. - края озер и заболоченных лесов, исключающий воинские миграции через нее не только по археологическим данным, но и по ландшафтным причинам [там же, с.43 и дал.].

К сожалению, непоследовательно, и необходимость исторического подхода к понятию «степь», об обитании где, свидетельствуют древнеарийские памятники, проигнорирована. И напрасно! Ибо возраст черноземов – не говорит о бесконечном бытии этого ландшафта в голоцене, границы его тоже исторически сильно менялись. Противоречий между географо-астрономическими явлениями, описываемыми ведийской литературой [см.: Б.-Г.Тилак «Арктическая родина в Ведах», М., 2002], на что ныне указывают индийские ученые [Кузьмина, 2008, с.121], и географией Вед, это помогло бы избежать.

При правильном опровержении утверждений об андроновских корнях в культуре Абашево (Ламберт-Карловского), как и индо-иранства оной, утверждение что оная «…принадлежит генетически к кругу центрально-европейских культур типа Фатьяново» [там же, с.125], просто неверно. Тип ее населения южный, местами - негроидный [см. Г.Ф.Дебец "Палеоантропология СССР", М.-Л., 1948, с.83]. «Культ огня» абашевцев выводимый из скоплений угля в могильниках [Н.Р.Гусева «Индуизм», 1977 и др. работы], связан не с ритуалом, а с размораживанием земли при похоронах в зимнее время [А.В.Шевченко "Антропология населения южно-русских степей эпохи бронзы", в кн. "Антропология современного и древнего населения Европейской части СССР", М., 1986, с.137]. И справочные издания по археологии СССР, авторы которых интересовались биологическими дисциплинами не менее, корректно указывали на южное происхождение абашевских мигрантов (о расовой принадлежности автора комментариев к книге Карловского Дж.Хамилакиса [Кузьмина, 2008, с.127], к сожалению я не осведомлен), вполне четко [Д.А.Авдусин «Археология СССР», М., 1977, с.117].

***

Соискатель докторской степени, помимо изложения осмысленных результатов исследований, должен указывать историю вопроса (существующую по нему библиографию), и 2-я книга трилогии [1994], - к сожалению изданная тогда «ельцинским» тиражем научных изданий, - тому полностью удовлетворила. Зачастую вопреки доктринальным идеям, по разным соображениям воспроизводимым автором, например, об экстатическом, «шаманском» характере культа Хаомы. Современные парсы используют эфедру (это транквилизатор), и поскольку свщ.тексты оговаривают возможность использования иных растений, при отсутствии «растущей на горе» хаомы, приспешники из АН СССР распространяли ранее вудстокские «заведомо ложные клеветнические измышления, порочащие арийский общественный и государственный строй», будто бы «ортодоксальная» хаома – это мухомор, служивший для галлюциногенных ритуалов [Г.М.Бонгард-Левин, Э.А.Грантовский "От Скифии до Индии", 1974, 2000 и др.изд.]. Глядя как неглупые, не разделяющие идею авторы, тем не менее, кланялись ей [напр.: И.М.Стеблин-Каменский «Флора иранской прародины», «Этимология 1972»; Т.Я.Елизаренкова "Ригведа - великое начало индийской литературы и культуры", в кн. "Ригведа", мандалы I - IУ, М., 1989 и т.д.], понимаешь что была она декретирована, в порядке советской «борьбы с фашизмом». Ставя задачей - не просто доказать, что арийцы не германцы, но мало того – что они предавались шаманским камланиям. Независимо того, трактовать ли шаманизм – на отсутствие какового у скифов указывает А.И.Мелюкова [Бонгард-Левин, Грантовский, ссылка] - в широком или же в узком смысле [см. там же], принося истину в жертву пропаганде. «Что касается скифов, то у нас нет фактов о бытовании у них экстатических культов» [Л.Я.Жмудь "Орфические графитти из Ольвии", в "Этюды по античной культуре и истории Сев.Причерноморья", СПб., 1992, с.104, прим.40], - напротив, говорит Л.Я., - известна скифская реакция на участие в греческих камланиях царей Скила и Анахарсиса, и с таким же успехом, как это сделали Бонгард-Левин и Грантовский, можно зачислять в шаманы – и философов Пифагора и Эмпедокла. Что впрочем, многие и делают [см. там же, ссылки (аналог.:
Ю.В.Андреев «Поэзия мифа и проза истории», Л., 1990. – где аргонавт Ясон приравнен к селькупским шаманам)]. «При этом акцент переносится с генетического родства некоторых элементов с шаманизмом на их типологическое сходство: Пифагор и Эмпедокл являются «шаманами» не вследствие реального соприкосновения с сибирскими культами, пусть через посредников, а потому, что некоторые рассказы о них напоминают, чаще весьма отдаленно, шаманские практики» [там же (ср.: Р.Г.Скрынников "Сибирская экспедиция Ермака", Новосибирск, 1986, с.246)]. «Есть ли смысл говорить о «шаманизме» Орфея только потому, что он спускался в Аид? В таком случае и Одиссей, и Геракл тоже были шаманами» [там же, страница]. И, «для тех, кто любит широкие исторические параллели, можно назвать еще и Данте» [Жмудь, 1992, прим.41]… - еще одного «шамана».

Материальное опровержение инсинуации, сообщение о соотв.находке, некогда публиковалось в специальном иноязычном издании, в России не рекламировалось и не рекламируется. Но упоминание о нем было внесено в этот каталог [Кузьмина, 1994]: в арийских курганах Монголии найдены кульки с эфедрой. Свидетельствуя древнее, если не исконное использование ее иранцами (то же сообщает публикация о могилах Синцзяна [Мельников, 2000]). Так рухнул антиисторический миф 1960-х.

Ныне автор приводит такие цитаты: «анализы населения Индии подтверждают широко распространенную (хотя и не единственную) концепцию о массовой индоарийской инвазии в Индию ок. 4 т.л.назад» «пропорция генов, которые «характеризуют» говорящих на арийских языках, прогрессивно уменьшается от высшей варны к низшей ив обратном направлении прослеживается тренд тех генов, которые «характеризуют» аборигенных индийцев», «западноевразийские гаплоиды были найдены в высших кастах… наиболее близких европейцам, особенно восточным европейцам… а низшие касты ближе азиатам», «современные индийцы имеют протоазиатское происхождение с западноевразийской примесью. При этом западноевразийская примесь выше у мужчин, чем у женщин… Говорящее по-индоевропейски население Зап.Евразии пришло в Индию с сев.-запада и распространилось по субконтиненту… Они смешались или заместили аборигенное дравидоговорящее население… поместив себя преимущественно в кастах высшего ранга… большинство иммигрантов составляли мужчины… кшатрии (высшая каста), члены которой служили военными, ближе к европейцам, чем любая другая каста» [Кузьмина, 2008, с.187]. Кузьмина не боится противоречить себе, ибо доктринальный тезис о движении индоарийцев андроновского происхождения через Сред.Азию, на археологическом материале подтверждаем лишь в 4-й\4 2-го тыс. до н.э. [там же, с.102 и предыд.; там же, гл. 11-я]. Ранее движение на юг показано Тазабагъябской культурой, но она имеет иное – срубное происхождение и теряется в Приаралье, не продвинувшись далее, вскоре ассимилированная негроидным субстратом [см. мою статью «Европейское происхождение йоги»\ www.zxrd.spp.ru, письма, 2009, ссылки]. Кавказский – предкаспийский путь, как минимум, оказывается равновероятен закаспийскому, и это указывает сама Кузьмина. От себя добавлю, что держась ранее этой, убедительно доказываемой схемы [см. В.В.Иванов  "Очерк истории хеттов", в кн. В.К.Керам "Узкое ущелье и Черная гора", М., 1962, с.185 и дал.], сейчас я всё более склоняюсь к третьей – балкано-эгейской карте пути натиска индо-арийцев на Восток, объясняющей ряд сложно опровергаемых свидетельств [см. напр. Т.Я.Елизаренкова, В.Н.Топоров "О древнеиндийском Ушас и ее балтийском соответствии", "Индия в Древности", М., 1964]. Об этом ниже.

В Приложениях к «Ариям…» приводится то, чему, как противоречащему традиционным для Ин-та археологии – «типологическим» датировкам, внимания при анализе уделяется мало – данные откалиброванных (учитывающих вековую погрешность) радиоуглеродных датировок памятников, предоставляя информацию к размышлению самим читателям. Словом, мы имеем дело с огромным библиотечным каталогом, некоторые отделы которого утрачены, некоторые лишены алфавитной последовательности, некоторые – по разным причинам укрыты организатором в глубине фонда. Его изучение составляет интересную и занимательную работу.

Арья-Славянство

«…Идеи арийского происхождения славян попали даже на страницы учебников и активно пропагандируются средствами массовой информации. Этому крайне опасному для многонациональной страны потоку противостоит всего несколько работ» [Кузьмина, 2008, с.13], - манифестация и постулат «советской науки», ныне столь же неустанно повторяемый историками, и кажется, позволяющий мобилизовать финансирование [см. напр. «Гаты Заратуштры», в пер. И.М.Стеблина-Каменского, СПб., 2008, весьма дорогостоящее издание].

Что тут скажешь? Ирландцы зовут родину Иерной (Айриу – можно получить параллельную огласовку хоть по-эллинистически к Ариане, хоть к Арьянам) 3 тыс. лет, не зная об «антинаучности» этого представления. Имя Русского первопредка – Орь [см. С.Лесной «Влесова Книга – языческая летопись Доолеговой Руси», СПб., 2009, с.38 и дал.]. Хотя юго-западная кентум и северная сатем - это противоположные лингвистические группы индогерманского семейства (ар- по-кельтски плуг, наш глагол пахать: орати-) [см. В.Н.Топоров «Славянские комментарии к нескольким латинским архаизмам», «Этимология. 1972», 1974 и след.]… И учитывая такие особенности старославянской речи как оканье и неполногласие (при открытости слога), не сложно понять, как произносилось бы оно в наше время. Столь же прозрачно этимологическое тождество понятий лат.цезарь (буквальное), ново-перс. шах (др.-перс. ксая-), инд.кшатрия-, лишь по-иному образующих отглагольное существительное от той же основы. В русском языке его не сохранилось, но рождение чудесного ребенка-выпоротка в фольклорном источнике - «Былине о женитьбе князя Владимира», подобно Сигмуду («Волсунга-сага») и Рустему [см. Жданович «Русская Илиада»\www.zrd.spb.ru, письма, 2009], позволяют предполагать существование его в древности.

В отличье от большинства славяноязычных народов, Русский народ имеет балтскую основу, как генетическую, так и «идеологическую», культурную [Алексеев, 1972***, с.с. 299-300; см.: В.П.Кобычев «В поисках прародины славян», М., 1973, с.с. 35-46, 111 и дал.]. Украинский археолог и лингвист В.П.Петров показал, что «балтийские языки были одними из самых близких к скифскому» [там же, с.135]. Ортодоксально-балтийский - избегший славянизации, «…из всех живых в настоящее время индоевропейских языков литовский язык стоит чуть ли не ближе всех к языку скифов – древнейшего известного нам населения степной части Украины, оттесняя в ряде случаев на 2-й план даже осетинский язык, который до сих пор рассматривался многими как прямой реликт скифского» [там же, с.134]. И например, молодое (после 1200-х г.г. н.э.) имя протоки в Балтику из Ладожского озера, возникшей в нач. 1-го тыс. н.э. [см. С.В.Калесник «Ладожское озеро», Л., 1968, с.24], предыдущее имя самого озера (Нево) - имеет иранский корень; в языке сарматов Нев значило морской залив [Р.А.Нежиховский "Река Нева", Л., 1957, с.24].

А.И.Зайцеву принадлежит работа о происхождении гомеровского мотива предсказания гибели герою его конем (Ахиллу – бессмертным конем Ксанфом). То, насколько были в глазах древних сказителей взаимосвязаны жизнь всадника и расположение его коня, можно увидеть по тому, как позднейшие эллинские источники, не помнившие подробностей и лишь реконструировавшие детали, гибель Троила - сына Приама, убитого Ахиллом из засады, неизменно, связывалась с Троиловым конем [см. Дарет Фригийский "История о разрушении Трои", СПб., 1997]. Но согласно Зайцеву, мотив предупреждения возникает независимо, складываясь в тех эпосах, законы которых допускают, во-первых, гибель героя, во-вторых – говорение лошади человеческим голосом. И например, в западных поэмах, где животные наделяются даром речи только под Рождество, не видно и тени этого, в Махабхарате - кони лишь оплакивают выезжающего в последний бой Карну; в русских былинах конь только предупреждает богатыря о возможном пленении. В «Шахнаме» видим фрагмент фабулы, известной по былинам о Михаиле Игнатьевиче и Илье Муромце, где герой не слушает Сивки, и перенесенный им чрез две ловушки, оснащенные копьями, оказывается в плену, попадая в третью [А.И.Зайцев "Конь предсказывает гибель хозяину", в кн. "Этнография народов СССР", Л., 1971, с.с. 36-38]. Сходным образом описывается гибель Рустема. Чуя свежевырытую землю, Рехш ржет и противится воле всадника, но тот не понимает и сам понукает его к волчьей яме, - глазами средневекового персидского литератора - кони не разговаривают. Однако из памятника первых веков н.э., «Согдийского сказания» о Рустеме, фрагменты которого были восстановлены Хеннингом ["Поэзия и проза Древнего Востока", М., 1973, с.с. 531, 711], мы обнаруживаем, что русские былины, вероятно, сохранили исходную версию, знакомую иранцам. В этом раннем памятнике Рехш может беседовать с Рустемом вполне по-человечески (картина же, живописуемая «Сказанием», достойна пера Н.В.Гоголя), что отсутствует в собиравшемся автором по фрагментам, уцелевшим после мусульманского завоевания, романе Фирдоуси. Русский и древне-иранский эпос, одинаково описывая пленение героя и (или) его гибель, сходятся. Культурный контакт, который допускал бы заимствование, сделанное в историческую эпоху [С.П.Толстов "Новогодний праздник "каландас" у хорезмийских христиан", СЭ, № 2, 1946], не оставил следов такового в «Шахнаме», и вообще - был тогда отличен противоположным направлением заимствований [см. Б.И.Кузнецов "Слово о двенадцати снах Шахаиши" и его связи с памятниками лит-ры Востока", ТОДРЛ, т. 30-й, 1976]. Открывается Иран оным, делаемым на Руси, лишь после монгольского нашествия (поэмы Низами), а в эпоху Масуди и Хордадбега заимствовались лишь товары.

«Тот, кто собирает мед <на горе>, тот, добыв его, не соображает, что может упасть <оттуда>. Взобравшись на ее <вершину и погрузившись в своё занятие>, он либо гибнет, <съеденный пчелами,> либо падает <оттуда> вниз стремглав» [Махабхарата, кн. 2-я, гл.55], - так гласит афоризм изреченный тем, кто в оппонирующей индусам парсийской традиции - известен как одержимый бесами гордец, попытавшийся взобраться на небо.

Кавья Ушанас – шахнамийский Кей-Кавус [И.В.Пьянков "Древнейшие государственные образования Сред.Азии", в кн. "Древние цивилизации Евразии", М., 2001] был индусам известен как основатель научной и философской школы, одной из четырех, считавшихся Каутильей достойными упоминания. Происходит Кавья Ушанас из рода Бхригу [см. «Артхашастра», М., 1993]… Повествование Книги Исход (Ветх.завет) об «отступлении» ЧермнОго моря перед идущими с похищенным златом из Египта евреями, «возвращении» его - сомкнувшего воды над погоней фараона, помимо легендарности содержания, нимало не подтверждается памятниками Египта. Но первоисточник, откуда в 700-х годах до н.э. [Р.Нудельман «Загадки Кумрана», Ростов н\Д, 2007] компиляторами текста Ветх.завета  мог плагиаторски черпаться сюжет, можно назвать, и он – описывает события реалистически. Это – эпические (18-й, 33-й, 83-й) гимны 7-й мандалы Ригведы [«Ригведа», ч. 2-я, М., 1995]. Они повествуют о войне раджи Судаса с коалицией противников: племенами Якшу, шигру, турваша, Шива, Алина, бхаланас, пактха, друхью, бхригу и др.. Враги прижимают царя к разлившейся реке. Риши Васиштха взывает к Индре, присутствующему в тот момент в ином краю, при жертвоприношениях иных певцов, и речью служителя - бог переносится на помощь арьям, обмелив реку перед ними и вновь наполнив ее водой, когда вослед Судасу устремляются его преследователи. Их добивают воины…

В отличье от наби Моисея, рассказ риши правдоподобен: реки с верховьями в горах, наполняясь ливневым дождем, могут переполняться и вновь мелеть очень быстро, я сам видал подобное на Кавказе. Меж перечисленных племен, индолог Харит Кришна Деб опознал известных египетским анналам акайваша (ахейцев), шардана (сардинцев), турша (тирренцев - этрусков) [С.-К.Чаттерджи «Введение в индоарийское языкознание», М., 1977, с.81]. Так же опознаются бхригу – фригийцы [там же, с.51].

Этнический размах не должен удивлять, если мы примем, что Веды складывались задолго до вторжения арийцев на Индостан [см. С.Радхакришнан «Индийская философия», М., 1993, т. 1-й, с.604], лишь вторично привязанные к местной топонимике, перенесенной с топонимики арийской древнейшей родины. Многим арийским языкам знаком термин, в латышском языке означивший пастушеского духа, связанного с коневодством, Усиньша (слова того же корня: литовский по происхожд. Авсень, лат. A
urora, др.-англ. eastre, наше утро и польск. юстро). Но лишь мифам Эллады и Ведам знакомо имя антропоморфной утренней зари Эос – Ушас, и по заключению исследователей, последний образ – «вставной» для Ригведы, заимствован из эллинских источников [Елизаренкова, Топоров, 1964].

Традиционная хронология датирует битву на поле Куру, участники которой цитируют Ушанаса, Х веком до н.э.; и согласно И.В.Пьянкову, Арджуна был известен Фирдоуси, как мазандеранский див Арженг. Мазандеран же понимался им шире теперешнего - включая и Индию.

Зависимость Махабхараты от греческих текстов - не только гомеровского, но и догомеровского времени (Фиванского цикла), тема отдельная. Терминология митаннийских текстов показывает пребывание индоарийцев в Двуречье уже в 1700-х г.г. [Чаттерджи, 1977, с.51], и фригийская параллель Вед как будто встретит затруднение, ибо считается, фригийцы вторглись в Анатолию лишь после Троянской войны. Но аутентичная традиция гласит об обитании их в Троаде уже в долаомедонтовы времена, лишь усиленном притоком родичей из Европы после 1200-х г.г. [А.И.Немировский "Троя после Троянской войны", Вестник МГУ, сер.истор., №5, 1999, прим.41]. Малоазийским - фригийским считается происхождение династии Пелопидов, ок. ХУ в. до н.э. воцарившихся в Элладе, что подтверждают хеттские анналы [см. Л.А.Гиндин, В.Л.Цымбурский "Гомер и история Восточного Средиземноморья", М., 1996, гл. 2-я]. Имя хтонического индийского божества Куберы - восходит к званиям переднеазиатских жрецов кабиров и корибантов [А.И.Немировский «Мифы древности. Эллада», М., 2000, с.62]. Ведийский диалект, по выводу А.Мейе, принадлежит западным индоарийским диалектам - снимая противоречие.

В индийском языке сохранялось придыхание – не воспроизводящееся греческим произношением чуждого этнонима, наряду с оглушением его. «Геродот [кн. 7-я, 73] говорит следующее: «Фригийцы, по словам македонцев, назывались бригами (бригес). Когда они перебрались в Азию, изменили они с землей и свое имя – стали фригами (фрюгас)». Как мы видим, изменение незначительное: первоначальное твердое «б» превратилось в мягкое «ф» - явление и по сей день обычное, вспомним произношение русских слов немцами. Попав в иное [анатолийское – родственное германскому] фонетическое окружение, бриги превратились во фригов. У нас, однако, есть основания думать, что и первоначальное их название не дошло до нас в точной огласовке» [С.Лесной «Откуда Ты, Русь?», Ростов н\Д, 1995, с.173]. А Брегальница это древний город в Македонии - на Брегалнице (восточный приток Вардара), у водораздела с Струмицей [см. «Македония. Сборник документов и материалов», София, 1980, с.62], - не у моря - на речках, в именах сохранивших древнеевропейскую фонетику, равно этимологизируясь из германского (языка кентум) и славянского (сатем) языков [Р.А.Агеева «Происхождение имен рек и озер», М., 1985, с.с. 79-80, 88]. Имя Брегальницы раскрывает правильную огласовку. Независимо, опираясь на средневековые источники и труды германских этнографов [Лесной, 1995, с.с. 167-168], С.Я.Парамонов полагает диалектное родство фригийцев и славян для той (3 тыс. л.н.) эпохи [там же, с.174]. И археологические свидетельства миграции далеко на восток носителей доскифской культуры Украины и культур Дунайского галльштата имеются, керамика этих типов, в частности характерная для Бельского городища, встречается среди чуждых ей типов ранне-хорезмийской керамики, на что давно обратили внимание специалисты [Толстов, 1949, с.с. 132-138].

Сохранились анатолийские – хеттские и палайский гимны Аруне (слово однокоренное славянскому пар- [см. А.Г.Кузьмин (под ред.) "История России с древнейших времен", М., 2002, кн. 1-я, с.88]) – богу Солнца, встающему из моря. Индусы запомнили его - как владыку космических вод Варуну [Иванов, 1962]. Древние связи индоарьев, достоверно пришедших в Месопотамию уже к 1800 г. до н.э. [Чаттерджи, 1977, с.51], таким образом, рисуются западные, показывающие их путь, вероятно, даже не через Каспийско-Черноморский перешеек, а через Балканский и Анатолийский п-ва.

Р.Жданович

*Эта работа Василия Алексеевича, в отличье от опубликованных в том же самом сборнике «Дако-сарматских элементов в русском народном творчестве», предельно малоизвестна. Такой прием замалчивания как-то простителен для немецких авторов – под жестким диктатом цензуры Штази [см.
Н.Н.Казанский, Предисловие к кн. Н.С.Гринбаум "Микенологические этюды", СПб., 2001, с.8] до кон. ХХ века не представлявших себе назначение двойных штевней древнегерманских судов [Й. фон Фиркс «Суда викингов», Л., 1982], благо иностранные историки русских ученых не читают. Но не упомянута она и библиографическим списком Елены Кузьминой, входящей в число его популяризаторов [Кузьмина «Время истории Волго-Уралья»\ «К столетию периодизации В.А.Городцовым бронзового века Вост.Европы», Самара, 2001] и широко применяющей его наблюдения над характером использованной проекции колесничных изображений.

Доказательство андроновского происхождения индусов выстраивается «комплексно», анализом «совокупности» материалов [Е.Е.Кузьмина «Материальная культура племен андроновской общности и происхождение индоиранцев», Киев, 1988, автореф.докт.дисс.]. Хотя еще Глеб Жеглов констатировал, что как улика пистолет, из которого совершено убийство, перевешивает все прочие улики, и скажем, антропологи прекрасно знают что таксономическая ценность размерений сильно различна… (здесь и дал. Прим.авт.).

**Дополнительно индусов – провозглашенных потомками андроновцев подвело то, что Андроновская культура располагалась преимущественно на территориях Казахстана, а Срубная – РСФСР, народу которой не полагалось иметь древних предков, в отличье от казахов.

***Сия, изданная едва ли не крупнейшим тиражем среди его изданий, работа Алексеева, меж полутора десятков цитируемых трудов академика - отсутствует. И не мудрено понять, почему. На с.с. 249-251 В.П.Алексеев опровергает постулат, самоочевидный еще Г.Ф.Дебецу, о монголоидной миграции с юга – из Китая (Карасукская культура), как причине пресечения Андроновской ок. 1000 г. до н.э.. И находки ВЕЩЕЙ это подтверждали. Но более глубокий анализ антропологических материалов показал, что грацильные брахиморфные пришельцы, соотношения градиентов роста костей которых было противоположны андроновским, принадлежали не монголоидной, а европеоидной центральноазиатской расе (напоминая современных таджиков), распространяясь не с юго-востока, а с юго-запада. Открытие «фашистского» факта европеоидности древнего населения Центр.Азии принадлежит Г.Е.Грумм-Гржимайло – фигуре, для отечественных историков и антропологов почти что запретной. Здесь его оказалось возможным подтвердить на страницах издания «Советской России», независимой от ведомственного цензурирования издательства «Наука».

· Вернуться на страничку новостей

Перепечатка материалов разрешена. Ссылка на газету и сайт обязательна.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
© За Русское Дело.